Для чего Кремлю нужен принципиально новый парламент между сентябрем и декабрем?

Для чего Кремлю нужен принципиально новый парламент между сентябрем и декабрем?

Для чего Кремлю нужен принципиально новый парламент между сентябрем и декабрем?

21 июня 2015, 18:37
Политика
Очередные выборы в Государственную Думу состоятся в сентябре 2016 года – на три месяца ранее обозначенного срока. И хотя соответствующий законопроект еще только прошел первое чтение, вопрос со сроками выборов можно считать решенным. В этих условиях обращение Совета Федерации в Конституционный суд с просьбой дать заключение о конституционности такого шага носит формальный характер.

Еще месяц назад спикер Госдумы Сергей Нарышкин, комментируя просочившиеся в СМИ слухи о возможности проведения досрочных выборов, заявил, что допускает такое развитие событий и – более того – считает перенос выборов «возможным и даже разумным с учетом того, что осенью Госдума принимает бюджет на следующий год».

- Есть много аргументов в пользу того, чтобы новый бюджет принимался составом депутатов, который будет в своей части нести ответственность за его реализацию и который будет методами парламентского контроля контролировать исполнение бюджета со стороны правительства, – сказал Нарышкин.

Этот аргумент и стал решающим для принятия поправок в первом чтении.

Однако вопрос о том, кто же является автором инициативы, так и остается открытым.

Ясно одно: изменение сроков выборов в Госдуму связано со стремлением Кремля по-прежнему диктовать обществу свою волю, решать, кого допускать или не допускать в здание на Охотном ряду.

И «презумпция пессимизма экспертов» здесь не причем. Просто сегодня внутриполитическая повестка как бы вообще отсутствует, ее, по образному выражению директора Центра политической конъюнктуры Алексея Чеснакова, заменяют так называемые «тепловые ракеты», которые с завидной регулярностью «запускаются» для отвлечения внимания общественности.

Это и публикации разного рода рейтингов партий, губернаторов, целых регионов, лучших депутатов, наиболее перспективных политиков и многое другое. Нельзя сказать, что они проходят совсем незамеченными, но вызываемый резонанс можно считать бесполезным. Высказались интеллектуалы, ненадолго возбудилась блогосфера, и все опять затухло, померкло, умерло. Поиграли в очередной раз в банальное перемещение политиков и управленцев по шкале «допуск — не допуск» и бросили. Вместе с тем существуют важные стратегические интриги (читай – проблемы), которые реально влияют на стратегию власти. Только осознав их, можно понять и оценить предпринимаемые Кремлем политические шаги.

По мнению Алексея Чеснакова, на первом месте стоит выбор главной темы предстоящей кампании по выборам депутатов в Государственную Думу, которая должна в последствие органично развиться в темы президентской кампании. При этом сложившийся в обществе под пропагандистским прессом антизападный консенсус выступает всего лишь фоном, на котором должны быть выделены и активно использованы темы, непосредственно относящиеся к сфере внутренней политики. Что это будут за темы, пока не совсем понятно.

Вторая интрига заключается в том, как Кремль будет решать проблему формирования сбалансированного представительства разных политических сил во власти. По мнению Чеснакова, вопрос тут не в примитивном допуске партии в клуб избранных «думаков», а в балансировке распределения мест в связи с введением смешанной системы.

- Ошибки не приведут к потере управляемости, но могут осложнить работу с новой Думой, – считает политолог. – Нужно уже на этапе отбора добиться максимальной лояльности будущих депутатов.

Третья интрига связана с необходимостью грамотного распределения сил внутри альянса «Единая Россия» – Общероссийский народный фронт. Казалось бы, в чем проблема? А проблема в том, что «партия власти» может быть только одной. В противном случае, если вдруг на политическом поле появится партия, которой будет разрешено больше, чем номинальной «партии власти», то она и есть настоящая «партия власти». Следовательно, на предстоящих парламентских выборах чем-то или кем-то Кремлю придется пожертвовать. Иначе конфликта не избежать.

Четвертая интрига заключается в легитимности выборов, в необходимости поиска новых способов демонстрации чистоты самого выборного процесса. Пока в общественном мнении сохраняется убеждение, что проводимые в стране выборы являются нечестными, а применяемые приемы для уверения его в обратном слишком примитивны.

Пятую интригу по важности, пожалуй, нужно выделить особо, поскольку она связана с ролью, которую сыграет на предстоящих думских выборах президент Владимир Путин. Бесспорно, что именно от него во многом будет зависеть партийный и персональный состав новой Государственной Думы.

- Что значит “Единая Россия” с Путиным во главе и c Путиным всего лишь рядом – можно сравнить по результатам выборов 2007 и 2011 годов, – замечает Алексей Чернаков. Действительно, показательно… А как будет на этот раз?

Итак, процедуру переноса выборов в Госдуму с декабря на сентябрь можно считать запущенной. Правда, заручиться поддержкой КПРФ так и не удалось, хотя можно только догадываться, какие усилия Кремль предпринимал. На срочно созванной коммунистами пресс-конференции лидер КПРФ Геннадий Зюганов подтвердил свою позицию по этому вопросу, назвав предложенные Кремлем меры неконституционными, потребовал проведения встречи президента Владимира Путина с руководством парламента. Добавим, что ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не отрицал вероятности организации такого мероприятия, но пояснил, что просьба должна последовать от всех фракций.

Никто из экспертов не питает иллюзий по поводу того, что Конституционный суд может дать отрицательное заключение на внесенные в Госдуму поправки к закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». В новейшей истории России трудно припомнить, когда бы КС выступил против инициатив Кремля, будь то отмена прямых выборов губернаторов, увеличение сроков депутатства и президентства и многих других предложений властей.

По мнению члена президентского совета по правам человека Ильи Шаблинского, опубликованном в газете РБК, «Конституционный суд демонстрирует полную подконтрольность администрации президента, но совершенно очевидно, что законопроект нарушает Конституцию».

Так, в статье 96 Основного закона закреплено, что Госдума избирается сроком на пять лет, а поправки предполагают сократить срок работы депутатов седьмого созыва до четырех лет года и 9 месяцев, что является нарушением, вызванным, по мнению г-на Шаблинского, «желанием выхолостить избирательную кампанию».

В свою очередь, один из разработчиков Конституции Виктор Шейнис замечает, что «Думу можно досрочно распустить, но раз никто этого делать не собирается, Конституционному суду придется выкручиваться».

- Обычно он исходит не из правовых принципов, а из стремления сделать удобно высшему начальству, - констатирует г-н Шейнис.

И здесь попытка объяснить изменения заботой о более качественной подготовке проекта бюджета выглядит, по меньшей мере, неубедительно. Хотя бы потому, что его проработка идет как раз весной и летом, когда в Госдуме проходят так называемые «нулевые чтения». То есть в тот период, когда на сей раз и будет разворачиваться ранняя избирательная кампания. И вообще непонятно, почему бюджет-2017 должны будут принять вновь избранные депутаты, которым в буквальном смысле с места в карьер придется вникать в бюджетный процесс? Чем этот бюджет будет отличаться от всех предыдущих, чтобы для него понадобилось пересозывать Госдуму?

Вот и глава политической экспертной группы Константин Калачев полагает, что выборы переносят «точно не ради бюджетного процесса в Думе».

- Очевидно удобство сентября и для партсписков, и для одномандатников, – считает эксперт. – Короткая кампания на позитиве для власти лучше долгой кампании на фоне рецессии, холодов и проблем отопительного сезона. Выборы – это праздник, такова нынче концепция. А праздник лучше устраивать во второе воскресенье сентября.

Напомним, «бюджетный мотив» буквально пару лет назад уже использовался для аргументации переноса ежегодного единого дня голосования с октября на сентябрь. К чему это привело, мы знаем: ведение кампании оппозицией осложнилось, явка, прежде всего, в крупных городах, резко снизилась.

Однако не следует переоценивать «страхи» Кремля перед внепарламентской оппозицией. Последняя по-прежнему разобщена и слаба, ее лозунги игнорируют настроения большинства российского общества. Отработанная годами машина власти и на этот раз сумеет обеспечить формирование нужного ей депутатского корпуса, усиленного одномандатниками-«фронтовиками».

Но тогда возникает закономерный вопрос: зачем Кремлю нужен в интервале между сентябрем и декабрем принципиально новый парламент? Учитывая, что главным политическим игроком в России является Владимир Путин, то этот вопрос можно переформулировать: какое или какие его действительно масштабные и даже шокирующие решения новый парламент должен будет одобрить? И что это за решения, которые в сентябре еще можно провести, а в декабре уже будет поздно? А может быть, президент готовит решение, которое действующий депутатский корпус, даже при всей своей лояльности, вероятно, не смог бы сегодня поддержать?

Стремление Кремля существенно обновить Госдуму настолько велико, что действующим депутатам посулили выплату в полном объеме денежной компенсации за тот срок, что они не доработают. По разным подсчетам, непереизбранные депутаты за три месяца потеряют с учётом ежеквартальной премии доходы в сумме от 1,2 до 1,7 млн руб. Директор института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что пора вновь вернуться к вопросу обоснованности величины денежного довольствия наших думцев. Даже с учетом 10-процентного сокращения они выше средней российской зарплаты за апрель в 11,5 раза, а разрыв с большинством избирателей превышает 15 раз. В то время как в США лишь в три, а в Германии в два раза.

- Депутаты Госдумы, похоже, забывают, что цель их труда не деньги, а общественное благо, – с горечью замечает Делягин. - И печаль о потере денег, а не о времени служения народу исчерпывающе характеризует соответствие части депутатов своим креслам.

Можно предположить, что стремление Кремля кардинальным образом перекроить Госдуму может быть обусловлена масштабностью возможных нововведений. Потенциально, это будут меры по глобальному переустройству всей политической системы и системы управления страной, переход к парламентско-президентской форме правления, изменении Основного закона. В противном случае придется констатировать, что наша властная элита просто банально не терпит никакой конкуренции. Что же, поживем, увидим.

Вячеслав ПЕТРОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter