Слабому, но сильному полу посвящается. Как маленькая женщина дала отпор хаму

Слабому, но сильному полу посвящается. Как маленькая женщина дала отпор хаму

5 марта 2015, 22:14
Общество
Давно стало избитым штампом утверждение о том, что наши женщины не только прекрасный, но и слабый пол. Правда, российские реалии таковы, что нередко этому слабому полу в сложных жизненных ситуациях приходится самостоятельно защищать себя. И, надо сказать, часто не безуспешно. Вот одна такая история, произошедшая как раз накануне 8 Марта.

В конце 1980 годов прошлого века Александр трудился в конструкторском бюро при одном из ведущих уфимских вузов. Молодой коллектив, интересная, хоть и сложная научная работа, приличная зарплата. В отделе, где он работал, начальник часто ездил в командировки. Чтобы помочь ему с руководством, на вакантную должность приняли заместителя, который должен был заниматься организационными и административными вопросами. Директору КБ посоветовали принять военного отставника, всю жизнь прослужившего в какой-то свердловской исправительной колонии. Подтянутый майор с благородной внешностью, имевший к тому же, все нужные формы допуска секретности и полный набор ведомственных наград за выслугу лет, произвел благоприятное впечатление на начальство и Анвара Сагитовича, а так его звали, приняли на работу.

- Правда, основную часть рабочего времени новый заместитель посвящал слежке: кто, когда и сколько раз выходил в курилку, нет ли беспорядка на рабочих столах, - вспоминает Александр. – Реальной организационной помощи от него не было, поскольку специфики научной работы он не понимал, и если пытался что-то сделать, то выходило ещё хуже. Он так и не понял, что научная организация – это не исправительно-трудовая колония, а ученые – не зеки в научной «шарашке».

Со временем сотрудники совсем перестали обращаться к новому заму по рабочим вопросам. Не зная чем себя занять, заместитель решил выслужиться перед начальством и в качестве показательной жертвы выбрал оператора ЭВМ Римму Ахатовну, скромную, молчаливую и безотказную труженицу, работавшую в организации со дня её основания.

- Видимо посчитал её самой слабой и беззащитной, - полагает бывший научный работник.

За несколько лет до описываемых событий, женщина попала в страшное ДТП, перенесла ряд сложных операций, но после больницы никогда ни на что не жаловалась, не рассказывала об аварии и пережитом, работала как обычный сотрудник. Кстати, одна из первых в организации она освоила персональный компьютер и даже консультировала сотрудников других отделов по работе с текстовыми редакторами. Но был у неё один существенный минус, по мнению ретивого замначальника: каждые полтора-два часа машинистка пила травяной чай и ела понемногу какие-то жиденькие кашки, которые приносила с собой. Это и выводило Анвара Сагитовича из себя. Мало того, ретивый администратор стал, как потом выяснилось, даже фиксировать сколько раз за день Римма Ахатовна выходила в туалет.

И вот когда начальник отдела в очередной раз выехал в длительную командировку на стендовые испытания в Москву, оставшийся за него заместитель решил поставить вопрос об увольнении машинистки за нарушение трудовой дисциплины. Но, поскольку, дело происходило в разгар перестройки, пришлось созвать собрание трудового коллектива отдела и выложить там свои претензии, с указанием цифр, когда и сколько раз Римма Ахатовна ела свою кашу, пила чай и посещала туалет.

Молодые сотрудники стали возмущаться и защищать коллегу, но та поблагодарила их за заступничество и сказала, что сама в состоянии за себя постоять.

Затем достала длиннющую справку, подписанную несколькими врачами, среди которых были хирург, гастроэнтеролог, проктолог и другие специалисты и четким спокойным голосом начала читать. Из документа следовало, что Римма Ахатовна в свое время в результате ДТП получила проникающее ранение брюшной полости, перенесла несколько операций, в результате которых ей была удалена часть кишечника. Далее следовали такие анатомические подробности, что бывший «кум» свердловской ИТК наконец понял, куда он вляпался и попытался остановить чтение. Но Римма Ахатовна хладнокровно дочитала справку до конца, где, в заключении, говорилось о том, что ей необходимо частое питание по специальной диете.

Затем достала другую справку, взятую ей из отдела кадров уже своего КБ, где говорилось, что согласно заключению врачей, имеющегося в отделе кадров, работа оператором ЭВМ Римме Ахатовне не противопоказана, а о необходимости дополнительных перерывов для приема пищи по прописанной врачами диете администрации известно и та против этого не возражает. Справка была дана «для предоставления по месту требования».

- Поднялся страшный шум, - снова вспоминает Александр. – Люди негодовали, а растерянный и красный как рак Анвар Сагитович готов был провалиться сквозь землю и даже не пытался оправдываться.

Неизвестно сколько бы продолжался этот гвалт, пока старейший работник отдела, седой и солидный электромонтажник Николай Анатольевич, предложил снять вопрос с обсуждения как необоснованный, и закрыть собрание. Он пообещал поставить на партбюро организации, членом которого он являлся, вопрос о персональном деле замначальника.

О скандале, произошедшем в отделе, тут же стало известно коллективу КБ. К Анвару Сагитовичу сразу прилепилось негласное прозвище - «проктолог», а сам он в одночасье стал посмешищем.

Мало того, в отделе работала аспирантка директора Юрия Михайловича Наташа, которая рассказала ему о произошедшем инциденте. Вечером директор, известный в стране ученый, доктор наук, профессор, на учебниках которого училось ни одно поколение советских инженеров, сам зашел в отдел и лично попросил Римму Ахатовну напечатать его очередную научную статью, что было признаком высшего доверия со стороны руководителя. Об этом в организации знали все.

- Утром на следующий день Анвар Сагитович подал заявление об увольнении по собственному желанию, которое было немедленно подписано директором, - заканчивает свой рассказ Александр. – На его место выдвинули молодого сотрудника отдела, который прекрасно справлялся с работой.

Через неделю сотрудники отдела буквально завалили Риму Ахатовну цветами на 8 Марта, а сама она проработала ещё много лет, пока недавно не ушла на заслуженный отдых. В КБ, которое успешно работает и сейчас, до сих пор вспоминают ту историю и «проктолога» из лагерной «зоны».

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter