Общественный совет присвоил себе государственные надзорные функции

Общественный совет присвоил себе государственные надзорные функции

31 июля 2011, 22:38
Политика
Телевидение и СМИ на минувшей неделе распространили информацию о заседании общественного совета, определявшего, куда делись деньги от продажи филиала ГУП «Башхлебопродукт» - «Белебеевский элеватор». По мнению общественников, сумма в 7,35 миллиона рублей, уплаченная за элеватор, слишком низкая, и они сделали вывод, что государство потеряло на продаже собственности огромные средства. При этом оправдания владельцев элеватора – точнее хлебоприемного пункта - о том, что это оптимальная рыночная цена объекта, находившегося на тот момент в состоянии банкротства, в расчет не принимались, да и вряд ли общественники знакомы с таким термином. Не вняли общественные ревизоры и объяснениям, что элеватор продавался на открытых конкурсных торгах и если никто не дал за этот объект больше денег, значит, сельхозпредприятие и не стоило других средств.

Напомним, общественная структура, созданная при президенте РБ, призвана контролировать эффективность использования бюджетных денег. На борьбу с расхитителями госсобственности бросили бывшего председателя Контрольно-счетной палаты Башкирии, а ныне пенсионера Петра Бобылева. «Святой Петр» (именно такое прозвище получил г-н Бобылев, когда лютовал в КСП) и другие общественники (среди которых люди из всех сфер жизни, например, поэт и врач-гинеколог) весьма рьяно взялись за дело, выявляя всех, кто недобросовестно относится к казенным деньгам. Насколько законно общественная организация присвоила себе контрольно-надзорные функции, другой вопрос, главное, что неравнодушные люди не сидят без дела.   

Вызванный для «снятия стружки» конкурсный управляющий «Белебеевского элеватора» Руслан Ялавега на заседании привел для сравнения стоимость других реализованных в 2006-2007 годах элеваторов.

- Что касается платежей в бюджет, то все 7,35 млн рублей полностью перечислены в ГУП и распределены среди кредиторов, - рассказывает г-н Ялавега. – Но, как написало одно издание, я якобы не сказал на совете, кому достались деньги от его продажи и где подтверждающие оплату документы. Но могу точно заверить, что я копии платежей и банковские выписки на заседании совета представил, но ревизорам не понравилось, что это были копии, а не оригиналы, хотя все они были заверены.

Удивительно, что члены общественного совета на этом заседании забыли о своем предназначении – контроле за расходованием бюджетных средств (хотя в процедуре банкротства бюджетных денег не было истрачено ни копейки) и на всякий случай присвоили себе еще и не свойственные функции государственных ревизионных органов – надзор за процессом банкротства.

- Арбитражного управляющего утверждает суд, в законе о банкротстве нет ни слова о контроле процесса общественными организациями, - удивляется волюнтаризму общественников Руслан Ялавега.   

Торги по реализации этого объекта еще в 2007 году были согласованы республиканским минземимущества и оформлены заключением Росимущества. А потому необъяснимо, почему именно сегодня общественный совет решил потрепать за загривок участников процесса, хотя новых собственников отказались пустить на заседание.

- В общественном совете, получившем название президентского, не должно быть дилетантов, - поделился с нами после исторического заседания один из чиновников башкирского правительства. - Уже двадцать лет в России существует рыночная экономика, где есть спрос и предложение. Если за этот элеватор давали на тот момент больше, то непременно цена была бы выше семи миллионов, ведь элеватор продавался на открытых конкурсных торгах. Отсюда другой вопрос, если это такой необходимый элеватор нашей башкирской  экономики, то почему его довели до банкротства? Ответ прост, как любое неэффективное предприятие «Белебеевский элеватор» не смог удержаться на плаву в век рыночной экономики. Но кто виноват в этом, если это  госсобственность, то в первую очередь виновны чиновники, а уж потом директор, коллектив. Но почему члены совета не желают вызывать на ковер тех номенклатурщиков, которые управляли башкирской экономикой в 2000-х годах? Тех, кто осуществлял надзор за госсредствами в виде надзорных органов?

А у конкурсного управляющего и вовсе сложилось мнение, что некоторые члены общественного совета ангажированы, раз «полгода почему-то педалируют тему продажи элеватора».

Впрочем, Руслан Ялавега не далек от истины. В свое время помещения брошенного, находящегося в состоянии банкротства элеватора арендовал по смешной цене некий г-н Низамутдинов, который с приходом новых собственников в 2008 году потерял управление над зданиями. А после и вовсе выяснилось, что он разбазарил конкурсное имущество и нарастил долг за аренду, причинив государству ущерб 688 тысяч рублей. 

- Вопрос о возмещении ущерба, причиненного в результате растраты имущества с  территории филиала Белебеевский элеватор ГУП «Башхлебопродукт» г-ном Низамутдиновым, общественный совет почему-то оставляет без внимания, - сетует арбитражный управляющий, уже обратившийся в МВД по РБ и прокуратуру. – Низамутдинова неоднократно предупреждали о том, что он не имеет права распоряжаться имуществом конкурсного объекта, но ему все было нипочем. А теперь его интересы лоббирует общественный совет.

Руководитель проверяющей комиссии общественного совета Нурфаиз Гумеров, по слухам, родственник г-на Низамутдинова, и вероятно поэтому ревизоры вдруг озаботились продажей госсобственности, совершенной еще четыре года назад.  

- Получается, что общественники, пользуясь доверием президента РБ, перекладывают проблему с больной головы на здоровую, - резюмирует  Руслан Ялавега. - Президент Башкирии обещал, что у нас в республике зеленый свет бизнесу, и хочется верить ему, что так оно и есть, и что кучка номенклатурщиков – «швондеров и шариковых» не смогут помешать здоровому инвестиционному климату.

Халил БИКБОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter