Внутренних дел по горло. Рашид Нургалиев: «В полиции останутся профессионалы с высокой зарплатой»

Внутренних дел по горло. Рашид Нургалиев: «В полиции останутся профессионалы с высокой зарплатой»

Внутренних дел по горло. Рашид Нургалиев: «В полиции останутся профессионалы с высокой зарплатой»

22 сентября 2010, 02:21
Политика
На минувшей неделе в столице Башкирии побывал глава МВД РФ Рашид Нургалиев. Официально руководитель российского министерства внутренних дел прибыл для участия во всероссийских соревнованиях спецназовцев, а неофициально, похоже, проверить, чем дышат милиционеры в республике. По крайней мере, главным действующим лицом оперативного совещания с участием Нургалиева стал сам главный милиционер страны. Собрание продлилось три часа, и все это время Рашид Гумарович солировал, рассказывая о предназначении милиции, обращаясь то к ветеранам, то к членам общественного совета, то к рядовым и курсантам. Впрочем, генеральскую обеспокоенность можно понять - для МВД наступают непростые времена.

Во-первых, в органах внутренних дел по всей стране идет сокращение штатов, что называется реформированием системы и отсечением от нее "несвойственных функций". Только в Башкирии будет сокращено 22% сотрудников.

Кроме того, возможно, с 1 января 2011 года вступит в силу "Закон о полиции" и не каждый сотрудник сумеет вжиться в ипостась полицейского. Правда, г-н Нургалиев успокоил личный состав, заявив, что "реформирование идет для того, чтобы повысить зарплату".

- Я не могут озвучивать цифры возможной зарплаты, пока это не сделал глава российского правительства Владимир Путин, - объяснил Рашид Гумарович. - Но в правительстве РФ сегодня идут консультации о денежных выплатах полицейским с 1 января 2012 года, и я вам могу сказать, что это жалование будет очень достойным. Молодому лейтенанту будет не стыдно служить в органах внутренних дел.

По словам г-на Нургалиева, полиция станет более профессиональной.

Сегодня идут разговоры о том, что от органов внутренних дел "отсоединят" предварительное следствие. Но Рашид Гумарович уверенно заявил, что "таких изменений не будет".

- Мое мнение, следствие и дознание должны остаться в органах внутренних дел, - сказал он. - Торопиться нет необходимости.

По словам г-на Нургалиева, в последнее время народ активно жалуется на действия милиции, и именно это недовольство стало причиной реформирования органов внутренних дел.

- Замкнутость нашей системы привела к тому, что люди перестали нас понимать и оценивают нашу работу необъективно.

Г-н Нургалиев принялся призывать сотрудников становиться "более открытыми и повернуться лицом к народу".

- Это не простой шаг, но нужно видеть проблемы простого человека не только через протокол, а возрождать контакты с населением, - сказал он. - Главное для милиционера или полицейского пропагандировать "неотвратимость наказания" для преступников всех мастей. И тогда народ поверит нам, ведь без доверия населения у нас нет будущего.

По словам главы МВД РФ, профессия милиционера такая же "народная", как и ремесло врача или учителя.

- Именно эти люди оказываются рядом в трудной жизненной ситуации, - объяснил он. - Нужно открыто смотреть в глаза нашим гражданам. И если милиция повела себя не слишком корректно - найти возможность извиниться или вернуть урон, нанесенный нашими действиями. И не стесняться рассказывать о прегрешениях.

По мнению г-на Нургалиева, сегодня "милиция расписывается в собственном бессилии".

- Многие дела приостанавливаются из-за якобы незначительного ущерба, - рассказывает министр внутренних дел России. - Но пенсионерка, у которой с веревки украли куртку, этого не понимает. Для нее - ущерб существенный, ведь на одежду она откладывала деньги со скудной пенсии не один месяц. Мы декларируем, что перед законом все равны, но граждане не получившие вразумительного ответа, почему милиция не пресекает преступность, могут в этом усомниться.

Много времени уделил глава российского милицейского ведомства личным воспоминаниям, каким должен быть настоящий сотрудник правопорядка.

- В молодости я работал опером в Карелии, - рассказал он. - И удивился настойчивости одного опытного милицейского "зубра" - он несколько раз приезжал к одному заключенному, чтобы его "расколоть". Зек держался твердо, и разговаривать с милиционером отказывался. Так этот человек меня поразил своим желанием получить ответ на интересующие его вопросы. Как-то мы с ним сели за стол и он мне объясняет: "Что-то я не так делаю, что-то я упустил или недосмотрел". И приезжал в колонию раз за разом пока все-таки не разговорил своего "подопечного". А выяснилось, что этот заключенный был озлоблен на весь мир, так как с детства хлебнул лиха. А мой знакомый милиционер сумел-таки найти ключ к его сердцу.

Рашид Гумарович выразил надежду, что и сегодня такие опытные и дотошные сотрудники работают в системе МВД и терять их ни в коем случае нельзя.

- В разговоре с ветеранами наступает момент истины, - отметил он.

Рассказал главный милиционер страны и о том, что сам он кадровый страж порядка.

- Мой отец 37 лет отслужил в органах внутренних дел, и мама и брат работали в милиции.

Очень тепло отозвался Рашид Гумарович о милиционерах, которые несут службу в Северо-Кавказском регионе.

- Какое мужество нужно иметь, чтобы взять на себя ответственность за конституционный порядок в республиках, где практически каждый день то взрыв, то убийство, - рассказал он. - Это очень непростая работа.

Главный милиционер страны вспомнил случай, который заставил его задуматься о патриотическом воспитании.

- Перед спецоперацией в одной из горячих точек зашел ко мне молодой милиционер. И говорит: "А, правда, что во время Великой Отечественной войны, когда солдаты шли в бой, кричали: "За родину, за Сталина"? И человек, который понимал, что может погибнуть, говорил: "Не вернусь из боя, считайте меня коммунистом?". Я отвечаю: "Правда" и понимаю, что выросло целое поколение, которое не помнит этой истории. Спрашиваю молодого человека: "А тебя что волнует?" Он говорит: "У меня и дед, и отец служили в милиции. Хочу понять, что сделать сегодня, зная, что могу не вернуться из спецоперации, чтобы не опозорить фамилию". Меня радует, что молодые люди с такой высокой нравственной планкой служат в органах внутренних дел. И огорчает, что такие моральные принципы есть далеко не у всех.

Министр объяснил подчиненным и то, что сокращение штатов должно быть "вдумчивым".

- Не нужно бездумно избавляться от личного состава, - говорит он. - А подходить к каждому сотруднику персонально. У нас нет такой задачи - выкинуть из органов внутренних дел профессионалов. Напротив, мы стремимся оставить в наших рядах штучный товар, людей, которые ничем себя не запятнали и могут приносить пользу стране. И никакой кампанейщины здесь не должно быть.

По мнению г-на Нургалиева, переименование милиции в полицию не несет в себе ничего трагического, напротив, новое название означает "сообщество профессионалов".

- Органы внутренних дел, избавившись от несвойственных функций, соберут свои силы в единый кулак, - объясняет он.

Как утверждает г-н Нургалиев, милиция давно переросла самое себя, а до сих пор живет по закону, написанному в начале 90-х годов прошлого века.

- Кто знал, что мы будем заниматься делами, связанными с экстремизмом и терроризмом? - восклицает он. - Разве можно было предположить, что появятся такие преступления, как торговля людьми? Или что придется изобличать криминал, использующий в своей деятельности высокие компьютерные технологии? Кто знал, что инструкции по изготовлению взрывных устройств будут доступны каждому школьнику через всемирную сеть? Для того, чтобы предотвращать угрозы XXI века требуется особый, профессиональный подход.

По словам Рашида Гумаровича, во всех странах СНГ - Казахстане, Армении, Азербайджане коллег российских милиционеров давно зовут полицейскими.

- Главное не смена вывески, а содержания и сути работы. Так что всем следует работать над профессиональными данными и если нужно - учиться.

Антонина ЧЕСНОКОВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter