Подальше да подольше: почему жители Башкирии продолжают уезжать из региона

Подальше да подольше: почему жители Башкирии продолжают уезжать из региона

7 августа , 09:33ОбществоАндрей КоролевPhoto: Медиахолдинг 1Mi
Как стабильная миграционная тенденция в республике мешает властям выполнить нацпроект.

По данным Башстата, за четыре месяца с начала 2020 года из республики уехали 32,5 тыс. человек, приехало на постоянное место жительства — около 31 тыс. В итоге миграционный отток накануне самоизоляции в регионе составил 1345 человек. В целом, это отражает тенденцию в современной Башкирии, где уже 6 лет статистика ежегодно фиксирует: уехавших стабильно больше, чем приехавших. Почему люди упорно продолжают уезжать в другие регионы? Этим материалом Медиакорсеть завершает анализ демографической ситуации в Башкирии, которая должна показать рост к 2024 году почти на 100 тыс. человек — при стабильном падении численности населения республики с 2016 года и относительно высокой смертности.

В Башкирии отмечается стабильная миграционная убыль населения, но, по мнению ведущего научного сотрудника Института стратегических исследований РБ Гульдар Хилажевой, в целом ситуация не критическая. Сейчас Башкирия находится в числе регионов с низкой убылью — до минус 25 человек на 10 тыс. населения — и тем не менее это все равно отрицательно сказывается на общей численности населения.

Ведущий научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Никита Мкртчян в рамках «Демографических чтений» Института стратегических исследований РБ подчеркнул, что из Уфы зачастую уезжают в другие регионы, но объем населения столицы компенсируется за счет притока с республиканской периферии. Аналогичным образом балансирует около нуля и миграционный прирост населения в крупных городах.

— В целом Уфа и ее пригороды не являются межрегиональным центром притяжения населения — таких центров в России крайне мало, но его интенсивно стягивают с других территорий Башкирии. Уточню, что приток людей в Уфу из других регионов может иметь место, но отток выпускников столичных школ в другие регионы имеет примерно те же размеры, в итоге миграционный прирост близок к нулю. Миграционный прирост населения имеют немногие муниципальные образования за пределами Уфы, а периферийные районы испытывают устойчивый миграционный отток, — считает Никита Мкртчян.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

Аналитик подчеркивает, что по мере удаления от Уфы растет и миграционная убыль населения, поскольку, например, жителей восточной части республики манят соседние Челябинская и Свердловская области (в частности, Екатеринбург, Челябинск, Магнитогорск, а также Пермь), а жителей западной части — Татарстан, с которым Башкирия настойчиво, но безуспешно соревнуется.

— Малые и средние города, образующие отдельные городские округа, не удерживают население, их притягательной силы для соседних сельских районов не хватает, чтобы перекрыть отток в другие регионы, в Уфу и ее пригороды. Нельзя сказать, что эти города непривлекательны для каких-либо групп населения, они, например, стягивают молодежь, обучающуюся в учреждениях среднего профессионального образования, но далеко не все в этих городах задерживаются.

Крупные города региона, за исключением Уфы, не являются знаковым магнитом для студентов, но стягивают население республики до 35 лет, впоследствии становясь донорами трудоспособного населения для других регионов. Не удерживают молодежь также малые и средние города: поток абитуриентов из ближайших районов меньше, чем отток выпускников в вузы других регионов. Потому неудивительно, что наиболее сильный отток идет из этих территорий в возрасте 20-24 лет.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

В целом из Башкирии наиболее интенсивно уезжает молодежь 15-29 лет — чтобы учиться и работать в более комфортных условиях. При этом башкирская периферия (как правило — села) притягивает население от 50 лет и старше — чаще всего это поток возвратной миграции с севера или после длительного проживания и работы в крупных городах. Таким образом регион продолжает медленно стареть. Добавим, что еще в 2018 году на коллегии министерства экономического развития в Уфе ключевыми причинами оттока из региона квалифицированных кадров и молодежи с высоким потенциалом эксперты назвали низкий уровень зарплат и промышленную модель, узко ориентированную на нефтяную отрасль, неразвитость вторичных отраслей и культуры.

В этом контексте показательны материалы экспедиции студентов ВШЭ «Миграционные процессы в Юго-Восточном Башкортостане: текущее состояние и перспективы», состоявшейся в середине 2019 года. Собирая материал по Сибаю, участники уже в одной из первых точек исследования — в школах — стали получать примерно одинаковые характеристики города: «Город пенсионеров, женщин и детей», «Перспектив в нашем городе мало», «Город мертвый, все в замедленном действии».

— Потом мы поехали в администрацию и честно, я не ожидала что будет типовая пропагандистская речь о том, как все прекрасно и что в городе нет никаких проблем, а главное — «сальдо положительное». Средние зарплаты около 30 тысяч рублей, а общественное мнение вообще неточный показатель, верить которому опрометчиво, — рассказывает одна из участниц экспедиции.

Программист ООО «Серфингберд» Анвар Аллагулов в исследовании «Миграция как фактор предложения на региональном рынке труда» отмечает, что миграционные процессы в Башкирии за последние 20 лет сильно изменились: внешняя миграция (особенно из стран СНГ) ослабла и приобрела ярко выраженный маятниковый (т.е. ежедневные поездки), трудовой, зачастую нелегальный характер. Ослабление притока и одновременное усиление оттока привело к отрицательным показателям миграции в республике, снизив за последние годы и без того отрицательный коэффициент миграционного прироста с -10,91 (2014) до -21,83 (2018).

— Современная фаза миграционного цикла превращается в достаточно негативную долговременную тенденцию. Эта тенденция ухудшает и без того сложную ситуацию с трудовыми ресурсами, ибо не перекрывает ни естественной, ни миграционной убыли населения региона, — подчеркивает Анвар Аллагулов. — Если возрастная структура внешней миграции и ее итоги за последнее десятилетие в целом были весьма благоприятны, поскольку обеспечивался приток в республику молодежи и лиц трудоспособного возраста, то приезд в последние годы малоквалифицированных мигрантов в краткосрочном периоде увеличивает долю населения с низкой квалификацией и низкой оплатой труда, что не способствует росту производительности труда, повышению покупательной способности населения.

Photo:Медиахолдинг 1Mi

По результатам исследования РИА «Новости», за 2017−2019 гг. численность населения увеличилась лишь в 24 российских регионах, в 58 — пошла на убыль. В сравнении или без него Башкирия все равно теряет население (при том, что тот же Татарстан за счет мигрантов вырос за последние 3 года на 11,7 тыс. человек), причем на заседании рабочей группы по контролю за исполнением законодательства по вопросам здравоохранения и демографии в Госсобрании — Курултае РБ отметили, что темпы естественной и миграционной убыли населения сохранятся в регионе еще не менее 15 лет.

Нынешняя неблагоприятная ситуация — очередная демографическая яма, экономический кризис — из-за пандемии коронавируса может усугубиться как в плане миграционных процессов, так и по естественному приросту. С одной стороны, потенциальные мигранты могут приостановить реализацию своих намерений, с другой — в регионе за последние годы никак не изменилась ситуация по трудоустройству (более того, эксперты не верят в успешное возвращение «прежнего» уровня безработицы) и самореализации. Кроме того, кризис в той или иной степени спровоцирует рост социального неблагополучия в регионе и это неминуемо повлияет на рождаемость — в стесненных обстоятельствах пресловутые выплаты за рождение детей, и без того высокие лишь условно, вовсе потеряют свое значение.

Впрочем, власти в Башкирии настроены оптимистично. По словам главы минтруда республики Ленары Ивановой, в республике миграционная убыль населения в 2019 году сократилась на 37,8%.

— Позитивные цифры, конечно, радуют. Это же то, за что нас постоянно критиковали, за что мы переживали. Это почти четыре тысячи человек, которые не уехали из республики. Есть, над чем работать. Но это робкий сигнал, что падение мы остановили. К этому вопросу мы обязательно подойдем с научной точки зрения, когда окончательно к концу августа получим точные данные. Тогда и разберемся с социологами, — подчеркнул глава региона Радий Хабиров.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter