О чем молчат руины: защита старых домов в Башкирии принимает странные формы

О чем молчат руины: защита старых домов в Башкирии принимает странные формы

8 мая 2018, 14:50ОбществоРустэм Башкирцев
У ситуаций со спасением памятников культуры от сноса обнаружилась еще одна сторона, на которую прежде предпочитали не обращать внимание.

Медиакорсеть рассмотрела более подробно несколько скандальных прецедентов, возникших в последнее время вокруг сноса старинных домов. Зачастую информация об архитектурной «ценности» объектов появилась внезапно и именно в тот момент, когда застройщик уже вложил немалые средства в освоение территории.

Все три примера, о которых мы намерены сегодня рассказать, связаны с Уфой, на карте которой сейчас явно ощущаются несколько «горячих точек», связанных с локальным противостоянием строителей и общественников.

Арт-квадратная проблема

10 апреля прошел пикет против продолжения строительства так называемого «Арт-квадрата», призванного превратить квартал, ограниченный улицами Ленина, Мустая Карима, Коммунистической и Чернышевского в Уфе, в культурно-досуговую зону под стать московскому Арбату. Тем не менее на плакатах, которыми вооружились участники пикета, были начертаны требования «остановить незаконную стройку», «вернуть архитектурное наследие» и «убрать руки прочь от нашего двора».

Участники пикета пояснили журналистам, что вышли на улицу с плакатами, в том числе и потому, что опасаются: в процессе «реконструкции» будет разрушен архитектурный памятник - здание на улице Чернышевского, 88. Этот дом охраняется государством, как внесенный в реестр культурно-исторических объектов, и для того, чтобы проводить здесь строительно-монтажные работы, требуется разрешение министерства культуры.

Как пояснили представители компании-застройщика, они не знают, откуда у активистов такая информация – что здание может быть снесено и на его месте возведен высотный дом, ведь здание представляет собой далеко не руины, часть его занята под торговые точки и находится во вполне нормальном состоянии.

- Мы не сносим, не надстраиваем, не увеличиваем ни одного здания, в том числе и памятники архитектуры. Наша цель - сохранить и восстановить все здания, относящиеся к старой Уфе, чтобы воссоздать атмосферу старого города, например, уют низких дворов, - рассказал Медиакорсети руководитель проекта «Арт-квадрат» Рим Бикмаев. – Что же касается пикетов и митингов, то, возможно, это естественная реакция людей в виде сопротивления изменениям. Они не хотят менять привычный уклад. Для них лучше как было - заброшенный, забытый всеми квартал, но они так привыкли.

Напомним, в прошлом году застройщик-компания «Молл» обязалась создать в данном квартале «творческий кластер», на территории которого разместятся офисы, магазины, кафе, рестораны, мастерские, художественные салоны, коворкинг-зоны и другие общественные и творческие пространства. Планы по реконструкции квартала, сформулированные застройщиком еще в прошлом году, нашли понимание и одобрение у городских властей и главы Башкирии. И Ирек Ялалов, и Рустэм Хамитов не раз побывали на стройплощадке и лично проверили ход работ. Каждый из них обратил внимание застройщика на то, чтобы не были ущемлены права местных жителей.

Но, исходя из последних событий, создается впечатление, что в защите, скорее, нуждается сам застройщик, нежели местные жители. Так, жильцы домов, которым посчастливилось оказаться в эпицентре будущего «Арт-квадрата», уверены, что у бизнесменов нет не только разрешения на строительство, но и утвержденного проекта. Как сообщали СМИ, факт проведения строительных работ на объекте культурного наследия без разрешения минкульта РБ зафиксировали в прокуратуре Ленинского района столицы Башкирии. Надзорное ведомство обратилось в суд с требованием приостановить деятельность строителей.

При этом, как пояснил руководитель проекта «Арт-квадрат» Рим Бикмаев, в любом случае люди останутся в выигрыше.

- Да, конечно, есть среди жильцов и те, кто за наш счет хочет решить свои меркантильные задачи и пытается продать нам свою жилплощадь за 150-200 тысяч руб/м2. Но мы всех местных жителей сразу предупредили, что готовы покупать у них недвижимость на рыночном уровне, с премией не выше 10%, дороже выкупать нам просто нет смысла, - уточнил текущую ситуацию Рим Бикмаев. – Наше экспертное мнение: после комплексного благоустройства стоимость 1м2 в рамках «Арт-квадрата» вырастет от 10 до 30% в зависимости от места и этажа – это касается и жилых помещений с перспективой их перевода в нежилое или для коммерческого использования – например, под хостелы или сдачу в аренду для гостей, студентов.

Тем не менее если в прошлом году представители компании-застройщика надеялись провести основные работы до 2018 года, то теперь, на фоне последних событий, сроки реализации проекта отодвигаются на неопределенное время.

Двухэтажный парадокс

События вокруг Дома Кочкина, расположенного по улице Аксакова, 81 в Уфе, также в свое время получили широкий резонанс. Защитники старины активно добивались выноса запрета на снос здания и достигли определенных успехов. Здание было внесено в Единый госреестр объектов культурного наследия народов России.

Однако затем ситуация кардинально изменилась. Застройщик обратился в суд и выиграл процесс, статус памятника архитектуры с дома был снят. Руководитель компании-застройщика ПСК-6 Андрей Носков рассказал Медиакорсети об обстоятельствах дела.

- Начнем с того, что этот дом первоначально не имел статуса памятника истории и культуры, а числился в категории выявленных - то есть его внесли в список потенциальных памятников, что предполагало придание ему охранного статуса до получения результатов экспертизы. Оппонентам застройщика удалось добиться признания дома Кочкина памятником через суд, но потом дело приняло совершенно неожиданный оборот. Мы доказали в суде, что во-первых, экспертиза была проведена с нарушением закона, без организации торгов. Во-вторых, человек, который проводил экспертизу, совершил должностное преступление – в документе, в котором в 1981 году специалисты сделали отметку о том, что дом Кочкина не представляет исторической ценности, он заклеил частицу «не» и отсканировал документ с новым содержанием, - рассказал Андрей Носков. - Позднее выяснилось, что за шумом вокруг дома Кочкина, организованным в СМИ, скрывался материальный интерес директора ближайшего в дому Кочкина автосервиса. Этот человек, собственно, и обратился в СМИ с сообщением о разрушении «памятника архитектуры». Начались пикеты, громкие телерепортажи с разоблачениями и т.д. Тем временем в процессе более подробного разбирательства выяснилось, что этот предприниматель находился в розыске в Узбекистане за покушение на убийство, а в Уфе за ним накопился долг за аренду помещений автосервиса в размере 350 тысяч рублей. Мы выкупили этот долг и только после этого смогли выселить скандального коммерсанта, а затем и снести спорный старый дом.

Правозащитники, правда, на этом не успокоились и продолжали взывать к горожанам при помощи петиций и прочих публичных выступлений.

- В настоящее время исторический центр Уфы теряет свой облик. Ювелирную, кропотливую, сложную, дизайнерскую работу 19-20-х веков, бесстыдно, варварски уничтожают - подсовывая нам бездушные железно-бетонные стекляшки. Это действие подобно тому, когда завоеватели Северной Америки путем обмана и лжи предлагали цветные стекляшки в обмен на золото коренным жителям Америки. Ситуация схожая, за исключением того нюанса, то что мы все реально осознаем факт обмана и допускаем это, - написал в интернете общественник Ровшан Хаитов. - Если каждый из нас не останется равнодушным, к подобному уничтожению души нашего города, тем самым мы сделаем его, и нашу культуру богаче, светлее и ярче. Это нам под силу. Ведь наш город является частичкой каждого из нас. Мы вправе остановить варварское уничтожение истории, так как это наш с вами город.

Впрочем, вскоре шум вокруг сноса дома Кочкина улегся, и таким образом инцидент был исчерпан.

У Андрея Носкова при этом есть на руках все документы, подтверждающие его правоту.

- Если говорить о памятниках архитектуры, то это нужно делать обоснованно. Тот факт, что дом был построен в определенный период времени, не является основанием для объявления его памятником истории и культуры. Посмотрите на фотографиях, как выглядел дом Кочкина. Там не было никаких декоративных элементов, которые могли бы представлять ценность. Обычный ветхий кирпичный дом, - считает предприниматель.

Выявленные развалины

Похожая история складывается сейчас и вокруг дома на улице Бехтерева, 4, в районе Сергиевского Собора. В данном случае речь идет о доме, который также пока имеет статус «выявленного». Причем, как оказалось, данный статус дому был присвоен 24 года назад. С тех пор судьбой дома ни чиновники, ни общественники больше не интересовались вплоть до того момента, пока не встал вопрос о его сносе и освобождении места под новостройки.

3 апреля прошли публичные слушания о застройке данного микрорайона. Когда зашла речь о доме №4, представитель застройщика рассказал, что ему удалось достичь договоренности с жильцами дома о выкупе их доли собственности. Вырученные от этой сделки средства позволяют семьям решить свой квартирный вопрос и поправить свое материальное положение. О том, что дом может представлять историческую или культурную ценность, жильцы были не в курсе. По крайней мере, так они сказали застройщику. Обвинять их в лукавстве нет оснований, потому что информации о том, что дом включен в список выявленных памятников, нет даже в Росреестре, где по идее должна быть собрана наиболее актуальная информация об объектах недвижимости.

- Мы даже не могли заподозрить в этом ветхом строении памятник архитектуры, дом настолько покосился от старости, что проживание в нем стало реально опасно для людей. И они были очень рады получить возможность решить свой жилищный вопрос, получив выплаты, - рассказал представитель компании-застройщика «Жилстройинвест» Иван Зорин.

В дальнейшем события могут развиваться двумя путями: либо дом все-таки не будет признан памятником архитектуры и после его сноса на этом месте будет продолжена застройка по проекту, либо застройщику придется менять план застройки и требовать обратно деньги с жильцов, а им, соответственно, суждено будет отказаться от приобретенного нового жилья и возвращаться в старый покосившийся дом. Как говорят юристы, если ситуация будет развиваться по второму сценарию, вопрос должен решаться через суд, где неизменно будет установлено, что соответствующие госструктуры ненадлежащим образом исполняли свои обязанности по защите дома, не известив о его статусе все заинтересованные стороны – как минимум, Росреестр и жильцов, которые, не зная о статусе дома, многие годы творили с ним что хотели – делали пристрои, ломали и возводили перегородки и стены. Таким образом от оригинального строения до наших дней дожили только две стены.

- Дело в том, что у нас есть опыт застройки кварталов с историческими зданиями – например, на углу улицы Ленина и бульвара Ибрагимова. Речь идет о доме Самоделкина и доме Князевых. Проектировщики и строители постарались их максимально сберечь. Дом Самоделкина будет сохранен полностью, а дом Князевых, который был сильно поврежден пожаром еще в 2014 году, до нашего прихода на этот участок, будет восстановлен частично, - уточнил Иван Зорин. – Но в тех случаях речь шла о строениях, которые действительно представляли собой интерес как примеры зодчества. О доме на улице Бехтерева, 4 ничего подобного сказать нельзя. Решение, конечно, должны принимать эксперты, надеюсь, они будут руководствоваться при этом законом и здравым смыслом.

Память и памятники

Апрель текущего года оказался насыщен подобными историями, связанными с защитой памятников. И это обстоятельство не могло не привлечь к себе наше внимание. Медиакорсеть не раз публиковала информацию о ситуациях с защитой памятников архитектуры. Мы не боимся высказывать свое мнение, даже если оно кому-то придется не по нраву. Но вот в данном случае наша точка зрения на ряд моментов, связанных с сохранением памятников архитектуры, может не совпасть с позицией уважаемых общественников.

При взгляде на некоторые из них в последнее время мы стали все чаще задаваться вопросом: а в чем заключается ценность того или иного дома, вокруг которого разгорелся сыр-бор? При отсутствии какой-либо уникальной лепнины или деревянных резных элементов дома по прошествии многих лет совсем обветшали и стали представлять угрозу для людей. Почему бы все-таки не признать тот факт, что они отжили свой век и с ними пора проститься, а не устраивать пикеты и водить хороводы вокруг ветхих строений?

История с домом на Бехтерева, 4, который является обычным, ничем не примечательным зданием, в этом смысле наиболее показательна. Да, ему много лет. Да, он за свой век был свидетелем многих исторических событий. Но если брать во внимание эти причины, тогда вообще не стоит сносить ни один дом в городе. Вспомним эпопею со сносом ветхих домов на улице Заки Валиди на въезде в Уфу в начале 2000-х годов. Кто-нибудь теперь станет возражать, что нынешний облик этого микрорайона выгодно отличается от прежнего?

В Уфе пока накоплен не слишком большой опыт дискуссий о судьбах исторических городских кварталов, как, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде или других городах. Стоит пройтись по местным форумам и сразу понятно, что в Уфе подобное движение только набирает обороты. И все больше вопросов вызывают так называемые «выявленные памятники истории и культуры». О том, как в идеале должна строиться работа с такими зданиями рассказала Медиакорсети заместитель начальника Главархитектуры Уфы Галина Чеглинцева:

- Такие дома из категории «выявленных», действительно, подлежат охране, но только до того момента, пока не будут выполнены работы по их обследованию и экспертизе, подготовке паспортов объектов. Все зависит от заключения экспертов-профессионалов, которые дадут такую оценку. Если заключение будет отрицательное, то объект снимается с учета, а если эксперты признают дом памятником, то дальше уже он будет взят под госохрану и любые строительные работы на ста метрах от него должны будут согласовываться. С учетом ценности памятника и его состояния, речь может идти либо о капитальном ремонте, либо о реставрации части здания и приспособлении его, как объекта культурного наследия под лавку, кафе, аптеку, выставочный зал и т.д.

При этом Галина Анатольевна усомнилась, что возможна ситуация, когда и застройщик, и жильцы, и даже Росреестр пребывают в неведении относительно статуса дома. Однако пример дома по Бехтерева, 4 служит наглядным подтверждением, что подобное еще как возможно.

Еще один пример, который пока не стал предметом для митингов и публикаций в СМИ, привел руководитель ПСК-6 Андрей Носков.

- Мы располагаем информацией о том, что в северной части Уфы больше 200 двухэтажных домов подряд на участке между улицами Герцена, Первомайской, Ульяновых и Невского внесены в список выявленных памятников старины. Притом что эти несколько кварталов были построены в 40-50-ые годы. Экспертизу домов никто не проводит и, кажется, не собирается это делать. Когда в марте истек срок проведения обследования домов, их по новой несли в тот же список выявленных. Для чего это сделано? Я понимаю, что кинотеатр «Победа», восьмиэтажки или дворец имени Орджоникидзе действительно являются памятниками, но обычные ветхие двухэтажные дома какую ценность представляют? Возможно, в случае приступов ностальгии ому-то приятно возле них гулять. А о том, каково их жильцам, у которых протекают потолки и проваливаются полы, никто не задумывается. Я считаю такое отношение настоящей провокацией, диверсией, направленной против того, чтобы наш город рос и развивался. Я не против защиты памятников, но объективно: пусть этим занимаются профессионалы – ученые, историки, краеведы, правоведы, архитекторы, строители, а не только политики и общественники.

Тут уместно будет вспомнить прошлогодний случай, когда женщина сломала позвоночник, упав с гнилой лестницы. Уфу тогда показали по федеральному каналу и совестили городские власти из-за того, что не расселяют такие дома. Дом по Бехтерева, 4, к сожалению, по своему состоянию ничем не лучше.

Определенный и весьма жизнеутверждающий опыт накоплен за рубежом, вряд ли кто усомнится, что Европа, пережившая разрушительную Вторую мировую войну, знает толк в вопросе восстановления памятников. Об этом, кстати, не так давно обмолвился и глава администрации Уфы Ирек Ялалов на встрече с архитекторами. Ирек Ялалов напомнил, что на данный момент в Уфе насчитывается 800 памятников архитектуры. При этом важной задачей остается их сохранение. При этом он сравнил ситуацию в столице Башкирии с европейскими городами.

– В Стокгольме сохранили всего один деревянный двухэтажный дом. Специалисты как могут его поддерживают: делают специальные инъекции в древесину, чтобы она каменела. Остальное все зачищено. В Милане подход такой: кто владелец, тот и отвечает. У нас же большинство объектов культурно-исторического наследия – частные, не муниципальные. Как правило, они уничтожаются самими владельцами этих зданий, – отметил Ирек Ялалов и предложил ввести финансовую ответственность со стороны самих частных собственников памятников архитектуры.

Примечательно, что пока данная тема не получила своего развития и осталась на уровне реплики. Те же общественники лоббировать эту идею не спешат. И почему же? Пожалуй, весьма исчерпывающий ответ на этот вопрос дал нижегородский общественник Евгений Габелев, призвав земляков не доводить «любовь к отеческим гробам» до степени абсурда.

- Всегда будут существовать те, кто решит встать на защиту былого, не предлагая ничего взамен. Или предлагая то, на что не хватит средств. Либо то, что в принципе невыполнимо, хотя и прекрасно смотрится… Но лично я не могу понять, чем старая полуразвалившаяся от времени изба может быть лучше современного комфортабельного дома. Я не могу понять, чем старые, узкие, и кривые улочки, доставшиеся нам с допотопных времен, лучше современных проспектов. Тем более учитывая, что на них с утра до ночи не могут рассосаться пробки. И я не верю в сущностное преимущество старых деревьев, то и дело рушащихся на машины моих друзей, перед юными деревцами. Я думаю, это просто большой обман, - сформулировал свое мнение Евгений Габелев.

Очевидно, что ситуация вокруг старых домов может использоваться кем-то для того, чтобы просто побузить и напомнить о себе, кем-то – как средство шантажа чтобы получить некие привилегии от властей, а кем-то – для пополнения собственного кармана гонорарами от заинтересованной в скандале стороны. Обиднее всего в этой ситуации оказаться человеком, которого просто используют для достижения своих целей.

Медиакорсеть будет следить за ситуацией.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter