Михаил Тарасенко: «Власть стала стесняться влиять на суды»

Михаил Тарасенко: «Власть стала стесняться влиять на суды»

Михаил Тарасенко: «Власть стала стесняться влиять на суды»

28 июля 2010, 03:21
Политика
На минувшей неделе глава Верховного суда РБ Михаил Тарасенко встретился с журналистами, чтобы рассказать о работе высшего судейского ведомства Башкирии. По словам Михаила Ивановича, в последнее время резко увеличилось число исков по гражданским спорам, отправляемым в федеральные суды и число кассационных жалоб по уголовным делам. Например, если за весь 2009 год башкирские суды рассмотрели 45000 дел, то только в первом полугодии 2010-го поданы уже свыше 51000 исков.

- На мой взгляд, это объясняется возросшим правосознанием граждан республики, - говорит г-н Тарасенко. – И люди начинают использовать цивилизованные методы в разрешении гражданских споров.

Однако число «уголовных» приговоров, отмененных в кассационной инстанции и направленных на новое рассмотрение, не так велико – около 30%.

- Отмены в основном случаются по процессуальным моментам, - объясняет председатель ВС РБ. – Иногда районные судьи несут сумасшедшую нагрузку, рассматривая десятки дел в месяц, и, естественно, качество их работы страдает. Они допускают процессуальные ошибки.

Рекордсменом по нагрузке на одного судью является Кировский суд Уфы – здесь каждый служитель Фемиды рассматривает в среднем по 49,6 дел, а в Миякинском районе на одного судью приходится 1,7 разбирательств.

В Верховном суде даже разработали проект закона, благодаря которому можно было бы равномерно распределить дела между всеми служителями Фемиды, но его «потеряли в недрах Курултая».

- Наш законопроект рассмотрели и одобрили в комитете, и он дошел до президиума, а там бумаги легли под сукно, - рассказывает Михаил Иванович. – Теперь будем ждать начала осенней сессии, чтобы понять, как депутаты отнеслись к нашей идее.

По словам г-на Тарасенко, речь идет о реструктуризации малосоставных судов (где работает менее трех судей) и объединении их с более крупными храмами правосудия. В первую очередь это необходимо для выполнения конституционных норм – обвиняемые в тяжких преступлениях имеют право на рассмотрение своего дела коллегией из трех судей, а в некоторых районных судах, где такого количества служителей Фемиды нет, это невозможно.

А во-вторых, по мнению Михаила Тарасенко, «просто несправедливо, когда один судья рассматривает за месяц 20 дел, а другой, работающий в малосоставном суде, только два и оба получают одинаковую зарплату». Распределить равномерно дела между всеми работниками правосудия и задумали в ВС РБ. 

- Для реализации этого закона не понадобятся новые здания, да и судьи будут работать в прежних кабинетах, - объясняет Михаил Ивавнович. – Изменения коснутся формальностей, например, Нуримановский суд присоединится к Иглинскому и станет общим целым, то есть туда будут по подсудности обращаться жители и Нуримановского, и Иглинского районов. Мы намерены укрупнить таким образом 35 судов.

- А сами судьи как относятся к нововведению?

- Одобряют, - уверен председатель Верховного суда. – Они понимают, что большое количество дел у служителей крупных судов способствует увеличению сроков рассмотрения дел и, как следствие, влечет нарушение конституционных прав граждан на судебную защиту.    Михаил Тарасенко уверен, что все работники судейского корпуса Башкирии «работают добросовестно».

- Работа у судьи очень выматывающая, а разговоры о коррумпированности судей возникают от того, что одна из сторон всегда остается недовольна принятым решением, - высказывает свою точку зрения г-н Тарасенко. – У этих людей есть родственники и друзья, обсуждающие «несправедливый», по их мнению, вердикт. А если учесть, что в судебных тяжбах в последнее время участвует каждый третий житель Башкирии, число людей, неудовлетворенных решениями судов, велико. Отсюда и разговоры о том, что судьи могут быть ангажированными.

Как утверждает Михаил Тарасенко, распространению слухов о зависимости судей способствуют нечистоплотные адвокаты, которые могут, играя на публику, зайти к судье, чтобы поинтересоваться процессом, а потом, выйдя из кабинета, на глазах у противной стороны заявить: «Я обо всем договорился».

- Понятно, что у других участников процесса случается шок, - посетовал г-н Тарасенко. – Но привлекать к ответственности таких мошенников должны не мы, а правоохранительные органы. И я не могу ответить на вопрос, почему они этого не делают.

Есть у главы ВС РБ и другие претензии к адвокатам, которые «спят на заседаниях». Сегодня в судопроизводстве существует такое понятие как состязательность процесса, когда две стороны, обвинитель и адвокат предъявляют свои доказательства, а судья остается «над схваткой», принимая объективное и справедливое решение.

- Но наши процессы проходят очень скучно, - говорит Михаил Тарасенко. – Адвокат не шевелится, считая, что достаточно того, что он пришел на процесс. А между тем, сегодня судья не вправе добывать доказательства виновности или невиновности человека, как это было в советское время, теперь только от профессионализма обвинителя и адвоката зависит, какое решение примет суд.

Михаил Тарасенко считает, что «пройдет еще много лет», прежде чем российское судопроизводство станет соответствовать западным нормам.

- Должно смениться целое поколение судей, чтобы они отказались от некоторых пережитков советской судебной системы, - говорит он.

По словам главного верховного судьи Башкирии, служители Фемиды «должны обладать неимоверной психологической устойчивостью и высокими моральными качествами», поскольку им дано право вершить судьбы людей. 

- Возможно, народ ринулся в суды защищать свои права, потому что все органы власти абстрагируются от решения их проблем, - рассуждает Михаил Тарасенко. – Если раньше человек мог обратиться в товарищеский суд, или прийти к начальству, то теперь чиновники со всеми тревогами отправляют людей в федеральные или мировые суды, хотя иногда им требуется помощь психологического свойства. 

По словам г-на Тарасенко, возможно в будущем в России появятся «примирительные» суды, где люди будут решать такие проблемы.

Объяснил Михаил Иванович и почему многие громкие дела, связанные с разоблачением коррумпированных чиновников, в судах заканчиваются условными приговорами: «не дорабатывают правоохранители, не представляя всех доказательств».

- Судья оказывается перед дилеммой – он понимает, что преступление было совершено, а доказательств недостаточно, - говорит г-н Тарасенко. – Но решение выносится по существу, а, по мнению общественности, судьи вынесли излишне мягкий приговор. Однако все эти приговоры проходят строгий контроль коллегии судей и остаются в силе, а это значит, что судья принял законное и обоснованное решение.

Несмотря на то, что в России были случаи, когда глава исполнительной власти или надзорного ведомства указывали судьям «как правильно надо работать», Михаил Тарасенко утверждает, что в Башкирии на него «никто влиять не пытался».

- Иногда пишут письма с просьбой учесть ту или иную точку зрения, однако впрямую ни одно ведомство на меня не выходило, - говорит Михаил Иванович. – И это тоже веяние нового времени, что власть стала стесняться влиять на суды.

С представителями Фемиды, нарушающими кодекс судейской этики и закон «О статусе судей» борется квалификационная коллегия судей (ККС), куда председатель ВС РБ направляет представление о нарушениях того или иного служителя правосудия.

- Недавно лишили полномочий судью Иглинского района, которого правоохранители заподозрили в махинациях с земельными участками, - рассказывает Михаил Иванович. – Он очень хотел оставить судейский статус и готов был сам распрощаться со своей должностью, только бы его не лишали иммунитета. Но ККС приняла решение о снятии с этого человека судейской мантии и теперь он, незащищенный судейской неприкосновенностью, в полной мере ответит за свое правонарушение.

Еще несколько служителей Фемиды распрощались со своим статусом, после того, как квалификационная коллегия выяснила, что они утаили сведения о судимых родственниках.

- Эти судьи работали и подали документы на продление полномочий после истечения их срока, - продолжает г-н Тарасенко. – После проверки МВД и ФСБ выяснилось, что при поступлении на работу эти люди скрыли свои семейные тайны. Квалификационная коллегия не рекомендовала их на должность судьи. Но не потому, что их родственники попадали в поле зрения правоохранительных органов, а за то, что они, получая судейскую мантию, пошли на обман.

Строго спрашивают с судей, если они нарушают сроки рассмотрения дел.

- Таким служителям Фемиды ККС выносит предупреждения, - рассказывает Михаил Иванович. – И, поверьте мне, это очень серьезное наказание. В случае, если такое предостережение объявят повторно, придется лишиться судейского статуса.

Председатель Верховного суда уверен, что «судьи работают открыто, так, как не работает еще ни одно ведомство».

- Нас уже наизнанку вывернули, - сказал он про последние законодательные нововведения, обязывающие каждый суд вывешивать все приговоры в интернете. – Но теперь граждане могут получать полную информацию о работе судейского корпуса и этот факт, в будущем, возможно, изменит негативную оценку судейской работы у населения, которая сегодня имеет место.    

Антонина ЧЕСНОКОВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter