«Молодежь не знает, что такое война, и это - великое счастье»

«Молодежь не знает, что такое война, и это - великое счастье»

«Молодежь не знает, что такое война, и это - великое счастье»

23 июня 2010, 01:06
Политика
Социологический опрос, проведенный ВЦИОМ, шокировал многих. Треть россиян не знают, когда началась Великая Отечественная. Точную дату смогли правильно назвать полностью (день, месяц и год) 65% опрошенных. 14% знают только год, еще 10% вспомнили день и месяц, но не смогли точно назвать год. 11% назвали полностью неверную дату. Больше всего тех, кто не знает точную дату начала войны, оказалось в возрастной группе 18-24 года – 20%. Однако среди тех, кто сражался на фронтах Великой Отечественной, нет ни одного, кто бы забыл 22 июня 1941 года.

На другом конце континента

 

Петра Костицына призвали в апреле 1941 года, а демобилизовался он только в марте 47-го - война не засчитывалась  в срок службы. В первые послевоенные годы просто не кому было служить: целые призывы были выбиты. А дед был того самого почти полностью погибшего 1922 года рождения. В родную деревню Петра Александровича после войны вернулись четыре человека, считая и его, из 53 ушедших:

- Тогда и моя родная деревня перестала существовать, - сокрушался он.

Весть о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз застала его на Дальнем Востоке, где 18-летний парень проходил службу. Юноша очень переживал, как и все сослуживцы, что не может оказаться на западном фронте. Но рапорт писать не стал, понимал, что и здесь на другом конце континента очень напряженная обстановка: командование, опасаясь вторжения Японии, держало на Дальнем Востоке большой контингент войск.

Воспоминания о войне всегда доставляли старшему сержанту авиации боль, поэтому он всегда старался уходить от  этих разговоров.

Петр Костицын в Великую Отечественную летал в составе экипажа на бомбардировщике  «Пе-2», горел в самолете, был ранен.

Еще обморозил ноги, когда пришлось вылететь по тревоге, выскакивая прямо из импровизированной аэродромной бани. Надеть обувь экипаж  просто не успел…

Из приятных воспоминаний – «гуманитарная» помощь из США, когда привезли комплектующие для американских самолетов  по ленд-лизу. В одном из чехлов русские летчики нашли бутылку джина и пачку сигарет.

- Сочувствуют американские рабочие, - подумал он. – Пусть скромно, но все равно очень приятно.    

 

На выпускном балу

         

Трагическая дата 22 июня застала Тамару Грачеву на выпускном балу. Ни секунды не медля, она вместе с одноклассниками направилась в военный комиссариат с просьбой зачислить ее в ряды защитников родины. Но на фронт хрупкую девушку в силу ее 16-летнего возраста не взяли. Вспоминая эту дату, Тамара Грачева говорит:

- Я вглядывалась в лица  призывников, замечая в них тревогу и беспокойство, которое они всячески пытались скрыть. Искренне переживала, что не могу оказаться в их рядах, а еще боялась не успеть, так как думала, что война закончится до моего совершеннолетия, - вспоминает Тамара Ивановна. - Тогда в 41-м царили такие настроения, что война будет приграничной и кратковременной. 

Даже с поступлением в институт у Тамары Грачевой оказались проблемы: все из-за того же несовершеннолетия. Исключение настойчивой девушке сделали в учительском институте, где изучались иностранные языки. Помогло и то, что она знала немецкий язык. К тому же за плечами у нее были курсы молодого бойца, занятия в аэроклубе.

Когда студентка перешла на третий курс, в Уфу приехала группа преподавателей из ВИИЯКА – Военного института иностранных языков Красной Армии, где велась подготовка переводчиков и прочих специалистов для фронта. Четырем девушкам с их факультета предложили перейти на курсы военных переводчиков. Сначала обучали в маленьком городке на Волге, затем перебросили в Москву. Учили вести допросы, даже ругаться по-немецки, словом, готовили к работе в экстремальных условиях.

Наконец, в январе 1944 года Тамара Грачева попала в действующую армию.

- В свою часть 107-го стрелкового корпуса Первой гвардейской армии I Украинского фронта я приехала, когда она стаяла под Житомиром и все ждали весеннего наступления, - вспоминает ветеран.

Ей, как переводчику, приходилось много работать. Допрашивала пленных не только днем, но, бывало, и ночью, особенно во время наступательных боев. Сведения, которые она добывала, были очень нужны советскому командованию.

Тамара Ивановна вспоминает случай, произошедший в маленьком немецком городке Швет на Одере.

- Наши разведчики взяли фашистского языка, им оказался военврач в ранге полковника. При допросе пленный отказался отвечать на вопросы. Он заявил, что все советские люди являются «унтерменшами» (по гимлеровской терминологии - это недочеловек) - рассказывает Тамара Грачева. –  Я подошла и замахнулась на него рукой, и представляете, он весь побледнел и задрожал. Все, кто присутствовал на допросе, засмеялись – вот кто действительно был недочеловеком.

За время войны отважная переводчица получила от верховного главнокомандующего 13 благодарностей, стала кавалером ордена Красной Звезды.

Но и после Великой Победы, которую Тамара Ивановна встретила под Прагой, война для нее не закончилась: пришлось работать на территории Западной Украины, где тогда орудовали бандеровцы, своей жестокостью не отличавшиеся от фашистов. 

В том, что нынешнее поколение не может назвать дату начала Великой Отечественной, не видит вселенской трагедии:

- Молодежь не знает, что такое война, — и это великое счастье, - тихо говорит Тамара Ивановна.

Федор ЛЫТКИН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter