Художник Ралиф Ахметшин: «Мои работы можно назвать «Песнь о Родине»

Художник Ралиф Ахметшин: «Мои работы можно назвать «Песнь о Родине»

19 июня 2014, 17:03
Политика
В малом зале союза художников Башкортостана открылась персональная выставка Ралифа Ахметшина. Живописец представил серию пейзажей последних лет, посвященную родному краю. Сегодня, когда представителей классической школы живописи в Башкирии можно практически пересчитать по пальцам, а в искусстве царит эпатаж с претензией на оригинальность, работы Ралифа Ахметшина – как глоток чистого воздуха в загазованном городе. Представленные на выставке полотна – это творческий отчет мастера за последние пять лет. По признанию художника, после поисков в других жанрах он решил вернуться «к истокам» – пейзажной лирике.

Технарь с душою живописца

Ахметшина по праву можно назвать «певцом» деревни. Трудно найти уголок Башкирии, куда бы ни ступала нога художника. Работы на открывшейся выставке объединяет общая тема – природа Южного Урала.

Председателю союза художников Башкирии Хатипу Фазылову Ралиф Ахметшин напоминает «пчелу, которая собирает нектар и приносит в улей».

– Когда мы накануне открытия выставки переносили его работы в этот зал, мне казалось, что я несу сотовые рамы, - признается он.

Старая Уфа, Бурангулово, Абзаково, Габдюково, Миньяр – работам Ахметшина явно тесно в небольшом помещении художественной галереи. Обилие сочных красок на квадратный сантиметр малого зала явно зашкаливает. Что поделать - сегодня большинство выставочных площадок захватило актуальное искусство.

– В наш век потребительского отношения к жизни все чаще возникает желание вернуться к земле, к истокам и осмыслить их, - объясняет художник свою любовь к деревенской тематике. – Поэтому сейчас мне интересны именно сельские мотивы, отдаленные уголки нашей родины, где сохранились традиции, первозданная чистота природы и быта. Мне кажется, это и есть базис для любого народа. Если говорить пафосно, эту выставку в какой-то степени можно назвать «Песнь о Родине».

Даже в «джунглях» современного мегаполиса глаз живописца выхватывает в первую очередь лирическую «уходящую натуру». На его картинах столь любимые уфимцами деревянные домики старого города на фоне безликих многоэтажек кажутся сказочными теремками. С помощью кисти и мастихина Ахметшин творит свою легенду о прошлом Уфы.

– Пройдет несколько лет, и этих уголков старой Уфы не будет, - говорит главный хранитель музея имени Нестерова Валентина Сорокина. – Особенно мне импонирует пейзаж «В музее Тюлькина». Я хотела бы, чтобы эта работа однажды украсила коллекцию нашего музея. К сожалению, сейчас у нас не самые простые времена, но была бы наша воля, мы сегодня приобрели бы эту картину.

Примечательно, что художник, картины которого теперь предмет желания главного художественного музея Башкирии, в юношестве лишь баловался живописью, получал техническое образование.

– Сейчас мало кто поверит, что мы с ним окончили авиационный институт, - вспоминает друг художника Андрей Колыванов. – Ралиф начал «беситься графикой» на втором курсе, а раньше как все был, «нормальный» - сопромат изучал. Потом он еще и в армии послужил, а когда вернулся, совершенно порвал с прошлым: устроился работать декоратором в оперный театр и поступил в училище искусств.

Художник-реалист с дипломом инженера – такое в наш век прагматиков встретишь не часто. На память сразу приходит огненно-рыжий Поль Гоген, который отказался от карьеры биржевого брокера в пользу искусства.

Время показало, что выбор Ахметшина был правильным. По словам Валентины Сорокиной, художник буквально ворвался в башкирскую живопись как достойный продолжатель русской пейзажной традиции.

Под зеленым зонтом

Творческий ориентир художника – картины Исаака Левитана. Творческий пыл башкирского живописца не угас и по сей день. Работа для Ахметшина – это постоянный поиск, учеба, самосовершенствование.

– Это действительно труженик, фанатик, преданный искусству, - говорит Валентина Мефодиевна. – По-моему, не было еще ни одного общего пленера союза художников, на котором Ралиф бы не побывал, а это значит, что он в поиске, ему это интересно. Мне импонирует в первую очередь то, что он живописец, он пишет где-то декоративно, где-то более в гармонии красок и цветов.

Бесспорный «конек» мастера – это цвет. В своей палитре художник находит удивительные по чистоте краски, чтобы передать хруст снега или знойную атмосферу летнего вечера.

- Как ангел написал, - так отзывается о творчестве Ахметшина его коллега Виктор Домашников.

А художник Ольга Самосюк отмечает, что «видению цвета невозможно научить – это от бога».

- Ралифу лихо удается предельное сочетание цветов, - говорит она. - Таких живописцев и учить-то не надо. Пейзаж – это самый сложный жанр. Смотреть на одни и те же виды и каждый раз передавать разное состояние, чтобы зритель почувствовал твое отношение к этому, - непросто. И при этом уметь избегать эмоциональных повторов.

Несмотря на парадоксальность некоторых цветовых решений, живопись мастера более чем убедительна: Ахметшину удается не только воссоздать узнаваемый пейзаж, но и передать настроение. Как шутят товарищи художника по пленеру, разгадка уникальных цветовых решений живописца – зеленый зонт, которым тот прикрывается во время работы от солнца и ветра.

– Поражает то, как Ралиф пишет цветом – в духе традиций Бурзянцева, - отзывается об Ахметшине его коллега по цеху Алексей Петриков. – У нас сейчас многие работают маслом беленько, чуть-чуть мелькают веселенькие цвета. Мне импонирует, что Ралиф пишет плоскостно, широко, четко, но какое взаимодействие цвета: он так передает реалистическую среду, воздух, состояние мороза, свет. Его работы одновременно декоративны, колоритны и реалистичны, там есть цвет, свет, воздух, есть графика, проработка и обобщенность. Мы с ним в последнее время вместе ездим на пленер по «путевке» союза художников Башкирии, я видел его в деле, стоял рядом и учился у него.

По словам самого мастера, он не ставит перед собой задачу фотографически точно скопировать увиденное. Для него куда важнее, переосмыслив пейзаж, передать через полотно какую-то идею.

– Появление такого художника, как Ралиф Ахметшин, обогатило палитру нашей живописи, - уверен художник Вадим Панченко. – Когда мы на пленере пишем один и тот же пейзаж, я ищу уже готовую картин - и композиционно, и по краскам - а он берет мотив, не претендующий даже на этюд. Но в итоге на картине у него оказывается как будто другое место, время, другая погода. Я думаю, это и есть поэзия.

Вероника ПОЛЯНСКАЯ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter