92-летний Николай Узиков: «Я прошел все школы жизни»

92-летний Николай Узиков: «Я прошел все школы жизни»

92-летний Николай Узиков: «Я прошел все школы жизни»

6 мая 2014, 21:03
Общество
Бравому 92-летнему летчику не сидится на месте. Недавно Николай Яковлевич Узиков вернулся из поездки в Австралию, где живет его дочь Вера. За год он проехал весь континент и посетил остров Тасмания. Родился Николай Яковлевич в 1922 году в Вологодской области. Отец – прапорщик царской армии – в первую мировую войну был шесть раз ранен и трижды контужен. После служил в Литве, где женился на эстонке Минне Петерс Нагель, которая после замужества стала именоваться Марией Петровной Узиковой.

Как закалялась сталь

Биографии нашего героя позавидуют многие бывалые путешественники. С молодых лет судьба бросала его в самые отдаленные уголки нашей страны: от Вологды и Карелии до Новосибирска и Хабаровска.

– После революции Троцкий отдал Прибалтику немцам, и мои родители вынуждены были уехать в Псков, – рассказывает ветеран. – Там отец работал в почтовом агентстве.

Маму Николай Яковлевич помнит плохо - она умерла спустя три года после его рождения. Знает только, что во время Первой мировой она закончила школу медсестер. На память у сына сохранилась лишь одна ее фотография.

Детские годы Николая Узикова прошли на Вологодчине. В родном Уломском районе издревле процветала металлургия и кузнечное дело. Получаемая из болотной железной руды уломская сталь шла на изготовление скоб и гвоздей.

– От деда Михаила нам осталась кузница, а всего в нашей деревне их было 28, - вспоминает Николай Узиков. – Однако вернувшийся на родину отец молотом бить уже разучился. И он уехал в соседний район на картонную фабрику.

В 1925 году отец вступил в партию, а также снова женился. Мачеху Марью Васильевну Рыбакову вспоминает с благодарностью: она заменила парню мать, вырастила и помогла закончить семь классов школы.

В 1930 году коммуниста Якова Узикова отправили в Ленинград учиться на рабфак. В районный центр, село Воскресенское, он вернулся уже заведующим финансового отдела. В те годы местный бюджет был скуден, сбор денег шел плохо. На одном из партсобраний отца Николая Яковлевича сняли с должности и поставили кассиром. Досталось и мачехе - ее исключили из кандидатов в партию.

Когда отца не стало, и мачеха вышла замуж за капитана буксирного парохода. Семья переехала в Вытегру. Отчим оформил свою жену матросом на судно. На деле же Марья Васильевна работала поварихой, а обязанности матроса выполнял юный Коля.

Осенью Николая приняли в речное училище на механика, а через неделю исключили из-за возраста: парню не было и 16 лет. Приютил мальчишку знакомый матрос. Добраться до родных на другой берег Онежского озера Николай смог только четыре месяца спустя.

Чуть позже сосед по съемной квартире, инспектор района по детскому воспитанию, заметил активного паренька и устроил его работать председателем культполитсовета в село Девятины.

– Там был красный уголок, библиотека и бильярд, – рассказывает ветеран. – По вечерам в клубе собирались высланные. В те годы из больших городов выселяли всех, кто не особо приглянулся советской власти. Их «просвещением» я и должен был заниматься.

В деревне также жили вепсы. Молодежь этой народности не умела толком ни читать, ни считать, и Николай стал работать еще и учителем.

– Три года с ними занимался, давал физику, русский, литературу, математику, - говорит ветеран. – А потом меня пригласили в Вытегру в промартель фотографом.

В 1939 году Николай Узиков с приятелем отправился по комсомольской путевке на строительство железной дороги Данилов - Архангельск. Кормили строителей плохо, жилищные условия тоже оставляли желать лучшего. Как ни уговаривал начальник политотдела остаться, как ни сулил по окончании строительства участка устроить без экзаменов в железнодорожный техникум, спустя восемь месяцев, отработав по контракту, Николай Узиков уехал.

Устроился фотографом в Доме культуры, играл на струнных инструментах, гитаре, мандолине, организовал драмкружок. Поставленная им пьеса Виктора Ардова «Случайная любовь» получила диплом высшей степени на смотре местной самодеятельности.

Так что к 18-ти годам Николай Узиков успел поработать матросом, фотографом, учителем, строителем и культработником. Пришла пора идти в армию.

Из военкомата Николая Яковлевича отправили в школу военно-морских летчиков в Волохов. Курсанты изучали самолет-амфибию ША-2. Однако спустя три месяца школу ликвидировали.

День первого полета

– В 1940 году нас, 13 курсантов, отправили в Ленинград на Литейный, 48, – рассказывает Николай Узиков. – Там размещалась 112-я учебная эскадрилья. Таких эскадрилий гражданской авиации в СССР было создано восемь: в Любане, в Саратове, в Средней Азии и на востоке.

Однако в Ленинграде пополнения не ждали. Для курсантов второго потока мест в общежитии не было. Им велели уехать домой, а в середине апреля вернуться в Череповец уже на летное поле.

Перед отправкой в училище Николай попрощался со своими товарищами – братьями Сазоновыми. Как оказалось, расстались они навсегда: оба друга погибли в Великую Отечественную, один - в Брест-Литовске, другой - под Ленинградом.

– В Череповце на аэродроме из построек были только здание метеостанции и небольшой ангар, где мы и застелили полати, - вспоминает ветеран. – Когда сошел снег, переселились в палатки. И началось: день теории - день полетов. Это сейчас полеты в училищах начинаются со второго курса, а первый год изучают теорию, матчасть, метеорологию, навигацию… Нам сразу рассказали: вот двигатель М-11, такой же стоит на ША-2, только там толкающий винт, а здесь – тянущий. Вот крылья, вот лонжероны… Самолет-то несложный, деревянный, реечной конструкции, двигатель простой, всего пять приборов на доске, управление ручное и ножное, кабина открытая.

Первый самостоятельный полет Николай Узиков совершил 22 июня 1941 года.

– Только меня поздравил инструктор, и вдруг приезжает комиссар Храмцов и говорит, что началась война, – вспоминает он.

В сентябре первого года войны школу эвакуировали в город Купино Новосибирской области, а через два года курсанты закончили обучение. Николая Узикова в числе 13 выпускников оставили работать инструктором – готовить новые кадры для победы. Он получил звание сержанта и стал командиром звена, потом замкомандира эскадрильи, параллельно занимался партийной работой.

После победы училище перевели в Егорьевск, а на следующий год передали гражданской авиации и всех инструкторов направили для продолжения воинской службы в Воронеж.

– В то время на Дальнем Востоке «засуетились» американцы, - поясняет ветеран, - и нас готовили на самолетах ТУ-2, штурмовиках для службы на Камчатке.

В 1947 году вышел указ президиума Верховного совета СССР о демобилизации рядового и сержантского состава в возрасте с 1922 года и старше. После демобилизации Николай Узиков вернулся в Егорьевск, работал пилотом-инструктором и замполитом в техническом училище гражданской авиации.

– Мы должны были поднимать в воздух курсантов, показывать, что из себя представляет самолет, а также возить на У-2 руководство управления учебных заведений, - поясняет он.

В Пензе, куда перевели Узикова, он был пилотом-инструктором, командиром звена, заместителем командира эскадрильи. Оттуда его отправили в школу высшей летной подготовки и перевели в Самару заместителем учебно-тренировочного отряда. В Киеве в опытно-конструкторском бюро Николай Узиков изучил новейшие самолеты АН-2, ЯК-12, ЛИ-2 и вертолет КА-15, а потом учил в Самаре летать на них инструкторов.

Что нам стоит аэропорт построить?

– В то время Уфа по Приволжскому управлению занимала третье место по количеству воздушных судов и экипажей после Самары и Казани, – рассказывает наш герой. – Первые два самолета АН-2 и вертолета серии КА-15, поступившие в управление, мы перегнали именно в Башкирию. И только спустя годы, когда выпуск самолетов новых серий был поставлен на поток, ими стали пополняться другие предприятия Приволжского управления гражданской авиации. Как пилот-инструктор я провел с уфимскими летчикам полный курс летной подготовки на новой авиатехнике.

Так постепенно в столице Башкирии собирался авиапарк новейшей техники того времени. Неудивительно, что в 1958 году Николая Яковлевича перевели работать заместителем командира 172-го авиаотряда по летной службе в Уфу. Город становился одним из центров советской авиации.

Семью Узиковых в Уфе приняли хорошо. Здесь они впервые получили отдельную квартиру неподалеку от старого аэродрома. Одно время соседом Николая Яковлевича был Муса Гареев. Жена легендарного летчика Галина Александровна до сих пор живет в столице Башкирии.

Николай Яковлевич летал из Уфы в Сочи, Хабаровск, Киев, Минск, Западную Украину, были и «короткие» рейсы: Москва, Казань, Куйбышев.

В начале шестидесятых в Уфе встал вопрос о строительстве нового аэродрома. Сдать объект должны были в 1965 году, но вмешался случай.

- В то время в приволжское управление гражданской авиации был назначен новый начальник – Дмитрий Иванович Петров, - вспоминает ветеран. - По весне, после открытия летного сезона, он облетел свои «владения», и только Уфа не принимала - летное поле было «сырым». Когда же наконец сошел снег, и руководитель управления отправился в Уфу, самолет с высоким гостем приземлился в грязь. Петров поинтересовался, почему в столице Башкирии не строят новую посадочную полосу. Узнав, что идет строительство нового аэропорта, встретился с первым секретарем обкома партии Зией Нуриевым. В результате было принято решение ускорить сдачу объекта.

Так в ноябре 1962 года аэропорт Уфы получил новую прописку. Поначалу там, где сегодня расположился целый аэрогородок, было всего одно здание - сейчас в нем находится штаб аэропорта. Для летного отряда не было места, все находилось под открытым небом. Чуть позже появилась гостиница, а сам аэровокзал был построен спустя несколько лет. Кстати, изначально длина летной полосы была рассчитана только на самолеты ЛИ-2, в короткие сроки ее удлинили до 1900 метров. Теперь приземляться в Уфе могли и реактивные самолеты ТУ-124

В летном отряде Николай Яковлевич служил до 1968 года, позже был начальником штаба, работал на руководящих должностях. Много занимался общественной работой. Имеет многочисленные медали, грамоты, награды, поощрения. Число налетов Николая Узикова составило свыше миллиона километров на малых самолетах, или 15 тысяч часов. Такой стаж есть только у двух уфимских пилотов.

– Можно сказать, что я прошел все школы жизни, - улыбается бывший летчик. – Сейчас среди ветеранов уфимского аэропорта старший по возрасту.

Аксакал российской авиации

Прежде чем окончательно осесть в столице Башкирии, Николай Яковлевич много поездил по городам России. И всегда рядом была любимая жена Анна. Познакомились молодые люди в годы войны. Мечтавшую о небе Аню Долмачеву мама в летчицы не пустила. Девушка окончила школу радистов, а позже научилась на слух заполнять синоптические карты. Из Новосибирска ее прислали в летную школу в Купино, где она и познакомилась с Николаем Узиковым. В 1944 году сыграли свадьбу. Профессия метеоролога жене летчика пригодилась не раз. Отправляясь вместе с мужем к месту нового назначения, Анна устраивалась работать на метеостанции.

В семье два сына и дочь. Оба парня стали летчиками. Дочь Вера – химик, кандидат наук, живет с семьей в австралийском Мельбурне. У Николая Яковлевича четыре внука, четверо правнуков и пять правнучек.

Старший сын Узиковых долго не мог найти себя. Учебу на физмате бросил после третьего курса. Отслужил три года в танковых войсках на границе с Китаем. Вернувшись, поступил в нефтяной институт в Уфе, но учиться там не стал.

– Я в свое время отправил его поступать в летное училище в Бугуруслан, но Сергея туда не приняли из-за ангины, – рассказывает Николай Яковлевич. – И вот спустя время мы с ним снова вернулись к этому вопросу. Поначалу учиться ему было тяжело, но парень потом втянулся и окончил училище с отличием. Начал летать на АН-2, на ТУ-134. Получил высшее образование в академии гражданской авиации в Пулково, стал командиром эскадрильи. Позже перевелся в сочинский аэропорт. Сейчас ему 70 лет.

Младший сын много лет летал на вертолетах. После страшной авиакатастрофы, когда Евгению чудом удалось выжить, отец сказал: «Твое летное время кончилось». Сын перешел в наземную службу, а позже уехал в Москву. Сейчас он работает в таможенной службе Домодедово.

Друзья, ученики и родственники Николая Узикова разбросаны по всему миру. Всех он помнит, любит и практически о каждом может рассказать историю – с памятью у аксакала авиации все в порядке.

С 1994 года Николай Яковлевич на заслуженном отдыхе. Не раз летал к дочери за океан. 15 часов на борту лайнера для него не в тягость.

– Почему долго? – удивляется ветеран. – Вот раньше по 25 часов полет был. А теперь рейс «короткий», через Южную Африку.

В июне ветеран собирается еще в одно путешествие - на этот раз в Ермекеево. Именно туда в районный музей 12 апреля был передан восстановленный энтузиастами самолет АН-2. Подобный когда-то молодой инструктор Узиков перегнал в Уфу из Киева. Старым знакомым предстоит новая встреча, и ветеран ждет ее с особым волнением.

Вероника ПОЛЯНСКАЯ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter