Некрасивое дело: Как в Башкирии салон красоты пал жертвой рейдеров

Некрасивое дело: Как в Башкирии салон красоты пал жертвой рейдеров

Некрасивое дело: Как в Башкирии салон красоты пал жертвой рейдеров

4 мая 2018, 13:21
Общество
Марат Гареев
Фото: mkset.ru
Владелец салона предполагает, что бывшая супруга «заказала» его, чтобы не отдавать миллионные долги.

Более 10 лет назад житель Белебея Игорь Белоконь вместе с женой Лидией организовали семейный бизнес – салон красоты. Даже по столичным меркам заведение серьезное: 60 рабочих мест, работа в две смены. Все организационные моменты Игорь, по его словам, как настоящий мужчина и сильная половина семейного бизнеса, взял на себя: зарегистрировал ИП, построил здание.

А назвал салон красоты, конечно, же самым красивым на тот момент для него именем: «Лидия», в честь любимой супруги. Да и формально назначил ее директором: ну не самому же в этих женских делах красоты разбираться.

Дело шло и развивалось, горожанки прихорашивались. Бизнесу бы и дальше расти, открыть филиалы в столицах… ну это фантазии, которым уже не суждено сбыться: как гром среди ясного неба жена подала на развод.

Брачного договора между супругами заключено не было, поэтому разделом имущества занялись в суде. Там, как обычно водится в таких случаях, постановили: все поделить поровну, в том числе, бизнес.

Так как семейное предприятие воздвигалось на средства банковского кредита и частных займов, то и долги перед кредиторами тоже оказались по суду общими, а значит, возвращать их тоже присудили обоим в равных долях. Сумма, к слову, немалая: 5,8 млн рублей, каждый из бывших супругов должен был вернуть банку по 2,9 миллиона.

По словам Игоря Белоконя, у бывшей супруги планы были совсем другими. В суд, в котором происходил раздел имущества, она предоставила соглашение, согласно которому салон красоты переходит к ней со всеми, что называется, потрохами. Дата и подпись имеются.

Правда, подписи сторон – мужа и жены Белоконь – оказались с оборотной стороны соглашения. Поэтому Игорь Белоконь уверен: соглашение супруга подделала. Что интересно, по этому соглашению о переходе в собственность спорного салона красоты есть несколько экспертиз о подлинности, противоречащих друг другу.

Так или иначе в суде супружеский общий финансовый долг был поделен пополам. Игорь Белоконь, как он сам утверждает, дабы не допустить продажи салона с молотка, остановки бизнеса и вообще, чтобы не потерять родное предприятие, поднапрягся, поскреб по сусекам и вернул кредиторам все долги: и свою часть, и за свою бывшую суженую рассчитался.

Так как семейный бюджет уже давно не общий, то Игорь рассудил по-деловому: никакой сентиментальности, свою долю Лидия пусть возвращает. И отсудил у бывшей супруги ее часть долга в 2,9 миллиона рублей.

Долгое время, более полугода, бывшая жена, по утверждению Игоря, долг не возвращала, сумма долга возросла за это время до 3,5 млн рублей. Даже было возбуждено исполнительное производство и выданы исполнительные листы.

- Однако она решила вовсе деньги не возвращать и обратилась в компанию «Аудит К»*, где провернули схему по откровенному рейдерскому захвату всего имущества бизнеса. Схема классическая для таких случаев: на фирму-жертву «вешается» мнимый долг, затем эта жертва банкротится, а имущество продается в счет оплаты мнимых долгов за бесценок. Покупателями этого продающегося за копейки имущества фирмы-жертвы, конечно же, выступают лица, связанные с «черными рейдерами», – рассказывает Игорь Белоконь.

Схема действительно простая, как три копейки и подробно описана в постановлении о возбуждении уголовного дела по статье 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство». Это дело завели по заявлению Игоря Белоконь на супругу.

Санкцией этой статьи предусмотрено наказание вплоть до лишения свободы на срок до 6 лет. Пока это дело расследуется, в нем еще нет ни подозреваемых, ни обвиняемых, хотя с момента возбуждения уголовного дела прошел уже почти год.

Схема возможного преднамеренного банкротства ИП Белоконь:

Этап 1. Бывшая жена Игоря, по его словам, незадолго до развода зарегистрировала на себя ИП, которое принимает на себя долг ООО «Аудит К» (зарегистрированное в Оренбургской области) в размере 5 миллионов рублей (4924 тыс руб, но округлим для упрощения восприятия) перед фирмой «Эверест».

Согласно легенде, «Эверест» в свое время поставил в адрес «Аудит К» различное оборудование (станки) на сумму 7,2 млн рублей. Последние оборудование не оплатили, соответственно, задолжали эту сумму, возник долг, который бывшая жена взяла по бумагам на себя.

В дальнейшем было заключено мировое соглашение, по которому «Аудит К» обязуется оплатить чуть более 2 млн рублей «Эвересту», соответственно, остается долг: 7 - 2 = 5 тех самых миллионов рублей, которые «Аудит К» остается должен «Эвересту» и которые бывшая жена Белоконя забирает себе.

Естественно, она не просто так берет на себя чужие долги, это ж надо быть совсем не в своем уме. Не просто так: прежний должник («Аудит К») обязался заплатить новому должнику, бывшей жене Белоконя, 7 млн рублей по графику: ежемесячно по полмиллиона в течение чуть более года, итого 7 млн рублей.

Этап 2. Прежний должник «Аудит К» банкротится, не исполнив и даже не начав исполнять свои обязательства перед «Эверестом».

Этап 3. «Эверест», не дождавшись погашения долга с основного должника «Аудит К» и в виду ликвидации последнего, начинает требовать погашения долгов с нового должника – с бывшей жены Белоконя.

Этап 4. Так как новый должник, то есть, бывшая жена, не может вернуть «Эвересту» ни 7, ни 5 миллионов, ни даже десяти тысяч рублей, у нее просто нет денег, «Эверест» начинает процедуру банкротства бывшей жены.

Этап 5. Во время банкротства инициируется продажа имущества, которое покупается (затем снова продается) лицами, участвующими в схеме.

Мнимое банкротство

Указанная схема, по версии следствия, является преднамеренной, так как ничего из того, что было представлено в судах, в действительности просто не существует. И вот почему.

  1. «Эверест» не поставлял в адрес «Аудит К» никакого оборудования. Соответственно, последние ничего в действительности не должны «Эвересту». Более того, отчетность, предоставляемая фирмой «Аудит К» в налоговые службы, нулевая: в уведомлении о ликвидации нет сведений ни о денежных средствах, ни об имуществе, тем более, о тех самых станках.
  2. Соответственно, то, что бывшая жена Игоря Белоконя взяла на себя обязательство по оплате долга в 5 миллионов рублей, не имеет ни здравого, ни юридического смысла. Согласно выводам следствия, она прекрасно знала, что никогда не сможет выплатить такой долг: на момент подписания соглашения о переводе долга на ее счетах в банке было чуть более 4 тысяч рублей.

Следующие выводы, к которым пришло следствие, еще более интересны. Оказалось, что не только все так называемые долги выдуманы, но и люди, являющиеся учредителями и руководителями указанных выше фирм, тесно друг с другом вязаны. А именно:

  1. Единственный учредитель и руководитель «Эвереста» И. Я. и единственный учредитель и руководитель «Аудит К» Ю. Д. оба являются аффилированными лицами третьей фирмы – «Центр недвижимости».
  2. Представитель бывшей жены Игоря Белоконь в судах – И. Г. Он же представлял интересы «Аудит К» в деле по переуступке долга перед «Эверестом» в адрес бывшей жены.
  3. Интересы «Эвереста» в том деле представлял Р. Я. Представителем же Р. Я в иных делах является уже знакомый нам представитель бывшей жены И. Г.
  4. Он же, И. Г., является соучредителем (50%) «Центр Н». Второй соучредитель (50%) «Центр Н» является руководителем «Аудит К» (единственный учредитель – женщина с фамилией руководителя).

Только этот «Аудит К», во-первых, не ликвидирован, а вполне живой и работает, а во-вторых, зарегистрирован не в Оренбургской области, а у нас, в Башкирии.

В связи со всеми этими странными взаимосвязями арбитражный суд пришел к выводу, что представитель бывшей жены Белоконь - И. Г. владел информацией о финансовом состоянии всех сторон сделки по переуступке долга. Соответственно, эта сделка была мнимой, то есть, юридической силы она не имеет. И арбитражный суд отменил эту мнимую сделку, решение суда вступило в законную силу.

По утверждению Игоря Белоконя, он является далеко не единственной жертвой «черных рейдеров»:

- Они, в том числе и И. Г. и другие фигуранты, занимаются рейдерством, преднамеренными банкротствами по всей Башкирии уже много лет: и в Уфе, и в Октябрьском.

«Он все врет!»

Так и сказала нам бывшая супруга Игоря Белоконя.

- Салон он передал мне. А я отказалась от притязаний на дом и автобус, вот соглашения, все это перешло к нему, – бывшая супруга показала копии соответствующих соглашений с подписями бывшего мужа.

- И они тоже поддельные! Мы когда раньше вместе работали, жена приносила на подпись кучу документов. Возможно, я что-то и подписал, не глядя, а она потом использовала эти подписи для подделки, – ищет возможное объяснение своей подписи Игорь Белоконь.

Если честно, подобное объяснение выглядит не очень-то убедительно: трудно (практически невозможно) представить, как человек, ведущий предпринимательскую деятельность, бизнесмен что-то подписывает, не глядя.

- Ни о каком рейдерском захвате речи не идет, – говорит представитель бывшей жены И. Г. И протягивает аудиозапись с расшифровкой, из которой ясно буквально следующее.

Игорь Белоконь требует от И. Г. миллион рублей за то, что не будет форсировать расследование возбужденного по его же заявлению на бывшую жену уголовного дела. Противная сторона, получается, обвиняет его в шантаже.

Что интересно, от своих слов он не отказывается, правда, не согласен называть их шантажом: мол, требует всего лишь справедливости.

- Мне терять нечего, я пойду до конца! – говорит Игорь Белоконь.

Вместо выводов

В этой истории смешалось всё: и семейная трагедия, и рейдерский захват – есть вступившее в законную силу решение суда о признании мнимой сделки по переуступке долга, в результате которой салон красоты перешел бы к третьим лицам. Здесь же откровенный шантаж со стороны вроде бы жертвы, что вообще нелогично. Главное, чтобы стремление героя нашего материала дойти до конца в поисках истины дошло до логического правового конца. А уголовное дело пока еще возбуждено и пока еще расследуется.

* До окончания расследования уголовного дела и до выявления виновности или невиновности лиц имена и названия фирм изменены.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter