В Башкирии сёстры, брошенные матерью и выросшие в детдоме, судятся с мэрией за жилье

В Башкирии сёстры, брошенные матерью и выросшие в детдоме, судятся с мэрией за жилье

10 июля, 17:06ОбществоТатьяна МайороваPhoto: Mkset.ru
Две совсем юные девушки из башкирского Благовещенска вынуждены скитаться по углам, пока чиновники обещают им положенное по закону жилье.

8 июля юная жительница башкирского города Благовещенска Лиана Агзамова более двух часов просидела на асфальте напротив входа в администрацию Благовещенского района.

— Ко мне даже никто не вышел, только полицию прислали проверить мои документы. Да и то, наверное, чиновники больше беспокоились не обо мне, а о своей безопасности. Может, подумали, что я — какая-то шахидка? — грустно пытается шутить Лиана — зеленоглазая хрупкая девушка с тонкими чертами лица.

Правда, подошла какая-то женщина, сказала, что работает в администрации, и у нее сердце кровью обливается при виде сироты. Позвала уйти с солнцепека в тенёк, потом покормила Лиану в кафе и посоветовала пожалеть здоровье и ехать домой. Лиане хочется верить, что поступок той женщины был искренним и что она реально решила ей помочь, а не выполняла поручение начальства убрать с глаз долой сироту, компрометирующую власти.

…Сидение на асфальте перед муниципалитетом — это была её личная акция протеста: против равнодушия муниципальных властей, нерасторопности судебных приставов да и против всей её жизни, которая почти с самого рождения, как говорится, «бьёт ключом и всё по голове».

Лиана и Элиза Агзамовы из Благовещенска — родные сестры. Обе — очень красивые, умные и хорошо воспитанные девушки. Это видно сразу. Обе относятся к категории выпускников детских домов, которые не спились и не загуляли, а стараются изо всех сил выжить, несмотря на беды, свалившиеся на них. Самая большая их проблема связана с жильем.

Лиане — 21 год, Элизе — 19 лет. Имена, красивая внешность и жизнь — за это они могут благодарить свою маму. Больше, пожалуй, не за что. Потому что девочки 15 лет назад попали сначала в приют, а потом в детский дом. А их пьющая мама, родившая дочек от разных мужчин и давно лишенная родительских прав, всё это время «устраивала свою личную жизнь».

Как складываются судьбы дочек, похоже, их родительницу волновало меньше всего на свете.

— Мы не виним её особо ни за что. Каждый строит свою жизнь как умеет. Она вот так решила жить. Ей так нравится, — рассуждает Лиана. — Правда, было все-таки обидно слышать от мамы, что мы ей испортили жизнь, что мешали ей устроить своё личное счастье. Причем она так говорила и когда мы были маленькие, и когда мы уже жили в детском доме, и когда выпустились из него. Сейчас вот она вообще уехала куда-то, опять, видимо, на поиски счастья.

Сейчас Лиана живет в комнатке малосемейки, доставшейся от матери вместе с непомерными долгами. Непутевая мама накопила коммунальных долгов на сумму 215 512,81 рублей. Теперь, когда она исчезла из Благовещенска, бремя долгов легло на плечи дочерей.

— Самое главное — что мы теперь должны заплатить за время, которое фактически в этой квартире не проживали. Мама не сообщала управляющей компании, что живет одна, а мы находимся в детских домах, в итоге теперь у меня заблокирована карта, — рассказывает Лиана.

Девушка прошла по всем инстанциям со своими документами, показала, что не жили они с сестрой почти 15 лет в этой 14-метровой комнатке. Пыталась доказать, что неправильно требовать с них с сестренкой долги за маму, которая по закону им таковой уже практически не является.

— Недавно звонила женщина то ли из администрации районной, то ли от судебных приставов и сказала, что на основе представленных мной документов вроде бы есть возможность списать мамины долги за жилье, — говорит девушка.

Но пока суд да дело, Лиана не может никуда устроиться на работу и вынуждена перебиваться случайными заработками. Она поступала в педучилище, но вскоре поняла, что это не её призвание, и решила не терять время и забрала оттуда свои документы. Надо бы подумать о дальнейшем образовании, но слишком много текущих проблем.

— Вот разберусь со всем этим, и тогда уж поступать буду, — мечтает она. — Может, и на юриста. Пока занималась защитой своих прав, поняла, насколько важно разбираться в законах, чтобы заботиться и о своей безопасности, и о своих близких.

У сестренки Элизы с учебой все сложилось более удачно. Она отучилась на дизайнера одежды, в свою работу влюблена. Пока училась, жила в общежитии, но вот после выпуска принесла свои вещи всё в ту же 14-метровую комнатку, где Лиана постаралась уничтожить следы былых родительских гулянок и сделала небольшой ремонт.

Лиана готова была бы даже отказаться от этой комнатки и вернуть ее властям в счет долгов за коммуналку, но куда же они с сестренкой пойдут? Как детям, оставшимся без попечительства родителей, им полагается жилье после выпуска из детского дома и достижения 18 лет. Девочки выпустились из разных детдомов: Лиана — из Благовещенского, Элиза — из Бирского.

Младшей повезло больше — из детдома в большую жизнь ее выпустили с пакетом готовых документов, которые девочке осталось только отнести в администрацию и встать в очередь. Сегодня она уже 38-я по счету.

Лиане никто такого пакета документов в детдоме не выдал. Пока она училась в педучилище, время шло, заниматься самостоятельно сбором документов было некогда. Данной проблемой она озаботилась недавно, поэтому стоит в «сиротской» очереди на жилье под номером 108. Девушка обращалась в суд, который в прошлом году вынес решение о том, что муниципалитет обязан обеспечить ее жильем. Но с тех пор так ничего и не изменилось.

Впрочем, у нас сложилось впечатление, что в Благовещенском районе номер очереди при решении жилищного вопроса сирот решающей роли не играет. Еще одна выпускница Благовещенского детдома Диана Правикова, воспитывающая дочку-инвалида, тоже имеет на руках решение суда, но квартиру ждет уже несколько лет.

Медиакорсеть попросила прокомментировать ситуацию заместителя главы администрации Благовещенского района по социальным вопросам Ильшата Давлятянова.

— Мы не можем из госбюджета оплатить долг за материнское жилье, который накопился за квартиру Агзамовой. Возможно, там есть пути для его списания, но такие вопросы надо решать официально, — пояснил он. — Вообще все виды поддержки сиротам и детям, оставшимся без попечительства родителей, предоставляются через Республиканский центр социальной поддержки населения по заявлению.

По поводу предоставления Лиане и Элизе Агзамовым (как, впрочем, и Диане Правиковой) новых квартир Ильшат Давлятянов ничего конкретного пояснить не смог.

— Квартиры сиротам у нас выдаются по очереди, в которой вместе с ними стоят и другие дети, оказавшиеся в такой же ситуации. Данный список очередников у нас постоянно проверяет прокуратура. Мы не можем никого передвинуть ни вперед, ни назад. Как только нам поступают из республиканского бюджета деньги на квартиры для сирот, мы их покупаем и предоставляем сиротам в соответствии с очередностью. Очередь движется, но, конечно, не такими темпами, как хотелось бы. Вот в прошлом году выделяли, по-моему, девять квартир сиротам, - уточнил чиновник.

Сестренки настроились бороться дальше. Они записались на прием к уполномоченному по правам ребенка РБ Милане Скоробогатовой, будут готовить письма в адрес главы республики Радия Хабирова, в региональный Совета по правам человека и другие инстанции. Часть заработанных денег Лиана отложила на оплату услуг юриста, оставив себе совсем немного средств только на проезд и скромную еду.

— Мы справимся. Постараемся пробить эту стену равнодушия. Мы не виноваты, что так сложилась наша жизнь, что сразу после рождения мы оказались не нужны маме. Мы просто стараемся выжить, — сверкая зелеными глазищами, говорит Лиана Агзамова.

Напомним, по официальным данным, в Башкирии более трех тысяч детей-сирот и детей, оказавшихся без попечения родителей, пока остаются без жилья. Им приходится ждать в очереди на жилье от трех до семи лет. Даже судебные вердикты не помогают быстро решить данный жилищный вопрос. Прокуратура старается держать его на контроле, но пока это мало помогает.

Ранее мы подробно рассказывали о похожих проблемах Фирдауса Шайхутдинова из Белорецкого района, которому местные власти выделили гнилой дом, не пригодный для проживания, а также историю сироты Натальи Зыряновой, живущей с сыновьями-школьниками в бане у знакомых.

Тем временем в Ишимбайском районе организована доследственная проверка после сообщения о невыдаче жилья детям-сиротам, которые остались без попечения родителей, а на бывшего главу Белорецкого района Владислава Миронова и еще нескольких местных чиновников возбуждено уголовное дело по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями при выделении жилья сиротам.

Глава Башкирии Радий Хабиров в июне сообщил, что специалистами Госкомстроя РБ разрабатывается нормативный акт, который будет четко регулировать критерии благоустроенности жилья для сирот.

…А пока бездомных выпускников детских домов с каждым годом становится всё больше и больше.

Медиакорсеть следит за судьбами сестер Агзамовых и других сирот.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter