Полоса везения. Как заброшенный аэродром смог принять аварийный лайнер

Полоса везения. Как заброшенный аэродром смог принять аварийный лайнер

Полоса везения. Как заброшенный аэродром смог принять аварийный лайнер

27 октября 2010, 02:46
Политика
Наверное, многим памятна удивительная история со спасением экипажа и пассажиров самолета Ту-154М, совершавшего рейс «Мирный – Москва». Того самого, у которого на высоте более 10 тысяч метров полностью отказала система электропитания. Все федеральные каналы показывали пилотов, мастерски посадивших машину в чрезвычайных условиях. Однако, как выясняется, в чудесном спасении 80 пассажиров есть и заслуга нашего земляка Сергея Сотникова, начальника вертолетной площадки, где приземлился самолет. В течение 12 лет Сергей Сотников следил за состоянием полосы аэродрома, не позволив превратить ее и окрестности в заброшенный объект.

Прерванный полет

 

Латинская поговорка гласит: «Храни порядок, и порядок сохранит тебя». Сентябрьское драматическое событие в небе над Ижмой в Коми подтвердило правдивость этих слов.

Напомним, 7 сентября лайнер Ту-154М авиакомпании «Алроса» вылетел из якутского аэропорта Полярный в Москву. На его борту находились 72 пассажира и 9 членов экипажа. Внезапно у самолета отказало большинство приборов, как потом выяснилось, из-за аварии в электрической сети. Понадобилась срочная аварийная посадка. Задача стояла невыполнимая: где найти посадочную полосу в глухом таежном месте? Ближайший ижминский аэропорт закрыт 12 лет назад, на нем функционирует только вертолетная площадка, на которую сажать самолет невозможно. Но вот пилоты увидели на земле что-то похожее на взлетно-посадочную полосу. В каком она состоянии они не знали, но выбора не было: нужно сажать лайнер. Экипаж рискнул. Самолет благополучно приземлился, как оказалось, на вполне пригодную полосу, разве что она была короче положенного.

Для Ту-154М необходима длина в два с половиной километра, а здесь - всего тысяча триста метров. Эта полоса рассчитана на менее габаритные машины. Но все же летчики благодаря своему мастерству сумели посадить самолет, и никто из пассажиров не пострадал. Но только ли мастерство пилотов помогло благополучно посадить лайнер? И как на территории заброшенного больше десяти лет назад аэропорта оказалась пригодная для посадки самолета полоса? Выяснилось, что за взлетно-посадочной полосой следил бывший начальник несуществующего аэропорта Сергей Сотников.

- Было обычное сентябрьское утро, я собирался на работу, - рассказывает Сергей. – И тут мне позвонили местные метеорологи и сообщили, что садится большой самолет, я сразу понял: что-то не так.

Сергей Сотников работает начальником вертолетной площадки, что находится рядом с заброшенным аэропортом. После тревожного звонка он сразу выехал на место событий.

- Увидел очень необычную картину: на полосе стоит большой лайнер. Пассажиры, эвакуированные по надувному трапу, судорожно курят и разговаривают по телефонам.

Первое, что Сергей начал выяснять, есть ли жертвы. Когда узнал, что никто не пострадал, начал помогать в организации временного размещения пассажиров.

Сергею – 52 года. Родился в Нуримановском районе Башкирии. Почти всю жизнь посвятил авиации. Окончил Егорьевское авиационное техническое училище гражданской авиации, после чего работал техником и начальником ГСМ в Печоре. Затем он возглавил ижминский аэропорт. После его закрытия  Сергей Сотников стал начальником вертолетной площадки.

 

Чудак-человек

 

Но и после закрытия аэропорта он продолжал ухаживать за взлетно-посадочной полосой: вырубал ивняк, прорастающий в стыках между плитами, убирал мусор, следил за состоянием дренажных колодцев. В общем,  поддерживал полосу в рабочем состоянии.

- Иной раз в свободное время проедусь на машине, уберу хлам, наведу порядок, - рассказывает Сергей. - Мужикам местным объяснял, что захламлять полосу не дам.

По словам Сергея, многие местные жители поначалу воспринимали закрытый аэропорт как свалку.

- Приходилось часто объяснять людям, что помойка находится в другом месте. Как-то детишки вытащили на полосу большую железную лестницу, поигрались и бросили. Но дети есть дети, поругаешь их, объяснишь, что так делать нельзя. Представьте себе, во время посадки на полосе оказался кусок железа: отскочил бы, да по фюзеляжу или по крылу. И что тогда?  

Как выяснилось, регулярное дежурство на полосе было личной инициативой Сергея. Его об этом никто не просил, и начальство денег за это не доплачивало. Местные смотрели на него, как на чудака.

- Если вертолетная площадка в порядке, то и взлетная полоса должна быть в хорошем состоянии, - уверен Сергей. - Так я всем показываю, что в авиации полный порядок.  Привычка…

На вопрос, считает ли Сергей себя героем, спасшим 80 жизней, он ответил:

- Да никакой я не герой, просто брал на себя чуть больше работы.

Сергей признается, что верит в судьбу. Он уверен, что и в тот день все происходило совсем не случайно. Он до сих пор недоумевает, как на высоте десять тысяч метров пилоты смогли сориентироваться. А если бы все случилось часом раньше, когда еще совсем темно, тогда трагедии трудно было бы избежать.

- Даже сильная облачность, стоявшая над Ижмой несколько дней, неожиданно рассеялась, - рассказывает Сергей. – Это ли не чудо?

После этого случая Сергей Сотников побывал на своей малой родине – в башкирском поселке Красный Ключ. Мама Мария Александровна, отчим Геннадий Александрович, брат Валерий и трое его дочерей Анастасия, Зинаида и Наталия встречали родственника как настоящего героя. И даже старые друзья и соседи Сергея спешили с ним поздороваться и побольше расспросить про аварийную посадку.

- Мне даже немного неудобно было, - признается Сергей. - Все кричали: «Молодец, Серега!», а я ведь собственно ничего и не сделал. Это летчикам надо спасибо говорить за мастерство.

На работе Сергея Сотникова наградили почетной грамотой и небольшой денежной премией.

- Я просто по-человечески счастлив, что никто не погиб, - с улыбкой говорит Сергей. – Буду продолжать следить за порядком на местных авиационных объектах, пока могу двигаться.

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter