Митинг в защиту башкирского: «раскачивание лодки» или реакция молодёжи?

Митинг в защиту башкирского: «раскачивание лодки» или реакция молодёжи?

18 сентября 2017, 19:24
Политика
Надежда Валитова
Photo: Артур Салимов
Медиакорсеть решила пообщаться с экспертами и понять, что стоит за митингом и каких последствий можно от него ждать.

В минувшую субботу, 16 сентября, в Уфе на площади перед Дворцом спорта прошел митинг в защиту башкирского языка от организации «Башкорт». Мероприятие собрало около тысячи человек и в очередной раз вызвало многочисленные споры вокруг федеральной и региональной позиций о добровольном изучении родных языков в школах республики. Напомним, Медиакорсеть вела прямую трансляцию митинга.

Сразу после его окончания сотрудники полиции пытались задержать лидеров «Башкорта» Фаиля Алсынова и Руслана Габбасова, однако им начали препятствовать в этом участники митинга.

Язык как символ

Общественник Азамат Галин, ранее возглавлявший Всемирный курултай башир, заявил, что был на мероприятии, в том числе и на сельхозярмарке, со своей семьей.

Напомним, власти Уфы не согласовали проведение митинга, ссылаясь на занятость сельхозпроизводителями территории на площади.

Подобного рода митинги имеют одну очень важную особенность. Если проблему не решить, впоследствии протест будет нарастать и переходить в агрессивную форму. Молодые люди, организовавшие митинг, вышли на улицы, понимая, что их могут задержать. Они до конца готовы отстаивать свою позицию. Думаю, властям пришло самое время решать проблему. Понимаете, вопрос языка это уже не цель, язык — это символ.

Если говорить об указе, принятом за пару дней до митинга (мы писали о нем ранее), то это не решение проблемы, считает Галин.

Резолюцию митинга озвучил Валиахмет Бадретдинов, ныне исполнительный директор Конгресса башкирского народа, который организовал в июле митинг за отставку главы региона Рустэма Хамитова. Основное требование митинга 18 сентября — немедленная отставка Хамитова, прокурора Андрея Назарова и министра образования РБ Гульназ Шафиковой.

- Главная особенность прошедшего митинга — его организовали молодые люди, лидеры башкирского молодежного национального движения, позиции которых я разделяю, - сказал Валиахмет Бадретдинов. - Они пытаются достучаться до власти, ведь есть слои населения, которые не согласны с тем, что происходит в республике сегодня.

На митинге было очень много представителей районов, других городов. Никакого шума не было бы, если бы не массовые прокурорские проверки в башкирских школах. Разве это не абсурд, когда в башкирских школах башкирских детей лишают возможности говорить на родном языке? И ведь в других национальных регионах страны таких проверок нет!

Подавляющее количество башкир в связи с этим воспринимают это как ущемление чувства собственного достоинства. Говорю как педагог — изучение любого неродного языка в детстве влияет на ребенка исключительно положительным образом.

Политика превыше всего?

За митингом, речь на котором шла преимущественно на башкирском языке, наблюдали и эксперты.

Политолог Дмитрий Михайличенко отметил его хорошую организацию:

- В этом, несомненно, заслуга организаторов. В то же время риторика митингующих не всегда последовательна. В июле 2017 года митингующие объявляли себя сторонниками Владимира Путина, а теперь они уже критикуют руководство страны (в этом контексте разделение активистов на «КБН» и «Башкорт» достаточно условно).

- Обращает на себя внимание то, что митингующие практически никак не отреагировали на предпринятые в последнее время республиканским правительством меры по сохранению и развитию башкирского языка. Это вкупе с риторикой выступающих (продемонстрировавших склонность к выяснению национальности руководящих республикой людей) наводит меня на мысль о том, что основная цель действа - это не защита языка, а стремление к власти организаторов митинга, - высказался политолог. - А вопросы языка, таким образом, сознательно политизируются в угоду этой цели. Иными словами, речь идёт о стремлении установить этнократию в многонациональной республике.

Председатель Совета по государственно-конфессиональным отношениям при Рустэме Хамитове Вячеслав Пятков заявил, что организаторы митинга «явно раскачивают лодку» и «вполне возможно, выполняют чьи-то прямые наказы».

- Я всегда говорю словами муфтия на этот счет — мы - татары, башкиры, другие народы, веками жили, живем и будем жить вместе в мире. Родные языки никто не отменял, никто не запрещает общаться на родном языке. Разве мы не слышим с вами в жизни башкирскую, татарскую речь? Но я согласен со словами Путина в том, что русский — это каркас общения. Хамитов издал указ по поощрению грантами тех, кто способствует развитию языка: пожалуйста, изучайте, развивайтесь! Я предлагаю не раскачивать лодку, а больше заниматься делом, - заявил Пятков.

«Раньше к теме языка относились терпимее»

Исследователь этнорелигиозных конфликтов в Поволжье, известный российский политолог Раис Сулейманов рассказал, что внимательно отслеживал развитие проблемы в Башкортостане и Татарстане. По его словам, в нашей республике сейчас наблюдается этнолингвистический конфликт.

- Отмечу, что раньше к теме изучения башкирского языка в школах относились гораздо терпимее. Эксперимент по изучению татарского языка как обязательного в школах, который ввели еще в Татарии в 1992 году, показал низкую результативность: русское население не стало говорить по-татарски даже на бытовом уровне, а количество обрусевших татар объективно выросло. В конце концов, его признали неэффективным.

- Проблема в том, что изучение татарского в Татарстане или башкирского в Башкортостане языков в школьном расписании осуществлялось за счет сокращения часов на изучение русского языка и увеличения нагрузки на детей, - продолжил эксперт. - Достаточно сравнить, сколько часов русского языка изучают в Костроме, Москве, Самаре и в Казани и Уфе, также сколько дней учатся в неделю: 5-дневки в Москве в начальных классах и 6-дневки в Казани и Уфе. Понятно, что русскоязычное население в связи с этим было недовольно, настаивая на том, чтобы изменить такое положение.

Протест русскоязычных родителей стал усиливаться после 2007 года, когда был введен повсеместно ЕГЭ по русскому языку. Люди понимали, что для успешной сдачи этого экзамена необходимо больше часов русского языка. К тому же изучение татарского или башкирского языка в течение 11 классов обучения в школе для русскоязычных детей не давали результата.

Первый открытый протест произошел в 2009 году, когда сторонники добровольного изучения татарского языка в Казани начали обращать на проблему внимание властей, но встречали непонимание на местном уровне. Ситуация в Татарстане и Башкортостане была несколько схожа. Начались митинги и пикеты. Затем появились случаи, когда противников обязательного изучения татарского языка стали привлекать к ответственности по суду. В 2012-1013 гг. в Татарстане случились две такие истории: «дело Павла Хотулева» (его осудили по 282-й статье на 180 тысяч рублей штрафа) и «дело Виктории Можаровой» — матери двух подростков, которая переехала жить в Нижнекамск и не хотела, чтобы ее дети-подростки, прежде не знавшие язык, учили татарский, просто потому, что они его не изучали с 1 класса. Был суд, который в итоге встал на защиту директора школы и женщину даже пытались лишить родительских прав за то, что она якобы не дает своим детям полного образования с обязательным изучением татарского языка.

- Любопытно, что несмотря на схожесть этнолингвистического конфликта в Башкирии и Татарии, между ними имеются различия. Так, в Казани власти отказываются давать возможность не изучать татарский язык, настаивая на его обязательности изучения всеми учащимися. И татарская национально озабоченная общественность, причем как умеренная, так и радикальная, солидарна с местным руководством в этом вопросе и выступает против курса федерального центра на добровольность изучения татарского языка. В Уфе же радикальное башкирское национальное движение, которое отстаивает обязательность изучения башкирского языка всеми школьниками независимо от национальности, находится в открытой оппозиции как к местному руководству, которое проводит генеральную линию Москвы, так и к самому федеральному центру, - рассуждает Сулейманов.

По его словам, за митингом в защиту башкирского языка могут стоять вполне определенные силы:

- Об этом говорит напористость, массовость и даже определенная смелость в радикализме протеста башкирских националистов, которые не имея за плечами поддержки своего лидера, вряд ли бы решились на подобные откровенно крайние заявления. Очевидно, что эта этнополитическая оппозиция имеет своего покровителя, предпочитающего находится в тени.

В отличие от Татарстана, политические элиты в Башкирии расколоты. Но чего этнополитическая оппозиция добивается? И что предлагает? Она выступает против политики федерального центра и одновременно против местного руководства.

Ведь очевидно, что в таком случае Москва в отставку Хамитова точно не отправит, чтобы пойти на поводу тех, кто одновременно выступает против ее политики. Да и если посмотреть, Хамитова в его позиции по предоставлению выбора языков для изучения поддерживает русскоязычное и татароязычное население, а это 2/3 населения. В таком ключе башкирская этнополитическая оппозиция выглядит довольно неконструктивно и ее вряд ли воспримут всерьез в Москве, ведь только Кремль может решить вопрос об отставке главы региона, - резюмировал эксперт.

Политолог Алексей Трегубов считает так:

- Каковы бы ни были мотивы организаторов, и какие бы силы за ними не стояли, объективно этот митинг сработал на то, что г-н Хамитов доработает до окончания своего срока на посту главы Башкирии как минимум. Еще никогда верховная власть в стране не шла за лозунгами этнически напряженных митингов.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

А как вы оцениваете прошедший митинг в защиту башкирского языка?
Survey
Скорее, положительно. Власть наконец-то должна услышать людей.
Скорее, отрицательно. Так или иначе он ведет к межнациональному конфликту.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter