«Я уже не мечтаю танцевать»: Минздрав не дает уфимке направление на дорогую операцию

«Я уже не мечтаю танцевать»: Минздрав не дает уфимке направление на дорогую операцию

1 ноября 2018, 12:17ОбществоЗиля АскероваPhoto: pixabay.com
По словам женщины, врачи долгое время не признавали ее проблемы со здоровьем, а через два года сказали: «Уже поздно».

Уфимка Айсылу Иванова (имя изменено по её просьбе) два года назад попала в ДТП. 13 июля 2016 года она сидела на заднем ряду «НЕФАЗ»а «Башавтотранса», когда другой такой же автобус той же компании на остановке «Дом печати» врезался в них. Удар пришелся прямо на бедро женщины, тяжелое стекло осыпало ее с головы до ног. Она упала на пол и громко закричала от боли.

- Вызывайте скорую, у нее болевой шок! – слова незнакомого мужчины стали последними перед тем, как она потеряла память.

Проснулась женщина уже в больничной палате. Ноги и руки ее не слушались, тело не желало подчиняться приказам мозга. Айсылу не смогла самостоятельно добраться до туалета. Речь была заторможенной, а левый глаз покраснел и не открывался. На третий день началась дикая боль по всему телу. Она могла только лежать – сидеть и ходить не получалось. Когда через 21 день ее выписали, левая нога была синей. Однако еще через три дня снова оказалась в больничной палате, так как не могла ухаживать за собой. На этот раз выписали через 17 дней.

На боли в области тазовых органов врачи ей отвечали, что это шок и выписывали антидепрессанты. Офтальмолог сразу после аварии зафиксировал парез глазодвигательного нерва. «В последствии запись об этом исчезла из истории болезни», говорит женщина.

Суд состоялся без ее участия

Знакомый адвокат согласился помочь с иском на «Башавтотранс». В уведомлении о суде, которое пришло по почте Айсылу, было указано, что срок административного расследования продлен до 13 сентября. 5 сентября женщине пришло сообщение, что суд состоится через три часа.

- Естественно, я не могла принять участие, - говорит она.

Октябрьский районный суд установил, что в результате аварии женщина получила легкий вред здоровья. Водителя «Башавтотранса», виновного в совершении ДТП, лишили права на управление транспортным средством на 1 год.

21 сентября высшая судебная инстанция республики оставила без изменений решение районного суда.

В течение 2016 года она четыре раза лежала в стационарах. К сожалению, диагнозы первой госпитализации затруднили в дальнейшем адекватное полученным травмам лечение. Ни одним врачом не была назначена стационарная реабилитация.

Вред здоровью был признан тяжелым судмедэкспертом. Страховая компания "СОГАЗ" оплатила 200 тысяч на лечение сотрясения головного мозга, ротационного подвывиха шейных позвонков и повреждения связочного аппарата шейного аппарата позвоночника. При этом не были учтены проблемы с дисфункцией тазовых органов. В этот момент Айсылу не могла постоять за себя – «не понимала, что происходит».

«Я ползала и почти не разговаривала»

Между тем, женщина в течение года заново училась ходить, управлять мышцами и суставами тела.

- В начале я просто ползала и почти не могла разговаривать. Мне помогла реабилитация в платной клинике, а также в клинике Мулдашева. Занималась в бассейне, как советовали врачи, - рассказывает Айсылу.

До аварии Айсылу была преподавательницей аргентинского танго в Уфе. Она выступала в благотворительных концертах, два года подряд работала хореографом «Весеннего бала».

- В прошлом году я решила вернуться на работу – жить на что-то нужно. Набрала группу, сняла помещение. Через какое-то время после этого проблемы с тазовыми костями и органами усилились, - рассказывает Айсылу. – Днем вообще не могла ходить в туалет, а ночью наоборот, из-за этого не получалось поспать.

Уфимка обратилась к врачам по месту жительства – поликлиники №1. Здесь ее начали лечить от склероза, а о болях в тазовом дне сказали, что она их «придумала».

В декабре 2017 года Айсылу пришлось уйти из-за боли с мероприятия, которое сама же организовала. Невролог, вместо лечения, ответил, что она «ищет себе болезни». И назначил лечение от склероза. После этого у нее снова упало зрение, которое она подправляла в клинике Мулдашева.

В январе врачи ей назначили МРТ, которую сделали только в марте. Боли стали уже совсем нестерпимыми. Врачи же ей говорили, что нужно тренировать мыщцы тазового дна. Боль тем временем уже отдавала в почки.

- С марта 2018 года я получила три отказа в госпитализации в городских больницах. Врачи как будто тянули время.И только после обращения в минздрав в августе 2018 года положили в клинику БГМУ и обследовали, - рассказывает женщина.

Выяснилось, что у нее нарушена иннервация тазовых органов. Ее направили в отделение реабилитации лечить от полинейропатии.

В марте на УЗИ за маткой обнаружили жидкость, ее сразу же выписали, со словами: «Уже поздно что-либо делать, привыкайте к такой жизни». В августе эта жидкость превратилась в образование.

Она обратилась к гинекологу по месту жительства. Гинеколог ей сообщил, что для лечения требуется объемная операция, за такую он сам не возьмется. А вообще, «уже поздно», подтвердил он слова своего коллеги. «К этому моменту мне уже пятый врач говорил об операции, при этом никто из них это не фиксировал письменно», - отмечает женщина.

«Я хочу жить нормальной жизнью»

- Когда я узнала, что мне необходима высокотехнологическая помощь, а в Уфе такую операцию не делают, я начала искать. Выяснилось, что в Центре патологии позвоночника доктора Бакланова в Москве подобные операции практикуются, - рассказала уфимка.

По словам Айсылу, только для одного дообследования и одной операции в клинике ей необходимы средства в размере 200 тысяч рублей.

- Я обратилась в минздрав, чтобы они мне дали направление в эту клинику. Мне сообщили, что это делает главврач моей поликлиники, и я пошла к нему. Однако, направление не получила, - говорит уфимка.

Своих средств на операции у нее уже не осталось – все сбережения потратила на реабилитацию еще в первый год после аварии.

При этом минздрав присылает странные отписки о том, что ей назначали МРТ - но она не пришла. Также пишут, что по ее болезни проходили многократные консилиумы – Айсылу это тоже отрицает. В ответе на третье обращение минздрав отмечает, что уфимка получила необходимое лечение. По словам же Айсылу, лечения не было – только стимулирование органов тазового дна.

В итоге, врачи пришли к выводу, что Айсылу во время аварии получила не только сотрясение головного мозга, а ушиб головного и спинного мозга. Также врачи отметили, что у нее дисфункция тазовых органов.

- При личной беседе ведущий нейрохирург республики мне сказал, что операция мне необходима, «но ты сильная женщина, сама справишься», - говорит уфимка.

По словам Айсылу, она не хочет разбираться, кто виноват, а кто нет. «Я уже даже не мечтаю вернуться на любимую работу, я хочу хотя бы иметь возможность жить нормальной жизнью», говорит она.

- Я с каждым днем слабею, несмотря на то, что хорошо питаюсь, слежу за режимом, принимаю витамины, стараюсь не расстраиваться по пустякам. Не могу долго ходить и сидеть из-за боли, которая уже переходит на все тело. У меня отказывает левая нога, которая периодически двигается сама по себе, - рассказывает она.

Дождаться ответа на обращение

Заведующая отделом пресс-службы Минздрава Башкирии Айгуль Абдуллина подтвердила, что женщина обращалась за помощью в ведомство.

- Ей необходимо дождаться письменный ответ на свое обращение. Она была направлена в поликлинику по месту жительства, там врачи проведут обследование и уточнят, необходима ли ей высокотехнологичная операция. Если будет утвердительный ответ, ей оформят документы и направят в комиссию. Получив положительное решение комиссии, она сможет встать в электронную очередь для получения направления в назначенный врачами центр, - прокомментировала она.

Пресс-служба регионального минздрава также уточняет, что операцию ей назначат только в том случае, если ее болезнь входить в утвержденный минздравом РФ перечень видов высокотехнологичной медицинской помощи.

Помогли, но не так

После выхода материала в свет женщина позвонила в слезах в редакцию и попросила убрать статью.

- Мне дали направления, но не в те институты, куда мне надо, - сказала она, - уберите материал, потому что всё бесполезно.

Мы договорились изменить её имя в публикации. Надеемся, что в нашей медицине все-таки найдутся врачи и чиновники, которые помогут уфимке.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter