Между жизнью и смертью: дочь погибшей в огне журналистки из Уфы учится жить

Между жизнью и смертью: дочь погибшей в огне журналистки из Уфы учится жить

7 декабря 2017, 15:38
Общество
Татьяна Майорова
Photo: Татьяна Майорова / Mkset.ru
27-летняя Динара Каримова, ставшая инвалидом после страшного пожара, больше всего страдает от одиночества.

Историю Динары Каримовой наверняка слышали многие. Трагедия в малосемейном общежитии на бульваре Молодежи произошла 9 мая 2015 года. С тех пор девушка не любит праздники.

Черный день календаря

- Для кого-то этот день - праздник, но для меня это черный день, убийца моих любимых, родных, внутри такая истерика, негодование, тревога. Мне ничего не нужно, ничего не поможет, я мертва внутри, просто никто не видит этого. Улыбаюсь и пытаюсь жить через силу... Ненавижу этот день, будь он неладен! Проклятый день, он отобрал у меня всех - мою доченьку, мою мамочку, мою жизнь искалечил, истерзал! - написала Динара в соцсети в годовщину трагедии.

Собеседники попытались ее утешить. Но какими словами можно успокоить человека, пережившего такой кошмар?

…Ранним утром 9 мая 2015 года, когда все спали, в коридоре первого этажа малосемейки начался пожар. Динара вспоминает, как проснулась от дыма и увидела, что входная дверь в их комнатку уже вовсю полыхает. Ее мама – редактор отдела «Театральное искусство, кино и телевидение» газеты «Тамаша» Альмира Каримова – схватила на руки полуторагодовалую внучку – дочку Динары и бросилась с ней к окну, пытаясь распахнуть рамы. Однако решетки на окнах лишили шансов на спасение, а выход через дверь был объят пламенем. Динара попыталась проскользнуть в ванную, чтобы набрать воды и сбить пламя с двери, но там уже вспыхнули шторы и обои на стенах, огонь перекинулся на волосы на ее голове. Последнее, что она помнит, - как мама с дочкой на руках рухнула на пол. Более жуткую сцену сложно представить.

Скорее всего, у Альмиры Фаритовны не выдержало сердце, когда она увидела вспыхнувшую как факел дочь, а у Динары в тот же миг случился инсульт от болевого шока и от вида упавших мамы и дочурки. Она лишилась сознания. Позднее ей рассказали, что мама умерла сразу, за жизнь ее дочурки врачи еще боролись какое-то время, но не смогли спасти. Динара провела почти месяц в коме и все-таки вернулась на этот свет. Ей предстояло пройти долгий путь физической и душевной реабилитации, которому еще не видно ни конца, ни края.

- У меня были скрючены руки, я получила сильный ожог внутренних органов, у меня не было зубов, так как их выломали врачи, чтобы вставить дыхательную трубку. Я через трубку дышала, через трубку ела, через трубку пила. Спустя некоторое время меня увезла тетя в Учалы. Там меня положили в больницу. Мои скрюченные руки каждый день привязывали к доске на целый час. Это были настоящие пытки. Я тряслась от боли. Я не могла кричать, могла только плакать и материться про себя. Я заработала страшные пролежни. Каждый день был хуже предыдущего. Мне не хотелось просыпаться, чтобы не чувствовать боль. Я не хотела жить. Я молила каждый день, чтобы Бог меня забрал, но я выжила, - рассказала она о том жутком периоде своей жизни моей коллеге Лиде Богатыревой.

Вот так в пару абзацев уместился рассказ о трагедии, поделившей жизнь молодой красивой девушки на «до» и «после».

Если просто по-человечески

Многие журналисты, которые писали статьи или снимали телесюжеты про Динару, потом стали снова и снова навещать ее, уже не по-журналистски, а чисто по-человечески. Я тоже попала в их число.

На первую встречу с Динарой, которая проходила реабилитацию в одном из уфимских стационаров, пришлось идти темным осенним вечером через лесопосадку. Было холодно и жутко. В какой-то момент я уже стала раскаиваться в своей затее и хотела вернуться домой. Но все-таки решила добраться до стационара, потому что обещала принести Динаре специальную устойчивую трость, оставшуюся после ухода моей мамы, чтобы она сослужила пользу другому человеку. Думала, что не стану там долго задерживаться. Но едва увидела ее, сразу поняла, что визита «для галочки» не получится. И эта наша встреча с ней наверняка будет не единственной.

В голове не укладывается, как она живет, где черпает силы для борьбы. Родственники Динары, проживающие в Учалинском районе, вскоре после трагедии отвернулись от нее, когда стало понятно, что парализованная девушка так быстро не восстановится и за ней потребуется длительный и серьезный уход. Посторонний человек - свекровь ее подруги тогда договорилась о госпитализации Динары в клинику, и ее на «скорой» доставили из Учалов в Уфу. Она надеется, что родня хотя бы ухаживает за могилками мамы и дочки, которых похоронили в Учалинском районе. Бывший муж от Динары тоже отвернулся.

- У меня вообще больше нет родственников, запомните, пожалуйста, - попросила она, когда я невзначай спросила про них.

Вряд ли кто-то точно знает, через какое время после трагедии душевные раны начинают понемногу затягиваться и появляются силы, чтобы сдерживать слезы и спокойно и даже как-то отстраненно вспоминать страшные мгновения. А если трагедия унесла не только близких, но и тебя самого сделала инвалидом?..

Между тем, некоторый прогресс в лечении и реабилитации есть. Девушка стала значительно лучше говорить. Держась за руки сопровождающего, Динара уже может немного ходить по палате, дойти до туалета, сполоснуть руки под краном. Если бы не постоянные головокружения, она бы, наверное, уже пошла сама. Но пока каждая попытка сделать шаг самостоятельно заканчивается падением и новыми синяками. Трость моей мамы должна ей помочь, во всяком случае я очень на это надеюсь.

Где лучше – дома или в больнице?

Динара говорит, что устала от больницы и хочет домой, в комнату малосемейки, в которой после пожара на последние сбережения девушки сделали косметический ремонт. Но с другой стороны, возвращение домой станет остановкой в ее физическом восстановлении, потому что там основное время Динара наверняка будет проводить, лежа в кровати, с которой она пока не может самостоятельно подняться. Достучаться или докричаться до соседей в случае необходимости получается не всегда. Приходят временами гости, но они бывают разные. Был случай, когда журналисты с телевидения собрали денежную помощь кто сколько смог – набралось около 10 тысяч рублей. Динара хранила деньги в конверте и не заметила, как очередные гости их украли.

Возможно, кто-то скажет, что ей лучше и безопаснее было бы в больнице. Но и тут все относительно. Как-то ночью одноногий уголовник, поступивший на лечение, пробрался к ней в палату и чуть не изнасиловал. На ее крик прибежали дежурные санитарки и прогнали негодяя. Персонал, к сожалению, тоже не всегда бывает доброжелательным. Одна санитарка довела до слез, вторая забыла принести лежачей пациентке обед и ужин, воспользовавшись отсутствием главврача. Но когда дежурит хорошая смена, Динара весь день улыбается. Так, наверное, бывает почти во всех больницах.

Временами к ней заглядывают пациенты из других палат, помогают попить чай или кефир, немного покушать, ведь Динара не может держать столовые приборы своими руками. Как тут понять, где для нее было бы лучше – дома или в стационаре?..

Эта храбрая девушка стойко переносит свое состояние, по крайней мере, на людях. Хотя, наверняка, в одиночестве позволяет себе поплакать. Об этом можно догадаться по горестным записям, которые она иногда оставляет в соцсетях. 18 сентября этого года ее дочурке Амилии исполнилось бы четыре годика. В этот день Динара написала ей письмо и выставила его на своей страничке ВКонтакте.

- Я люблю тебя, моя малышка, мое сердце, моя душа, моя жизнь… Ты в лучшем мире, мой ребеночек, спи спокойно, моя любимая, моя драгоценная…Такая боль рвет на части. Каждый миг, каждый день я мечтаю, чтобы это был страшный, только самый страшный сон. Каждый день жду вас с мамочкой... Это очень больно... Как сирота... Одна...

Она давно уже отчаялась разгадать Божий промысел и понять, по какой причине Всевышний оставил ее в живых. Но раз уж так сложилось, Динара пытается жить. Она даже подумывала покреститься и выбрала для себя христианское имя, прочитала много литературы на эту тему. А вдруг от этого станет хоть немного легче?

Для успешного лечения ей также специальный велотренажер стоимостью около 200 тысяч рублей. Дома не помешали бы перила, прибитые к стенам. И еще ей важно знать, что есть небезразличные люди, готовые прийти ей на помощь.

К сожалению, у таких публикаций как наша есть и неприятный побочный эффект – после них неизвестные стали присылать Динаре оскорбительные сообщения на телефон, издеваться над ней. Судя по голосам, это молодые люди, которым доставляет удовольствие питаться чужой болью. По этой причине Динара попросила больше не публиковать в открытом доступе ее телефонный номер. Но можно переписываться с ней в соцсетях. Тем временем мы решили предпринять усилия, чтобы установить координаты хулиганов и потом обратимся в полицию.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter