Похищение иногородней девушки и 97-й день Мустая

Похищение иногородней девушки и 97-й день Мустая

Похищение иногородней девушки и 97-й день Мустая

23 октября 2016, 10:08
Политика
В башкирских элитах отмечен взрывной рост интереса к творчеству классика поэта и драматурга

Получив приглашение на «Башкирскую пленницу» и увидев слово «концерт» на театральной афише, я немного занервничал. Показ, приуроченный к дате, пусть даже мустаевской, рискует быть чем-то средним между пионерским «монтажом» и театральным капустником. По первому я еще не соскучился за тридцать лет, второй - слишком цеховое дело, чтобы всем было понятно и интересно.

Народ потихоньку прибывал, обнимался с Альфией Мустаевной, руководство театра (Мусалим Кульбаев и Азат Зиганшин) в четыре глаза вглядывалось в темноту улицы Ленина, явно кого-то поджидая. Не было понятно, ждут они представителя региональных властей, которым оказался "профильный" вице-премьер Салават Сагитов, который прибыл с супругой, или кого-то ещё. А "кем-то ещё" оказалась чета Каримовых третьего от Мустафы Сафича поколения - Тимербулат Олегович и Инга Игоревна.

До первого звонка мы с коллегами успели опросить подлетевшего в Уфу утром из Плёса внука писателя. Он сказал нам по секрету главное мустаевское слово - Любовь. И пообещал 11 томов полного собрания к столетию, которое будет в 2019 году - Мустай оказался ровесником Башкирии в современных границах, Советской Башкирии.

Глаз выхватил среди гостей Сергея Шмергельского («Арт-Моторс»), Игоря Стрижнева («СУ-820») и избранного месяц назад депутата горсовета Уфы Иосифа Марача (ТСК «Центральный»). Их присутствие, торжественый и парадный вид подсказывали, что что-то в этом зале происходит нечто необычное.

ФОТО: Валерий ШАХОВ

Я пообнимался с Риммой Амировной Утяшевой, главной татаркой Башкортостана и по совместительству повитухой половины Уфы включая наших двоих, сверил часы с редактором «Истоков» Айдаром Хусаиновым, который, по моим данным, много и хорошо общался с гением в последние его годы, поклонился матриархам нашего цеха Алле Анатольевне Докучаевой и Шауре Габбасовне Гильмановой, поручкался с чересчур загорелым и довольным жизнью политологом всея Руси Аббасом Галлямовым. Поискав глазами, не обнаружил экс-министра здравоохранения Башкирии Георгия Шебаева, который, по моим данным, с некоторых пор активно работает в Плёсе, где Каримов избран председателем горсовета. 

Мы сделали «подход» к Альфие Мустаевне, которую опрашивал, судя по замеченному мной ветровику микрофона, едиинственный подъехавший телеканал «Вся Уфа». В зале было хорошо и полно. Было много зрителей с наушником для синхронного перевода, что является безусловным подтверждением универсальности и интернациональности таланта Мустафы Сафича.

Произносились речи, из которых запомнилось полный метафор и искреннего трепета перед памятью, масштабом и образом Мустафы Сафича спич вице-премьера Сагитова, который поблагодарил Аллаха за то, что он послал нам в земляки гения, пусть и выдававшего себя за атеиста.

Главное в речи директора НМТ Азата Зиганшина было слово «бы», которое он не употребил в привычной применительно к покойному человеку формулировке «исполнилось бы». И прозвучал убедительно, создав полное ощущение, что Мустафа Сафич посещает творческий коллектив театра своего имени и после печального 21 сентября 2005 года. Альфия Мустаевна пообещала на сцене какого-то хулиганства, свойственного её великому отцу, отчего почему-то стало еще тревожнее.

Красная 200-литровая бочка, одиноко стоявшая на сцене, навевала до начала спектакля не очень литературные ассоциации. Невозможно было отмахнуться от мыслей о недавней сделке по приобретению крупнейшей нефтяной госкомпанией страны - «Роснефтью»  - 50%-ного госпакета нашей АНК «Башнефть». С учетом присутствия в зале дочери топ-менеджера этой госкомпании, по совместительству килен (невестки) семьи Каримовых Инги Игоревны, думалось не только о литературе, но и немного об экономике, а также политике, разумеется, социальной.

ФОТО: Валерий ШАХОВ

Бочка оказалась, несмотря на какие-то немного лукойловские цвета, не нефтяной, а пожарной емкостью. Несмотря на то, что артисты вначале малость тараторили для моего огрубевшего уха, я начал узнавать знакомый с детства спектакль про короткую на расправу, но в целом озорную бабку Тукта-бику, в данном воплощении и костюме напоминавшую чем-то Босса Насса, короля гунгамов из «Звездных войн».

У меня, как у билингва было поначалу два зрелища - одним, тюркским глазом я смотрел на сцену, другим, "россиянским" на тех, кто в наушниках, а третьим, журналистским - выглядывал Ингу Игоревну на ОВП-местах: неужели она втыкается в деревенский быт и, не побоюсь хорошего смысла этого слова, колхозный юмор БАССР прошлого века? Я потом тихонько навел справки - она уже видела этот спектакль и «давно уже в теме» и вообще «нормальная она», сообщили ИА «Медиакорсеть» неназываемые источники.

За этим энергоёмким занятием я иногда упускал канву спектакля, приходилось подслушивать у соседей в «русских наушниках». Зал начал ну не то, чтобы кататься по полу, но отчетливо ржать в один голос когда трое деревенских парней пешим ходом смогли изобразить мотоцикл «Иж-Юпитер» и боковой коляской, резво встающий на дыбы. А полностью зал раскачался на сцене глумления Тукта-бики над их сотоварищем, переодетым в в известного уфимского фотографа Айбулата Акбутина.

О концертной части и перипетиях комедии положений в интерпретации московского режиссера-постановщика Ильдара Гилязова и композитора Урала Идельбаева я предлагаю вам составить мнение самостоятельно путем посещения спектакля в НМТ им.М. Карима, расположенного, напомню, на улице Ленина, между «Хрусталём» и Гостиницей «Башкирия», где-то между «Манки-гриндерс» и Площадью двух фонтанов, в переводе на ваш хипстерский.

ФОТО: Валерий ШАХОВ

Обращу только внимание на гэг тёмного деревенского «стремящегося» муллы, который не особо зная молитвы, заменяет арабские слова похожими на них названиями лекарств: афобазол, адельфан и т.п. Запуск на сцене бензинового движка мотоблока, уверенно пришедшего в башкирской деревне на смену крестянской лошадке, сначала вызвал импульс пересидеть гарь в фойе, но потом я понял, что это замысел и нас никто не отравит окончательно.

Один гэг я придумал сам и, пользуясь правом пока единственного рецензента этого вечера, напишу здесь - было бы неплохо перевести на ржачый диалект башкирского языка и ответ телефонной системы «Абонент недоступен».

И вне всякой конкурениции - хоровое исполнение хита группы BoneyM "Sunny" в переводе на башкирский язык - «Сәләм!». И радость узнавания глобального культурного кода, и диссонанс между загорелым образом Лиз Митчелл в голове со складно, но серьёзно поющих деревенских девок и теток в монисто делает так, что зал прихлопывает и приплясывает.

После финальной сцены разоблачения лукавой старухи-гунгама, позволившей себя умыкнуть и после всей музыки, вдруг на проекционном заднике сцены проступил портрет смеющегося Мустая, меня из обоих глаз сразу, как у клоуна Олега Попова, брызнула какая-то малознакомая теплая жидкость. Сработало.

После аплодисментов был банкет, где я не очень помню как оказался и жался, отвыкнув от света за последние полгода, по углам, слушая зурначальников и людей, более знакомых с творчеством и самим Мустафой Сафичем, чем ваш покорный слуга.

Банкет давала семья, которой никому и ничего не было нужды показывать и доказывать, потому было просто, сытно и сердечно. Каримовы купали людей в своем внимании, из тостов мне больше всего понравилась здравица Сынтимира Баязитова, который был как всегда красноречив, ну и много теплых слов благодарности семьёй Каримовых было сказано и главе Администрации Кировского района г.Уфы Динару Халилову и ряду его коллег.

Так я и жался по углам пока меня не высмотрела Альфия Мустаевна, которая читала мою колонку 2012 года в «Республике Башкортостан» про безмустайный холод и отстутствие людей-нравственных ориентиров для нынешних вождей, обдуваемых жутко холодными же как в этом октябре ветрами государственных интересов.

Я не выдержал и сказал, что увидел: в последние недели каждый день в Башкортостане прибавляется поклонников творчества Мустафы Сафича, а сегодня их число растет буквально каждый час - прямо на глазах люди прибывают. Ну а что в этом плохого? 

Конечно, кого-то из именитых любителей искусства Башкортостана в этот вечер в зале, конечно, не хватало, но я так и не смог вспомнить, кого именно. 

ФОТО: Валерий ШАХОВ

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter