На пересдачу: какие проблемы дистанционного обучения в Башкирии не удалось решить

На пересдачу: какие проблемы дистанционного обучения в Башкирии не удалось решить

8 мая, 13:28ОбществоАндрей КоролевPhoto: Медиахолдинг 1Mi
Вопросы, которые вернутся к новому учебному году, если пандемия коронавируса не пойдет на спад.

До завершения учебного года для школьников осталось всего пара недель, студенты будут корпеть чуть дольше. И среднее, и высшее образование надеется, что к осени режим самоизоляции либо снимут совсем, либо ослабят настолько, что можно будет вернуться к привычной форме обучения. Несмотря на многочисленные пресс-релизы о работающей, в целом, системе, в сфере образования остается ряд ключевых проблем, которые в Башкирии решить не удалось. Не решатся они и к осени и, скорее всего, даже в амбициозную «пятилетку» — все будут заняты восстановлением бюджетов из похудевших кошельков налогоплательщиков. Этому, как известно, в школах не учат.

По техническим причинам

Как сообщил на оперативном совещании в правительстве РБ министр образования РБ Айбулат Хажин, в начале мая количество детей, охваченных онлайн-обучением в регионе, увеличилось до 409 тысяч человек (это около 86% всех школьников Башкирии). Ведомство продолжает отчитываться о расширении охвата и, в частности, вручении гаджетов тем, кто в них нуждается. Где-то между строк остается непрописанной мысль о том, что эти устройства большинству малоимущих и многодетных семей были необходимы и раньше — все для того же выполнения домашних заданий, но это было в прошлой жизни. Так или иначе проблема необеспеченности техникой — это вершинка айсберга. Так, в условиях всеобщей домашней изоляции — которую, впрочем, в Башкирии без особых последствий нарушают — оказалось, что сети в регионе не выдерживают такой нагрузки — даже в Уфе. Дошло вплоть до того, что власти Башкирии обратились к жителям республики с просьбой снизить потребление интернета во время школьных уроков. Удаленно работать родителям счастливых учеников, видимо, нужно с помощью голубиной почты и телефонограмм.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

Необходимость быть онлайн также выявила застарелые проблемы, на которые раньше можно было смотреть сквозь пальцы. Например, широкий резонанс получила ситуация в Кигинском районе, где школьники и студенты были вынуждены ездить к трассе, где интернет-сигнал позволял скачивать домашние задания.

— У нас в деревне нет условий обучатся дистанционно, — отмечали местные жители. — Скорость интернета 100 килобит в секунду. Мы не можем загружать задания и отправлять их вовремя. Чтобы открыть одно задание, надо ждать около двух часов. Межевская дорога стала местом обучения наших ребят. Можете приехать посмотреть, сколько машин стоят на дороге — и в них дети сидят с ноутбуками.

Примечательно, что, по информации Интерфакса, претензий и жалоб в настоящее время в отдел образования района нет. При этом за короткие сроки связь там наладить не получится, герои новости, судя по всему, продолжают ездить к трассе за интернетом, а министерство цифрового развития РБ считает, что связи 2G вполне достаточно, чтобы загрузить домашнее задание. Что ж, «на троечку», как заметил глава региона. Очевидно, подобных историй не одна и не две.

Уроки по телевизору

Помимо технических моментов, есть проблемы методические — и они во многом связаны с наличием квалифицированных кадров, в данном случае — педагогов не только талантливых в плане работы с учениками, но и хорошо владеющие цифровыми инструментами.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

Заместитель директора АО «Деловая среда» Алексей Грищенко считает, что сейчас ни родители, ни учителя, ни ученики не готовы к онлайн-обучению, поскольку при такой форме обучения важна мотивация и самодисциплина, удержание внимания ученика, а для этого нужны технологические и методические решения, а также специально подготовленные кадры.

— С одной стороны, дети рождаются уже с телефоном в руке, не вылезают из ютуба, то есть это готовые юзеры. С другой, сейчас для них онлайн обучение — это скука. Сначала они полдня дома делают классную работу, потом домашнюю, а по факту они весь день сидят и делают «домашку». И у многих еще родители параллельно объясняют то, что должен объяснять учитель. Одна из опасностей в том, что у детей может сформироваться впечатление, что этот формат — скучный, трудный и бесполезный. В этом смысле есть риск, что у них в дальнейшем будет аллергия на онлайн-обучение.

По мнению Алексея Грищенко, у школ обнаружился дефицит интересных онлайн-форматов — нет интерактива, тренажеров, игры.

— Сейчас учитель записывает классную и домашнюю работу в электронном дневнике, родители отправляют ему в whatsapp фото выполненного задания, учитель ставит оценку. А дистанционное обучение должно быть существенно интереснее, чем очное. Плюс отдельный вопрос с кадрами. Есть кадры зрелого возраста — ответственные, компетентные, но с низкой цифровой грамотностью, а есть более молодые и продвинутые, но они еще не нашли себя в жизни и им зачастую неинтересно создавать новые форматы.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

Стоит отметить, что к прошлому учебному году в Башкирии не хватало 1500 учителей, причем работающих молодых учителей (не старше 25 лет) в регионе всего 3%, основную часть — чуть больше половины всех учителей республики — составляют преподаватели от 40 до 54 лет. Каждый четвертый учитель Башкирии — пенсионер. По данным мониторинга научных кадров высшей квалификации за 2019 г., четверть работников вузов с ученой степенью за последние три года ни разу не проводили удаленно или по видеосвязи учебные и научные мероприятия и не участвовали в них. Так что там с инновационными методиками?..

Президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов отметил, что в целом в стране есть минимальные, но не достаточные условия для качественного онлайн-образования:

— Онлайн — это не передача изображения преподавателя, который выступает перед аудиторией. Онлайн требует принципиально иного подхода к организации учебного процесса, нарезки его на очень небольшие кванты по 5-10 минут, смешивание различных видов деятельности в этом кванте. Здесь поддерживание внимания тяжелее, чем в оффлайне, без ощущения личного присутствия — и это гораздо более тяжелая задача. Да, технические средства — это дорогая часть, но там особенно изобретать нечего, а вот какое содержание предложить — это вызов для всех образовательных учреждений.

При этом Андрей Шаронов подчеркнул, что наверняка утверждать, как сложится система образования в стране после пандемии, сложно: скорее всего, онлайн-контент будет нарастать, но это будет смешанное обучение, в котором будут элементы и онлайна, и оффлайна.

— Если школы и университеты нужно заставлять переходить в онлайн, значит они в принципе не видят преимуществ онлайн-обучения. И в какой-то момент студенты поймут, что они могут включить компьютер и слушать не учителя, который десятилетиями читает одну и ту же лекцию по одной и той же бумажке, а профессора из Гарварда, который при этом может быть успешным предпринимателем, у которого весь мир что-то покупает. И эта угроза должна подтолкнуть к развитию.

Впрочем, учителям, которые привыкли работать на несколько ставок, в том числе и на непрофильных предметах, подобная многозадачность придется, видимо, впору. Напомним, доплат за объем работы, увеличившийся в несколько раз, речи пока не идет.

Вместо эпилога

Насколько удовлетворительно оказалась построена новая форма обучения, отчасти покажут выпускные экзамены и проверочные работы. Но и проверка знаний оказывается большой проблемой, над решением которой сейчас думают школы и вузы региона. Перенесенные на июнь ЕГЭ уже думают еще раз отодвинуть — на более поздний срок, и это понятно: в условиях пандемии подобное массовое мероприятие может быть чревато новыми вспышками заболевания, а онлайн формат в настоящих условиях не так уж эффективен, учитывая, что открывается огромное пространство для быстрого поиска ответов в сети. Выбор между безопасностью и строгостью проверки очевиден. Значит, преподаватели сделают вид, что система работает, а ученики — что честно взяли решение и ответы из головы. Впрочем, ничего нового.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter