Хамитов предпочитает деликатно договариваться с федеральным центром

Хамитов предпочитает деликатно договариваться с федеральным центром

1 апреля, 00:42
Политика
За последние пять лет слово «лоббист» звучало в республиканских СМИ намного чаще, чем за предыдущий период. Нас уверяли, что вхожий в самые высокие федеральные круги Рустэм Хамитов поставил свои лоббистские возможности на службу региональному благу. Сам факт его лоббистских возможностей не вызывает сомнений, однако в последнее время в этом вопросе наметилось некоторое смещение акцентов.

 

 

Лоббистам закон не писан

Выстроенная при Владимире Путине вертикаль власти предполагает актуализацию лоббизма (от англ. Lobbi – кулуары, крытые галерии) как важного неформального инструмента региональных элит. Лоббизм в самом широком контексте – это организованные группы давления на властные структуры с целью реализации своих специфических интересов.

Лоббистские способности элит постоянно «мониторят» политологи. В «Независимой газете» регулярно публикуется рейтинг лучших лоббистов страны. А вот федерального закона регламентирующего лоббисткую деятельность до сих пор нет. Поэтому возникают трудности в отграничении лоббизма от коррупции. Неудивительно, что в рейтинге лучших лоббистов за март 2014 года обвиняемый ныне в получении взятки в особо крупном размере экс-губернатор Сахалина Александр Хорошавин занимал 21-е место.

История о принятии в России отдельного закона о лоббизме – давняя. Еще в 1993-м депутаты Верховного Совета поднимали этот вопрос. Невысокий статус институтов регионального влияния на федеральном уровне, особенно после реформы Совета Федерации 2000-2002 годов, сделал актуальным вопрос о создании в России дополнительных каналов защиты региональных интересов.

Однако по различным причинам, часто неизвестным широкой публике, этот вопрос так и не решается. Возможно, если лоббизм будет выведен из тени, ситуация изменится, а возможно, что и нет. Представьте, что будет, если власти легализуют своеобразный институт политических «решал», основная задача которых будет заключаться в выбивании денег из федерального центра.

С другой стороны, региональные элиты явно не удовлетворены существующей схемой по распределению материальных благ. Понятно, что существуют дотационные регионы и регионы доноры, которые претендуют на разную долю ВВП государства. У каждого региона разная структура потребностей и возможностей, удовлетворением которых и занимаются главы и губернаторы, депутаты и прочие элиты.

Кстати, при лоббировании интересов наибольшие возможности имеют регионы, обладающие наибольшим демографическим весом. С количеством избирателей прямо связано количество одномандатных округов. Башкирия, наряду с такими субъектами как Татарстан и Ростовская область, обладает большими стартовыми возможностями для создания неформальных групп давления в Госдуме. Однако среди российских парламентариев из Башкирии никто пока себя на лоббистском поприще не проявил. Скорее этот фактор можно рассматривать как ресурс развития системы, который актуализируется в 2016 году.

Деликатная тактика

А вот глава региона Рустэм Хамитов постоянно отмечается в рейтингах лучших лоббистов. Чаще всего он входит в группу «сильное влияние». Если в 2011 году он располагался на седьмой позиции, то в 2014-м на 11-й. Хамитова можно считать региональным политиком, положение которого устойчиво и к которому прислушиваются в Кремле. Вес Хамитова позволил ему грамотно «разрулить» ситуацию с «Башнефтью». Формально глава республики не участвовал в разрешении этого вопроса, но его позиция, безусловно, была интегрирована в кремлевскую политическую волю.

В итоге Башкирия получила свою долю (около 25 % акций «Башнефти»), а Хамитов заработал дополнительные политические очки, проактивно решив вопрос с финансированием профессионального хоккея в Башкирии. Кстати, недооценка лоббистских возможностей Рустэма Хамитова очень дорого стоила Муртазе Рахимову.

В целом же лоббистская деятельность Хамитова характеризуется деликатностью. Он предпочитает договариваться дипломатично, а не терроризировать федеральный центр скрытыми угрозами дестабилизации ситуации в республике, которая требует срочных финансовых инъекций со стороны федерального центра. Такой тактики придерживается ряд регионов, что дает неплохие финансовые результаты, но аналогичное заигрывание с проблемами сектора безопасности чревато реальной дестабилизацией, крайне нежелательной для многонациональной Башкирии.

Навигация в формате «R2R»

Сейчас в преддверии саммитов ШОС и БРИКС основной вектор своей лоббистской активности глава Башкирии перенаправил в формат регионального сотрудничества. На саммите ШОС в Душанбе именно Хамитову было позволено предложить формат «R2R» («регион с регионом») для развития инвестиционных и торговых проектов. Хамитов смог подключить республику к сотрудничеству с Киргизией, в которую федеральный центр в ближайшие годы «вольет» более 1 млрд $. Зная особенности формирования финансовых потоков из федерального центра вполне себе можно предположить, что значительная часть этих средств вернется в Россию. Башкирия в этом реверсивном потоке присутствует, что дает возможности развивать интересные бизнес-проекты.

Хамитов все больше разворачивает свои компетенции в сторону регионального сотрудничества. Для позиционирования огромной России на международной арене вполне естественен принцип субсидиарности, согласно которому регионы берут на себя дополнительные полномочия по реализации ключевых вопросов развития внешнеэкономической деятельности. Впрочем, кто-то понимает этот принцип слишком буквально. Так, в прошлом году, сразу же после «Крымнаш», председатель Верховного совета Хакасии Владимир Штыгашев заявил от имени России о претензиях на Северо-восточные территории Казахстана.

А совсем недавно спикер чеченского парламента Дукуваха Абдурахманов известил весь мир (а заодно и Кремль) о готовности республики в ответ на решение Конгресса США о поставке оружия на Украину поставлять оружие в Мексику. Тем самым чеченские комрады хотят подкрепить позицию мексиканских товарищей в споре о правовом статусе аннексированных США территорий, где сейчас находятся американские штаты Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, Колорадо и часть Вайоминга.

Рустэм Хамитов в отличие от одиозных республиканских элит Хакасии и Чечни предпочитает развивать региональное сотрудничество, в том числе и на международной арене, сугубо мирными способами, «без аннексий и контрибуций». Он имеет возможность представлять регион не только на кремлевско-кулуарном уровне, но и на уровне соседних государств. Договоренности о развитии товарооборота с Узбекистаном, взаимодействие с китайскими провинциями, соглашение о партнерстве с Атыраусской областью (Казахстан), переговоры с представителями ЮАР – все это свидетельствует, о том, что глава Башкирии движется в правильном направлении. Вся эта навигация выстраивается под саммиты ШОС и БРИКС, по итогам которых можно ожидать ряд соглашений, которые укрепят лоббисткий авторитет Хамитова.

Александр КРАСОВСКИЙ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter