Столетняя осень: Советская власть пришла в Уфу на 1,5 месяца раньше Питера

Столетняя осень: Советская власть пришла в Уфу на 1,5 месяца раньше Питера

7 ноября 2017, 09:16
Общество
Татьяна Майорова
Photo: Архив Национального музея РБ
Октябрьскому перевороту в Петрограде предшествовал грандиозный погром, происшедший в центре Уфы 12 сентября 1917 года.

Осени 1917 года в Уфимской губернии предшествовали не менее насыщенные событиями зима, весна и лето.

Мятежная пора

В начале 1917 года до революции было рукой подать, а пока ветер демократии добрался до уфимских православных церквей. Решением Владыки Андрея местная паства отныне получила право выбирать духовного настоятеля храма на основе всеобщего тайного голосования.

Ранней весной в городе все громче звучат отзвуки февральского переворота в Петрограде. Отправлен в отставку последний уфимский губернатор Петр Петрович Башилов. На его место в качестве комиссара губернии заступил Петр Флегонтович Кропачинский.

В марте 1917 года в разных уголках старой Уфы собираются на сходки представители многочисленных партий. Излюбленное место тусовки политического бомонда - уфимские гостиницы. В Большой Сибирской гостинице (ныне – Дом офицеров) - кадеты во главе с графом Толстым образуют «Союз торговли и промышленности Уфимского края». Через квартал - съезжаются социалисты-революционеры. А наискосок в номерах «Метрополя» (ныне – здание министерства молодежной политики и спорта РБ) - скромное, но голосистое собрание уфимских социал-демократов. В повестке дня у первых, вторых и, конечно, третьих - вопрос о власти.

Весной на поверхность Уфы выходят не только осмелевшие партийцы, но и представители многочисленных профсоюзов. Одними из первых на Бекетовской, 40 (ныне – улица Мустая Карима в районе перекрестка с улицей Кирова) объединяются лакеи, домашняя, ресторанная и номерная прислуга. По этому случаю уфимский городской Совет убедительно просит всех лиц, имеющих наемную обслугу «доставить последней возможность присутствовать на учредительном собрании профсоюза». А двумя днями позднее начнет работу съезд учащихся уфимских гимназий, не мыслящих свою дальнейшую жизнь без собственного ученического клуба.

«Песни Свободы» и те же проблемы родного языка

Резко меняется стиль жизни города: собрания, митинги, шествия. В числе первых на запросы масс оперативно откликаются владельцы уфимского синематографа. В электротеатре «Юлдуз» в Аксаковском народном доме (ныне – театр оперы и балета) на углу улиц Центральной (Ленина) и Пушкинской (Пушкина) в июне в режиме нон-стоп крутят фильм с замысловатым названием «Песни Свободы, или да здравствует Свобода». Первый ряд - 90 копеек. Балкон - 54 копейки. Для учащихся в форме все места в партере - по полтиннику.

Еще один признак свободы - активизация криминального элемента. На Никольской улице (ныне – улица Гафури) задержан известный вор-рецидивист Алексей Попов, в связи с кражей тульского самовара у гражданки Зиминой. Имя другого расхитителя частной собственности, укравшего детскую куклу ценой в 25 рублей, осталось неизвестным.

В августе 1917 года в Уфе проходит второй Башкирский курултай с участием прибывшего из Петрограда Ахметзаки Валидова. Основной вопрос - выборы в Учредительное собрание. В это же время в свет выходит новая газета «Алга», уже имеющая русского побратима в лице большевистского издания «Вперед».

Летом уфимские власти вводят новые правила отпуска ржаной муки населению. В четные дни - по белым и желтым продовольственным карточкам. В иное время по синим и красным купонам. 10 фунтов на человека в месяц. Лица, пропустившие свою очередь, смогут получать муку только вечером.

Скандал месяца - ущемление прав латышей на городской телефонной станции. Дежурная телефонистка потребовала, чтобы господин Лауриньш перестал разговаривать по телефону с абонентом из уезда на родном языке. Латыш подчинился и заговорил по-русски, но позднее не упустил случая возмутиться ущемлению своих прав. Эмоциональную заметку по этому поводу публикует уфимская пресса.

«Галошный бунт» как повод для погромов

Осенью 1917 года Уфа в полной мере ощутит все прелести наступающей демократии. Перебои с продовольствием и немыслимая дороговизна на всякие промтовары приведут к настоящим магазинным погромам. Газета «Вперед» от 14 сентября 1917 года подробно изложила обстоятельства происшедших в городе волнений.

Как оказалось, еще 11 сентября на окраинах города стало известно, что назавтра, 12 сентября, будет производиться распродажа галош в магазине Сагадеева. В 6 часов утра на следующий день около названного магазина стояли в очередь уже человек 200, преимущественно женщин. У дверей магазина дежурила милиция. Когда был открыт магазин и началась распродажа галош, появились солдаты-покупатели, входившие в магазин без очереди при попустительстве милиционеров. Очередь начала возмущаться по этому поводу - сначала тихо, а потом все громче, когда выяснилось, что солдаты за углом продают только что купленные галоши по спекулятивной цене - 15-20 рублей пару.

В одиннадцатом часу на двери магазина появляется вывеска, что галоши кончились. Озлобленная толпа решила обыскать Сагадеева. В результате нашли за прилавком галоши и небольшое количество разной кожевенной обуви. Это было спичкой, брошенной в порох. Люди из толпы бросились в магазин и стала его громить. Во все стороны тащили разные товары.

В толпе, выросшей до огромных размеров, настойчиво предлагалось заодно разгромить продовольственную управу, якобы припрятавшую галоши, обувь и другие продукты первой необходимости. Когда кто-то от имени совета рабочих и солдатских депутатов призвал успокоиться, из толпы послышались упреки в бездействии и угрозы.

Разграбив магазин Сагадеева, толпа бросилась к дверям магазинов Шамгулова, Усманова и другим лавкам (ныне - здание МВД Башкирии на углу улиц Ленина и Коммунистической).

В магазине «Лира» в темноте хулиганье разбило все, что попадалось на пути. Грабеж шел уже не на почве хищничества, а просто ради разрушения. Шарят по полкам, выбрасывают на воздух кипы нот, бросают на пол граммофонные пластинки, разбивают в щепки музыкальные инструменты. Один из громил бросает на мостовую громадную раму с какими-то портретами, другой скакал на пианино, проломив крышку и с жалобным звуком растерзав струны. А толпа зрителей неторопливо обсуждает происходящее, лузгая семечки и решая для себя, стоит ли присоединиться к бандитам или лучше сохранить нейтралитет.

«Темное страшное дело творилось на улицах Уфы 12 сентября, и нет ему никаких оправданий», - писала газета «Вперед» в сентябре 1917 года.

Военное положение и власть - советам

На место погрома по распоряжению исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов прислали две роты солдат, которые, впрочем, вовсе не стремились подавлять бунт. Вскоре прибыли казаки, получившие указание в крайнем случае применять оружие.

Тем временем погром уже перекинулся на Александровскую улицу (ныне – улица Карла Маркса) и на Верхнеторговую площадь, проникнув внутрь Гостиного двора.

Члены исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов лично прибыли на место происшествия и пытались увещеваниями образумить толпу, однако их голоса потонули в разбушевавшейся стихии. А некоторых из них громилы даже побили, чтобы не мешали им веселиться.

После этого на место происшествия были вызваны рабочая милиция и дополнительные вооруженные силы.

Только к 10 часам вечера погром удалось успокоить, когда уже пострадало подавляющее большинство торговых точек в помещениях Гостиного двора и близлежащих магазинов.

К одиннадцати часам ночи в распоряжении исполнительного комитета было уже несколько воинских отрядов, при помощи которых была организована охрана центра города, проводились аресты погромщиков и конфискация награбленного.

Ночью было решено ходатайствовать перед командующим Казанским военным округом о введении в Уфе и уезде военного положения. Отправили на его имя срочную телеграмму за подписью начальника гарнизона, губернского комиссара, председателя исполкома и председателя военной секции.

Но уже утром, не дожидаясь ответной телеграммы, Уфимский комитет совета солдатских и рабочих депутатов фактически взял власть в свои руки, постановив запретить в Уфе всякие сборища и митинги, как на улице, так и в закрытых помещениях, появление на улице после 9 часов вечера без специального удостоверения совета или воинских учреждений. С нарушителями обещали расправиться по всей строгости военного времени как со сторонниками белого генерала Корнилова.

Так, в Уфу почти на полтора месяца раньше, чем в Петроград, пришла советская власть. Питерское восстание 25 октября (по старому стилю) было встречено уже морально готовой к переменам Уфимской губернией.

(Редакция Медиакорсети благодарит за помощь в подготовке данного материала сайты ufa-trakt.ru, idelreal.org, а также журналиста Артура Асафьева и историка-краеведа Андрея Егорова).

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter