Почему правозащитники «в телевизор» не попали

Почему правозащитники «в телевизор» не попали

23 августа 2010, 00:56
Политика
На минувшей неделе телеканал БСТ провел прямой эфир с главой РБ Рустэмом Хамитовым. Первый в республике телемост населения с высшей властью вызвал массу ожесточенных споров. Мы же побывали на месте событий – на «прямом» подключении народа к президенту.

Задолго до начала эфира на площади пред телецентром собралось около тридцати человек. Многие, узнав о первом выпуске «Президентского часа», приехали из других городов и районов, а некоторые прохожие просто решили поглазеть на намечающееся действо.

- Молодые люди, не уходите, оставайтесь здесь, сейчас будет выступление президента, - зазывала массовку режиссер трансляции. - Да, нового. Нет, с пивом нельзя.

Многие кто пришел задать вопрос главе республики, протягивали паспорт.

- Ну, я думал всех, кто будет общаться с президентом, перепишут, - заметил мужчина на вопрос режиссера, зачем он предъявляет документ.

Телевизионщики тщательно записали вопросы, и распределили порядок выступлений.

- Только если вы задаете вопрос, предлагайте свое видение разрешения проблемы, не жуйте, говорите быстро и четко, друг друга не перебивайте, - наставлял толпу режиссер.

Собравшиеся обсуждали варианты обращений к главе Башкирии. Выбирали между «товарищ президент» и «господин Хамитов».

- А как правильно, Рустэм или Рустам? - вопрошал один из респондентов, и на всякий случай сделал шпаргалку с правильным именем и отчеством главы республики.

- А с днем рождения его поздравлять? - беспокоилась пожилая дама.

Общаться с президентом решили на фоне панорамы девятиэтажек улицы Гафури. На вопрос, почему нельзя было повернуть камеры в сторону живописного фонтана, сквера с памятником Салавату Юлаева, или к зданию Конгресс-холла, один из телевизионщиков пояснил, что эти планы уже приелись, а городской антураж создаст впечатление динамики. Кто-то из толпы заметил, что фонтан сильно шумит, и людям приходится разговаривать очень громко, но режиссер сообщил, что на подготовку трансляции было отпущено мало времени, и договориться с коммунальщиками на время отключить фонтан не успели.

Как и опасались устроители телемоста, прямой эфир с главой Башкирии превратился в жалобную книгу. К площадке подтянулись юристы и правозащитники с кипами документов в руках, требуя немедленно допустить их к общению с президентом в прямом эфире.

- Я должна сообщить ему о фактах коррупции и рейдерстве в республике, - неистово кричала правозащитница Альмира Жукова.

Чуть ли не в прямом эфире адвокаты и правозащитники умудрились устроить между собой словесную перепалку с оскорблениями в борьбе за микрофон, однако режиссеры дали понять, что вопросы будут задаваться по заранее оговоренной очередности.

Одну из женщин выделявшуюся неадекватным поведением ведущая телемоста Светлана Стрельцова буквально умоляла воздержаться от возгласов и криков в камеру во время прямого включения.

- Я же вижу, что вы намерены устроить дебош, пожалуйста, не стоит этого делать, давайте будем уважать других и не переступать грани приличия, - уговаривала разбушевавшихся  Светлана.

- Что хочу, то и буду кричать, у нас свобода слова, - ответили ей.

Несмотря на то, что площадку телемоста плотным кольцом окружила милиция, стражи порядка в происходящее в импровизированной уличной студии не вмешивались.

Первым свой вопрос президенту задал приезжий из Салавата Александр Шайдуллин. До эфира он утверждал, что собирается спросить у главы правительства о помощи молодым семьям при жилищном строительстве. Однако как только на него наехала крупным планом камера, Александр начал повествовать о том, что его незаконно выселили из дома, и дали в качестве компенсации плохую квартиру.

- Вы же совсем о другом хотели спросить? - изумилась Светлана, когда режиссер дала отмашку на краткий перерыв, и микрофон перестал работать. Однако мужчина оставил свой поступок без комментария и молча удалился.

Всего с площадки перед телецентром было задано четыре вопроса, об энергосбережении и энергопотерях, о замусоренных городских парках и нехватке бесплатных спортивных площадок. А заявленными было несколько десяток реплик. Собравшиеся расходиться не собирались и требовали адресовать свои вопросы и пожелания президенту немедленно, даже когда телевизионщики начали сворачивать оборудование. Больше всего возмущались не «попавшие в телевизор» правозащитники, каждый из них требовал продолжить телемост, хотя глава республики к этому времени уже покинул здание телецентра.

- Я так и представляла, что все пойдет в таком духе, - расстроилась Светлана Стрельцова, когда все закончилось. - В основном народ пришел с жалобами, и устроить нормальную дискуссию не удалось. Многие срываются в оскорбления, когда узнают что можно задать не больше одного вопроса, ведь люди приходили с целыми списками реплик. Всем хочется, чтобы президент узнал об их личных трудностях, а не об общих проблемах.

- А если отбирать заранее спикеров и их вопросы, чтобы отсеивать неадекватных и буйных? – поинтересовались мы.

- Тогда нас обвинят в подставных вопросах, - заметила телеведущая. – А вообще такие телемосты интересны и нам, и телезрителям. Мы никогда не устраивали телеэфиров с властью.

Как выяснилось, за двадцать лет постсоветского телевидения у республиканского ТВ не было опыта проведения телемостов в режиме вопрос-ответ, если не считать прямой трансляции с Владимиром Путиным в 2002 году в поселке Толбазы, но и ее провели прикомандированные силы ВГТРК.

- Мы вообще этим никогда не занимались, - признался «МКС» начальник цеха передвижных телевизионных станций Рузиль Зайруллин. – Концерты, спектакли, праздничные выступления в прямом эфире, еще куда бы то ни шло, а чтобы народ с президентом соединять, такое впервые.

Сейчас, когда речь идет о ежемесячных телемостах между главной республики и народом телевизионщики обдумывают способы трансляций.

Вариантов всего четыре: по спутнику, по кабелю, оптоволокну и радиорелейным линиям. Два первых способа опробованы в нынешнее включение. В Альшеевский район для беседы с президентом отправили единственную имеющуюся в распоряжении БСТ спутниковую станцию, которая вывела картинку из Старо-Аккулаево в прямой эфир. Правда этот вариант один из самых дорогих: в зависимости от выбранного оператора связи минута спутникового эфира варьируется от трех до десяти долларов.

Кабельная линия может позволить устроить площадку недалеко от телецентра, но для этого придется усиливать сигнал, так как тот затухает в длинном кабеле.

Радиорелейная линия способна работать в радиусе тридцати километров от телецентра и в его прямо видимости, а подключение к оптоволокну требует наличие соответствующей инфраструктуры, которой нет в сельской глубинке.

Кстати, специалисты не отвергают технической возможности трансляции телемостов по большим уличным телеэкранам и мобильным мониторам, при дополнительном их оборудовании колонками.

- Мы можем организовать минимум три площадки для телемоста, возможно подключать к диалогу другие города республики, - говорит начальник ПТС.

Коллегу поддержала телеведущая нынешнего телемоста.

- Можно было бы и два «президентских часа» в неделю устраивать, нам не сложно, тем более что вопросов остается много, - заметила г-жа Стрельцова. – Но мы же понимаем, что для главы республики это огромная нагрузка. 

Дмитрий КОЛПАКОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter