Михаил Тарасенко: «Судьей рождается не каждый»

Михаил Тарасенко: «Судьей рождается не каждый»

30 марта 2011, 03:22
Политика
Главный судья Башкирии Михаил Тарасенко рассказал журналистам, как идет в республике судебная реформа и какие изменения ждут судебную систему. Для председателя Верховного суда РБ в работе подчиненных существует два основных критерия – качество рассмотрения дел и соблюдение сроков. Причем по мнению г-на Тарасенко, рассмотрение дела в положенные законом сроки не вступает в противоречие со справедливостью судебного решения, а иначе «нарушаются права граждан на качественное правосудие».

Голос совести и дух закона

 

Председатель ВС РБ считает, что за два минувших года в башкирских судах произошли серьезные перемены.

- Мы взяли за точку отсчета 2008 год, - рассказывает Михаил Иванович. – Если в 2008-м за нашими судьями числились 860 гражданских дел, которые тянулись от года до шести-семи лет, то в 2010-м осталось только 23 дела, которые рассматривались свыше года.

Михаил Тарасенко уверен, что судья может объективно рассматривать дело и при этом не затягивать вынесения решения.

- Положено в первой инстанции рассматривать дело два месяца, значит нужно укладываться в эти сроки, - говорит он. - Хотя есть у нас «резинщики», которые мучаются, примеряются и сразу принять решение не могут, оттягивая этот момент. Такие судьи ничего кроме раздражения не вызывают. Но я могу понять, что не каждый человек имеет дар выносить справедливые судебные решения, это тоже особое качество характера. Не каждый может быть судьей – иногда человеческий фактор имеет решающее значение. 

- В законе написано, что каждый судья выносит решение, согласуясь со своей совестью. Должен ли он в мотивировочной части описывать голос совести?

- Законодатель имел в виду, что свои убеждения судья должен сверять с буквой и духом закона, - считает верховный судья РБ. – Решение, прежде всего, должно быть основано на законе, как бы ни хотелось по-человечески поступить иначе.   

Возросшее число обращений в кассационную и надзорную инстанции г-н Тарасенко объясняет укреплением правосознания населения и надеждой людей на изменение судебного вердикта.

- Не значит ли это, что люди перестали доверять первой инстанции?

- Люди начали понимать, что у них есть такое право и обжалуют решение первой инстанции на всякий случай, - говорит г-н Тарасенко. – Причем очень многие наши граждане весьма юридически подкованы и приходят в кассацию с подготовленным обзором судебной практики по подобным делам.  

По словам председателя Верховного суда Башкирии, в кассационной инстанции отменяется лишь 1% решений районных судов – это означает, что вердикты выносятся справедливые.

Имеют место случаи, когда президиум Верховного суда РБ принимает решения, оправдывающие осужденных.

- Так, высшая судебная инстанция республики рассмотрела дело гражданина, которого обвиняли в хищении заработной платы, - рассказывает г-н Тарасенко. – Он работал в одной из районных администраций смотрителем за гостевыми домиками, а оформлен был инженером по экологии, поскольку в штате мэрии его должность не предусмотрена. Как получилось, что он стал фигурантом уголовного дела – отдельный разговор, районный суд вынес обвинительный приговор за хищение заработной платы, который был отменен, и человек был оправдан.

По наблюдениям Михаила Тарасенко, люди, обращающиеся за разрешением своих проблем в суд, имеют разные мотивы.

- Некоторые прирожденные сутяги и судятся годами, - рассказывает он. – Иногда они и сами не помнят, из-за чего начался судебный процесс, но идут до конца с каким-то азартом, мол, я все равно должен победить. Другие идут в суд, потому что понимают, что это цивилизованный метод в разрешении гражданских споров.    

Михаил Тарасенко связывает поток жалоб на работу судей с недовольством выносимыми решениями, но не из-за того, что они не правовые, а потому что одна из сторон всегда остается не удовлетворенной в своих интересах.

- У нас ежегодно рассматривается свыше 600 тысяч гражданских дел, а это значит, что половина участников этих процессов – обиженные, не согласные с решениями, так как они вынесены не в их пользу, - объясняет Михаил Иванович. – А иногда люди не соглашаются и с положительным решением, если их не устраивает, например, сумма компенсации – рассчитывали на большую, получили меньшую.    

 

 

«Разговоры о подкупе судей – не более, чем сплетни»

 

По словам г-на Тарасенко, судейское сообщество борется за чистоту своих рядов. В прошлом году лишился мантии за «вынесение не правовых решений» бывший председатель суда Иглинского района Башкирии Фарит Насретдинов. Так решила квалификационная коллегия судей, когда выяснилось, что судья принимал участие в переделе пригородных земельных участков и подыгрывал вороватым чиновникам. Г-н Насретдинов закреплял своими решениями перевод земель сельскохозяйственного назначения в земли общего пользования, хотя это не прерогатива суда, а органов исполнительной власти. 

- Этот человек готов был написать заявление об увольнении по собственному желанию, - рассказывает г-н Тарасенко. – И таким образом сохранить статус судьи, а, значит, и высокую пенсию. Но мы решили, что судья нарушил кодекс судейской этики и должен быть лишен иммунитета. Теперь он может стать фигурантом уголовного дела – препон для правоохранителей, если они пожелают привлечь его к ответственности, больше нет.

При этом Михаил Тарасенко считает, что судейский статус дает служителям Фемиды не так много преференций.

- Процедура возбуждения уголовного дела против судьи несколько иная, чем против обычного человека, - говорит он. – Но это не значит, что судья недоступен для правоохранительных органов. Недавно квалификационная коллегия судей выдала разрешение на проведение оперативных мероприятий против мирового судьи Туймазинского храма Фемиды, который подозревался в получении мзды за разрешение дела, связанного с лишением водительских прав. Теперь этот уже бывший работник правосудия обвиняется во взяточничестве.  

Михаил Тарасенко рассказал, что на его адрес идет большой поток жалоб на работу судей, «особенно, если это связано с назначениями или переназначениями» или рассмотрением каких-то дел в кассации.

- Иногда читаешь такие кляузы и думаешь, что в 37-м году человека уже расстреляли бы, - рассказывает он. – Но большая часть жалоб не подтверждается – это один из способов давления на судей с целью принятия угодных заявителю решений.            

Михаила Тарасенко возмутило заявление некоторых СМИ, обвинивших одного из судей Верховного суда в предвзятости – он изменил меру пресечения Станиславу Борисову на домашний арест. Напомним, Станислав Борисов обвиняется в покушении на убийство бывшего начальника сбытового отдела электролампового завода Татьяны Огородниковой – неизвестные расстреляли женщину в подъезде собственного дома 13 лет назад. Судья, рассматривавший это дело, посчитал, что права подсудимого при расследовании были существенно нарушены, а срок его нахождения в СИЗО превышен. Станислава Борисова арестовали в феврале 2009-го – мужчине предъявили обвинение в преступлении, долгое время остававшемся нераскрытым. Следователи посчитали, что г-н Борисов, в свое время трудившийся коммерческим директором на электроламповом заводе и надеявшийся переориентировать финансовые потоки предприятия в созданный им торговый дом, – заказчик этого злодеяния. Татьяна Огородникова много лет ждала, когда правоохранители накажут людей, посягнувших на ее жизнь. И вот, когда казалось, что справедливость должна восторжествовать в суде, дело передали на доследование, а главного виновника освободили из-под стражи.

- Я был очень возмущен, когда средства массовой информации обвинили в развале этого дела суд, - говорит Михаил Тарасенко. – Суд принял справедливое решение, и иного принять не мог – права подсудимого были грубо нарушены следствием. По закону обвиняемый не может находиться в СИЗО более 18 месяцев, и оставить Борисова под стражей означало презреть нормы Уголовно-процессуального кодекса. Кроме того, следствие допустило странную ошибку – предъявило обвинение в отсутствие адвоката, с которым у обвиняемого было заключено соглашение. Как это случилось, у меня в голове не укладывается. Отсутствие избранного обвиняемым защитника при серьезном следственном действии ставит под удар весь смысл следственного процесса. Это не только существенное нарушение российских законов, но и европейской Конвенции о правах человека.

По словам г-на Тарасенко, на него пытались повлиять и внушить необходимость не принимать законное решение, потому что дело «очень громкое».

- Если это дело было громкое, значит, следователи тем более должны были скрупулезно подходить к соблюдению всех процессуальных норм, - говорит он. – А не обвинять в своих промахах суд.

Кстати, Михаил Тарасенко уверяет, что обвиняемых в уголовных преступлениях, обремененных богатством, не так часто встретишь в суде.

- Половина дел, которые мы рассматриваем, связаны с кражами имущества, и за душой у этих подсудимых ничего нет, - объясняет он. – Так что слухи о том, что кто-то пытается подкупить судей, не более чем сплетни, подтверждения которым нет.   

На самого председателя Верховного суда облеченные властью обвиняемые или их защитники влиять не пытаются.

- Просто пишут письма: «Обратите внимание на рассмотрение того или иного дела», надеясь, что таким образом можно повлиять на процесс, - говорит он. – На самом деле каждый судья независим, в том числе и от мнения председателя суда.  

Михаил Тарасенко заявил, что специальной службы по охране судей нет, хотя, наверное, риск для каждого служителя Фемиды существует.

Например, на минувшей неделе в Башкирии неизвестные «заминировали» районные и городские суды, парализовав работу сразу 70 храмов правосудия. Кто-то сообщил в правоохранительные органы, что в зданиях судов заложены бомбы.

- Можно расценивать это как угрозу судьям, а можно и как хулиганство, - говорит Михаил Иванович. – Но я полагаю, что кто-то намеревался таким образом сорвать важный процесс.  

 

«Судьи ходят на работу, совершая подвиг»

 

Как утверждает Михаил Тарасенко, созданная при ВС РБ комиссия по соблюдению разумных сроков рассмотрения дел - действенный инструмент для воздействия на нерадивых служителей Фемиды.

- Поверьте, никто из них не испытывает приятных ощущений при вызове на комиссию, - говорит г-н Тарасенко. – Когда коллеги начинают воспитывать, любой постарается изменить свое отношение к работе, ведь процессуальная ошибка чревата дисциплинарной ответственностью.

Строго спрашивают с судей за качество судебных решений.

- Таким служителям Фемиды Квалификационная коллегия судей выносит предупреждения, - рассказывает Михаил Иванович. – И, поверьте мне, это очень серьезное наказание. В случае, если такое предостережение объявят повторно, придется лишиться судейского статуса.

Михаил Тарасенко считает, что не каждый судья злонамеренно идет на затягивание процессов – иногда это объясняется «колоссальной нагрузкой» на служителей Фемиды.

- Когда в производстве у одного судьи находится много дел, есть большой шанс совершить ошибку и нарушить права участников процесса, - говорит он.

Поэтому главная проблема судейского сообщества республики – большая загруженность.

- По числу дел, приходящихся на одного судью кассационной инстанции, мы переплюнули все суды в России, - говорит Михаил Иванович. – Даже в московских судах судьи меньше загружены – у нас на одного судью приходится 24,8 гражданских дела, в Москве – только 20.

Г-н Тарасенко прогнозирует, что в ближайшее время увеличится число дел в надзорной инстанции в связи с инициативой президента РФ снижения срока наказания ниже низшего предела за небольшие преступления сразу по 68 статьям Уголовного кодекса. Закон устанавливает, что санкция в виде лишения свободы применяется главным образом за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие, в остальных случаях подсудимого можно оставлять на свободе.

- Эти поправки сделают систему наказаний более справедливой и гуманной, - говорит Михаил Тарасенко. – Но сегодня существенно увеличат нагрузку на судей, поскольку обжаловать приговоры станут все, оказавшиеся в местах лишения свободы.    

В Верховном суде еще весной позапрошлого года разработали проект закона по оптимизации судебной системы, благодаря которому можно было бы равномерно распределить дела между всеми служителями Фемиды. Законопроект рассмотрели и одобрили в комитете башкирского парламента, и он дошел до президиума, а там бумаги легли под сукно. Ждали осенней сессии, однако депутаты так и не рассмотрели инициативы судейского сообщества. Новый проект закона будет внесен в ближайшее время.   

По словам г-на Тарасенко, речь идет о реструктуризации малосоставных судов (где работает менее трех судей) и объединении их с более крупными храмами правосудия. В первую очередь это необходимо для выполнения конституционных норм – обвиняемые в тяжких преступлениях имеют право на рассмотрение своего дела коллегией из трех судей, а в некоторых районных судах, где такого количества служителей Фемиды нет, это невозможно.

А во-вторых, по мнению Михаила Тарасенко, «просто несправедливо, когда один судья рассматривает за месяц 20 дел, а другой, работающий в малосоставном суде, только два и оба получают одинаковую зарплату». Распределить равномерно дела между всеми работниками правосудия и задумали в ВС РБ. 

- Для реализации этого закона не понадобятся новые здания, да и судьи будут работать в прежних кабинетах, - объясняет Михаил Ивавнович. – Изменения коснутся формальностей, например, Нуримановский суд присоединится к Иглинскому и станет общим целым, то есть жители этих территорий смогут по своему выбору обратиться в здание суда, расположенного в любом из этих районов.

Сегодня в Башкирии действует 71 суд, законопроектом предусмотрено укрупнение 35 храмов Фемиды. Это позволит увеличить число судей в Салавате, Стерлитамаке и Уфимском районе.

- На недавней конференции судей республики присутствовали глава РБ Рустэм Хамитов и спикер башкирского парламента Константин Толкачев, - рассказывает Михаил Иванович. – Я в присутствии первых лиц исполнительной и законодательной власти передал пожелание от власти судебной – судейское сообщество давно ждет решения этой проблемы. Надеюсь, что меня услышали и на апрельском заседании включат в повестку рассмотрение нашего законопроекта.

Также г-н Тарасенко считает, что требуется немедленно что-то решать с помещениями для мировых судей, поскольку представители мировой Фемиды подчас работают в таких местах, что «их появление на работе сродни подвигу».

- В Нефтекамске один из участков мирового судьи расположен на лесопилке, в Кировском районе Уфы мировые судьи работают в бойлерной, - рассказывает Михаил Иванович. – Эти помещения не только не приспособлены для работы, но и не имеют элементарных удобств. Вряд ли люди, приходящие в такие суды, испытывают уважение к закону. Глава государства дал поручение руководителям регионов повернуться к мировым судьям лицом и создать им человеческие условия для работы. Надеемся, что так и будет.  

Антонина ЧЕСНОКОВА.  

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter