Раскольниковы наших дней: в Уфе разгорелась война между заимодавцами и должниками

Раскольниковы наших дней: в Уфе разгорелась война между заимодавцами и должниками
Раскольниковы наших дней: в Уфе разгорелась война между заимодавцами и должниками
1 октября, 09:49ОбществоТатьяна МайороваФото: Артур Салимов. / Mkset.ru
Накануне, 30 сентября, у здания прокуратуры Башкирии заемщики компании «ИРСАкредит» едва не сцепились в рукопашной схватке со своими заимодавцами. Свидетелями эти событий оказались журналисты.

Митинг, переросший в оскорбления

Это был, пожалуй, самый странный митинг, который нам приходилось видеть. Около 20 человек пришли с плакатом, призывающим отдать под суд «черного кредитора» Сайфутдинова (бывший владелец компании «ИРСАкредит» Ирек Сайфутдинов). Они охотно рассказывали, как коммерсанты пытаются обобрать их и выгнать на улицу.

Позднее выяснилось, что на место событий приехали и сами бывшие владельцы компании «ИРСАкредит» Ирек Сайфутдинов и его жена Индира, чем весьма удивили журналистов.

— Да, я и есть Сайфутдинов Ирек Раисович, против которого возбуждено уголовное дело и которого эти граждане требуют отдать под суд. И мне нечего скрывать. Мы прошли больше сотни судебных процессов, они подтвердили нашу правоту. А эти люди, по заявлению которых было возбуждено уголовное дело, на самом деле псевдопотерпевшие. Их главная цель — любым способом оставить при себе недвижимость, которую они ранее использовали в качестве залога, когда брали у нас в долг средства. Хочу отметить, что примерно половина людей, которые пришли сегодня на этот митинг, никогда не были нашими клиентами. Предполагаю, что их пригласили сюда специально организаторы митинга для создания массовки, чтобы оказать давление на следствие и прокуратуру, — начал говорить Ирек Сайфутдинов.

Фото:Артур Салимов Mkset.ru

Его слова вызвали бурю негодования у присутствующих.

— Ваша деятельность была признан незаконной, есть решение суда, в котором признана ваша недобросовестность!.. И не надо нас фотографировать!.. Вон снимайте этих жуликов на свой фотоаппарат! — с такими криками обрушились на Сайфутдинова и журналистов участники несанкционированного собрания.

Фото:Артур Салимов Mkset.ru

— Я — Черненко Станислав Игоревич, являюсь представителем части потерпевших. Моя тёща умерла от действий этой семейки Сайфутдиновых, а также от последующих действия финансового управляющего. От действий Сайфутдинова тёща перенесла три инфаркта. Еще несколько потерпевших тоже скончались. Имеются решения судов о том, что действия Сайфутдинова признаны недобросовестными, и они вступили в законную силу. Суды отказали во взыскании имущества в их пользу и снизили кабальные проценты, которые они назначали заемщикам, до ставки рефинансирования. Но, к сожалению, не все потерпевшие смогли добиться справедливости. Некоторые были лишены процессуального права на защиту либо пользовались услугами некомпетентных адвокатов. Известно, что, например, вовсе не потерпевшая Решетникова подписывала договор займа, её подпись была подделана. С неё взыскали более 13 миллионов по договору, который она не подписывала. У нас много фактуры об этих жуликах! — скороговоркой заговорил, обращаясь к журналистам, мужчина в теплом малиновом пиджаке.

— Разве это законно — взять в долг деньги, не вернуть их, не отдавать залоговое имущество, которое они сами предложили ранее в качестве финансового обеспечения долга? А когда судебные приставы по решению судов намеревались наложить взыскание на залоговое имущество, они стали устраивать митинги, писать кругом обращения и кричать, что мы их обманули и пытаемся незаконно обобрать их? — попыталась возразить Индира Сайфутдинова, жена предпринимателя, которая тоже работала с ним, являясь исполнительным директором компании «ИРСАкредит».

Ей не дали договорить. В ответ посыпались оскорбления (это слышно на аудиозаписи).

Фото:Артур Салимов Mkset.ru

— Скажите, пожалуйста, вы болеете Альцгеймером? Мы все знаем, что у вас болезнь Альцгеймера! Вам вообще нельзя никакие документы подписывать и заключать юридически значимые сделки! Это 25 хромосом! Она не вправе заключать юридически значимые сделки! — завопил громче всех Станислав Черненко.

Было заметно, как у Индиры Сайфутдиновой после этих слов задрожали губы. Ей явно стоило немалых усилий не поддаваться на провокации.

— Такие оскорбления в мой адрес эти люди выкрикивают уже не первый раз. Мы проконсультировались с адвокатами, и они готовят иски о защите чести и достоинства. Мы не будем опускаться до уличных скандалов и решим этот вопрос в цивилизованном порядке. Вы сами видите, как ловко эти люди используют манипулятивные техники — кричат, скандалят, стараются вызвать жалость к себе. Мы считаем, что это тоже своего рода бизнес: они решили нажиться, взяв у нас деньги под залог и не желая возвращать их. При этом речь шла не о нескольких тысячах рублей для ремонта квартиры или для покупки зимней одежды. Они занимали по несколько миллионов. И они вовсе не нищие, какими пытаются себя представить. Стоимость залогового имущества могла бы покрыть сумму долга, и это, как правило, не единственное их жилье. Но они решили путем скандалов и привлечения к делу общественности объявить мошенниками нас. Мы считаем, что их действия обязательно должны получить правовую оценку, — прокомментировала ситуацию Индира Сайфутдинова.

Фото:Артур Салимов Mkset.ru

После того, как одна из женщин, которая, по словам Сайфутдиновой, не является клиенткой «ИРСАкредит», агрессивно толкнула её в грудь, предпринимательница вызвала по телефону полицию.

Тем временем Станислав Черненко продолжал будоражить общественное мнение.

Фото:Артур Салимов Mkset.ru

— Мы пришли сюда защищать свои права! Нам не предоставляют никаких постановлений о приостановке следствия или о его продолжении. Мы подали более десяти обращений в прокуратуру, однако соответствующих мер процессуального реагирования в виде надзора за следствием нет. Мы сегодня разделились на три группы — отправились к двум зданиям прокуратуры республики, а также к Ленинскому районному суду. Следователь Иванова, которая вела следствие, пропала. Мы будем обращаться в полицию с просьбой найти её. Мы столкнулись с тем, что права потерпевших нарушаются самым грубейшим образом вплоть до того, что их лишают процессуального статуса! — сообщил всему кварталу мужчина.

…Митинг закончился также внезапно, как и начался. К зданию прокуратуры подъехала машина скорой медпомощи, к врачам обратилась пожилая женщина, представившаяся Любовью Егоровной Решетниковой. С чем связано резкое ухудшение её самочувствия, выяснить не удалось.

«Ростовщик» — бизнес с последствиями

Ирек Сайфутдинов известен в Уфе как предприниматель с многолетним стажем. Имея диплом нефтяного университета и год проработав по специальности на заводе «Уфаоргсинтез», в 1997 году он решил заняться бизнесом. Сначала открыл киоск, потом увеличил масштабы своего дела до нескольких магазинов. Позднее занимался переработкой молока, пробовал себя в других амплуа. Работал он также и арбитражным управляющим.

В СМИ можно найти информацию о том, что в 2011 году отец Ирека Раис Сайфутдинов предложил заняться выдачей займов под залог недвижимости. Но сам Ирек излагает историю своего бизнеса иначе.

Мы и раньше давали деньги в долг знакомым, но не всегда получали их обратно. И тогда я задумался над тем, что этот процесс мог бы стать вполне цивилизованным бизнесом, если постараться обеспечить его возвратность и доходность. В качестве стартового капитала мы использовали семейные накопления. Первый займ, который я выдал, составлял 500 тысяч рублей. За несколько лет мы смогли выстроить эффективную бизнес-модель. При этом мы работали не как обычные «быстрые кредиты», а предоставляли в долг крупные суммы — до пяти миллионов рублей, так рассказывал Ирек Сайфутдинов о своем бизнесе в интервью.

Разработанная бизнес-модель исправно действовала в течение шести с лишним лет, компания исправно платила налоги. Столь долгий срок работы свидетельствует о том, что она не являлась «финансовой пирамидой».

Понятно, что их клиентами становились люди, которые не могли получить средства в банках, потому что имели испорченную кредитную историю либо были не в состоянии подтвердить свой доход. В компании «ИРСАкредит» с них не требовали никаких справок, кроме одной — о наличии недвижимости в собственности. Минимальная месячная процентная ставка в компании была — 3,5%. Процент платежа удваивался в случае просрочки.

Владельцы бизнеса не считали такой порядок «драконовскими мерами». Скорее наоборот — эти условия дисциплинировали клиентов, заставляли их здраво взвешивать свои возможности и ответственно относиться к выплатам по займу.

В наших договорах не было никаких примечаний мелким шрифтом, там все было абсолютно прозрачно. Мы не гипнотизировали клиентов, не заставляли их брать у нас займ насильно. Каждый принимал решение добровольно, рассуждает Индира Сайфутдинова.

К досье каждого клиента приложен видеофайл, там снято, как человек внимательно читает договор, получает разъяснения и только потом подписывает бумаги.

— Нельзя сравнивать банковские кредиты и займы от маленьких частных компаний, у которых денег в сотни тысяч раз меньше. Частник рискует больше, чем крупный банк, поэтому и проценты у него по займам выше. Это правило бизнеса ростовщиков действовало всегда. Ксати, у нас процентная ставка была ниже, чем у конкурентов. При этом мы всегда старались идти навстречу клиентам, предоставляли отсрочку по их просьбе, уменьшали сумму платежа, чтобы им было легче рассчитаться. Иногда мы вынуждены были судиться с заемщиками, у которых были просрочки, — эта фраза тоже из интервью Сайфутдиновых, опубликованного ранее.

«Предъявите ему моральный ущерб»

«Сбой в матрице» произошел в 2018 году. Сайфутдиновы считают, что движущей силой их бед стала та самая активная пенсионерка Любовь Егоровна Решетникова, вызвавшая в конце нынешнего митинга возле прокуратуры скорую помощь.

— Когда я попытался вчера снимать происходящее на видео, эта женщина ударила меня по руке и закричала, чтобы мне никто не разрешал вести съемку. Не удивлюсь, если она потом заявила врачам, что я её стукнул… Судя по истории наших с ней взаимоотношений, такое вполне возможно, — отметил Ирек Сайфутдинов.

Он рассказал, как в 2009 году познакомился с Владиславом Решетниковым, неоднократно выдавал ему займы, тот предлагал совместные проекты, а также привлекал новых клиентов. С его матерью Любовью Егоровной Решетниковой Сайфутдинов встретился позднее, через её компаньона по бизнесу.

«16 мая 2012 года Решетникова Л.Е. взяла у меня первый займ, и с этого момента начались наши с ней непростые взаимоотношения. За пять лет знакомства Решетникова трижды брала у меня деньги, однако ни разу их добровольно не возвратила. Поскольку она относилась к категории недобросовестных заёмщиков, мне приходилось взыскивать долги принудительно. Во всех последовавших разбирательствах я выиграл — суды удовлетворили мои иски к Решетниковой.

На данный момент долг Решетниковой передо мной не погашен полностью, он составляет 1 228 950,63 рубля, с чем она крайне не согласна, и даже многочисленные решения судов не могут переубедить её. Я честно отстоял свою позицию в суде и доказал, что должен получить обратно свои деньги. Поскольку документы и видеозаписи Решетникова не смогла опровергнуть, она решила пойти на крайние меры, чтобы не платить по долгам, а, возможно, даже подзаработать», — так Ирек Сайфутдинов изложил свое видение ситуации в заявлении в правоохранительные органы.

По его словам, свойства характера Любови Решетниковой проявляются, если сопоставить её поступки, совершенные почти одновременно.

Так, в 2013 году в своем возражении по проигранному судебному иску против Сайфутдинова женщина представила его, как «злостного мошенника и вымогателя».

Тогда я ещё не знал об этом и о задуманной ею кампании по моей компрометации, и ничего не подозревая, продолжал с ней взаимодействовать, одалживал ей средства. А как было не одолжить, если пожилой человек (уточним, что Любовь Егоровна Решетникова 1949 года рождения — ред.) честно смотрит мне в глаза и говорит: «Я тебе доверяю. Почему ты мне не доверяешь?». Таким образом она трижды получала у нас займы: сначала в мае 2012 года — 1 млн рублей, потом в декабре 2012 года — 4 млн рублей, затем в 2016 году — еще 150 тысяч рублей, вспоминает историю общения с самой непримиримой должницей Сайфутдинов.

Первая попытка Решетниковой добиться возбуждения уголовного дела против Ирека Сайфутдинова завершилась отказом в связи с отсутствием состава преступления.

— В сентябре 2017 года Любовь Егоровна Решетникова пришла к нам в офис и стала требовать с меня деньги, фактически шантажируя тем, что будет возбуждать уголовное дело против нас, — добавила важную подробность Индира Сайфутдинова.

Дальнейшие события она считает логическим продолжением этого визита Решетниковой.

Осенью 2017 года Иреку Сафутдинову начали поступать звонки от бывших клиентов компании, которые рассказывали, что некие Любовь Егоровна и Венера Закуановна, представляясь следователями, уговаривают их написать в полицию заявления на «ИРСАкредит» и предлагают таким образом «заработать», вернув через суд заложенные объекты недвижимости, а также взыскать моральный ущерб с «ростовщиков».

Со слов Сайфутдинова, удалось без труда выяснить, что звонившие — это его заклятые должницы Решетникова и Хайруллина.

— В 2013 году Венера Закуановна Хайруллина заключила со мной договор займа в размере 2,5 млн рублей, оплатила только 200 тысяч из них и исчезла. После судебных разбирательств удалось взыскать с неё долг. При этом больше половины процентов по займу я ей простил и списал, — сообщил Ирек Сайфутдинов.

Он попросил своих бывших клиентов, получивших звонки от «следователей Любови Егоровны и Венеры Закуановны», встретиться с ними и записать разговор на диктофон. Эти аудиозаписи впоследствии оказались аргументами в деле защиты предпринимателей от «заемщиков-экстремистов».

Вот только один из наиболее красноречивых отрывков, свидетельствующий, как доморощенные «следователи» при всем своем косноязычии мастерски обрабатывали человека, занявшего у Сайфутдинова 400 тысяч рублей под залог комнаты:

[49:10] Решетникова Л.Е: «…Но в общем вы подумайте, мы думаем, что вы завтра нам эти материалы дадите, все равно эти деньги не лишние, а то, что он… Ну, прочитаете или комнату вернете»

[49:16] Хайруллина В.З: «Зачем? Комнату ему вернут!»

[49:18] Решетникова Л.Е: «А он вам 400 тысяч отдаст!»

[49:23] Хайруллина В.З: «400 тысяч найдет и отдаст, а не отдаст, так за моральный ущерб»

[49:26] Решетникова Л.Е: «Да, предъявите ему моральный ущерб, то, что он, это самое… И эти 400 тысяч тоже не вернете ему, потому что он столько времени издевался, над этими самыми… Вы тут ничего не теряете»

Решетникова и Хайруллина обмолвились, что подать заявление на владельцев компании «ИРСАкредит» им подсказали в полиции, посоветовав собрать хотя бы десять потерпевших. Активные женщины план перевыполнили и уговорили присоединиться к их «священной войне» около 40 человек из 306 клиентов компании «ИРСАкредит».

Они заявили в суде, что я им постоянно угрожаю, а также, что я сломал Решетниковой палец, и потребовали арестовать меня. В итоге зимой 2018 года я провел полтора месяца в СИЗО, потом почти год находился под домашним арестом, до сих пор пребываю под подпиской о невыезде. За это время я много читал, много думал… С займами решил больше не связываться. Компанию мы продали, но должники остались на нас тяжким грузом, от которого мы не можем избавиться уже несколько лет… Сейчас я занимаюсь математическим клубом для исследований фондового рынка… Честно говоря, мне жаль этих людей. Но вместе с тем я не собираюсь позволить им разрушить жизнь моей семьи, делится своими мыслями Ирек Сайфутдинов.

«А должники кто?»

У каждого заёмщика есть своя кредитная история, включающая не только перечень просрочек по займам, но и описание причин, побудивших взять их. В одних случаях — это потребности бизнеса, в других — личная драма, в третьих — неоправданная уверенность в своих финансовых возможностях или надежда на некое чудо. Наверняка, среди клиентов компании «ИРСАкредит» были люди всех этих категорий.

Мы не звери, мы всегда готовы были войти в положение человека, если он честно объяснял ситуацию и просил дать отсрочку. И сумму долга уменьшали в особо сложных жизненных ситуациях. Но если человек пропадает без всяких объяснений, тут уже приходилось действовать правовыми методами, объсняет Ирек Сайфутдинов.

Супруги Сайфутдиновы считают, что их основные оппоненты, которые громче всех скандалят на митингах, представляют собой совершенно иное явление, которое психологи называют «потребительским экстремизмом». Подавляющее большинство таких людей берут кредиты, заранее зная, что не будут их возвращать. Это становится очевидно, если проанализировать обвинения, брошенные ими в адрес Сайфутдиновых.

Так, одной из ключевых претензий является то, что компания «ИРСАкредит» якобы действовала незаконно, без лицензии.

— Ранее мы запрашивали у Центробанка объяснения о том, необходима ли для нашей деятельности какая-либо лицензия или специальный статус МФО. Кроме того, прокуратурой Октябрьского района Уфы неоднократно проводились проверки деятельности компании, нарушений выявлено не было, — уточняет Индира Сайфутдинова.

Сплетни о том, что она якобы страдает болезнью Альцгеймера, вообще не нуждаются в комментариях.

Между тем, обличая «ростовщиков», их оппоненты скромно умалчивают о собственных «достижениях».

Например, о Любови Егоровне Решетниковой и её сыне на сайте Службы судебных приставов сообщается, как о злостных должниках. Помимо компании «ИРСАкредит», они проиграли суды другим предпринимателям, у которых брали займы. Их последний долг превышает 19 млн рублей, в качестве обеспечения по нему семья Решетниковых предоставляла здание спортивно-оздоровительного комплекса вместе с земельным участком,а вовсе не свою последнюю квартиру.

Станислав Черненко, по данным из досье Сайфутдиновых, имеет две судимости, связанные с наркотиками.

— У его тёщи, о которой он рассказывает, как о жертве нашей жестокости, были гораздо более серьезные причины преждевременно уйти из жизни, — считает Индира Сайфутдинова.

С ней трудно не согласиться. Сын скончавшейся тёщи Станислава Черненко прославился своими криминальными подвигами не только в Башкирии.

Марат Минликеев в 2003 году был осужден в Таиланде за ограбление банка, во время которого его напарник убил полицейского. Налетчиков приговорили к большим срокам, конкретно Минликеева - к 33 годам заключения. Он провел в тайской тюрьме 12 лет и был освобожден досрочно усилиями российского консульства. По возвращении домой, уже в 2016 году, Минликеев был задержан по подозрению в разбойном нападении. Суд приговорил его вновь к заключению — на сей раз к 12 годам. Его мать ушла из жизни вскоре после этих печальных событий. Средства, которые она брала под залог своего дома, по словам женщины, были нужны для решения судебных проблем сына.

После её смерти долги матери унаследовала дочь, которая является гражданской женой Станислава Черненко.

Именно эти люди громче всех кричат о своих нарушенных правах и обвиняют нас в мошенничестве. На самом деле причина их резко возросшей активности очень проста. Подошел очередной срок продления срока расследования по уголовному делу против меня, которое было возбуждено по их заявлениям. Всё идет к тому, что следствие может быть прекращено за отсутствием состава преступления. Мы выиграли уже более 130 гражданских судов. Фактов против меня нет. А после того, как будет прекращено уголовное дело, судебные приставы смогут взыскать недвижимость с наших оппонентов, и им все-таки придется ответить по долгам. Отсюда и вся их резко возросшая активность, все эти публичные протесты, призванные оказать давление на следствие, считает Ирек Сайфутдинов.

Насколько он прав, скорее всего, станет известно в ближайшее время.

Mkset продолжает следить за развитием событий.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter