Кто и как захватил башкирские леса?

Кто и как захватил башкирские леса?

Кто и как захватил башкирские леса?

18 августа 2016, 10:48
Политика
Интервью с бывшим премьер-министром правительства Башкортостана Раилем Сарбаевым.

Леса в Башкортостане являются одним из природных богатств республики. Они - основная ценность, а также надежный щит и источник жизни для местного населения.  Начиная с 2006 года, в России реализуется новый Лесной кодекс. Уже были внесены и изменения в кодекс. В последние годы вокруг башкирского леса не утихают скандалы.  Больше всего от них  страдают местные жители. При этом  в некоторых СМИ иногда появляются публикации, в которых во всех бедах обвиняют прежнее руководство республики. Чтобы получить информацию из первых уст мы встретились с  бывшим премьер-министром  правительства Башкортостана Раилем Сарбаевым.

 - Раиль Салихович, многие ваши оппоненты и некоторые наши коллеги-журналисты вменяют Вам в вину, что Вы, будучи руководителем правительства, отдали башкирский лес в аренду двум крупным арендаторам - «Лесозоготовительной компании «Башлеспром» и «Компании лесной промышленности «Селена», которые его сейчас губят?

- Обвинять, конечно, проще всего, при этом делать это голословно, не имея на руках никаких доказательств. Хочу обратиться к истории вопроса, чтобы наши читатели имели полное понимание того, что происходит в наших башкирских лесах. Действительно в ноябре 2008 года я, находясь на посту премьер-министра подписал распоряжение правительства республики. В нем «Компании лесного  производства «Селена» давалось  право реализации проекта на организацию «производства полного цикла обработки древесины». В распоряжении также говорилось и о праве преждевременного разрыва соглашения об аренде Правительством, если со стороны общества «Селена» реализация инвестиционного проекта превысит по срокам более одного года. Или оно откажется от строения и обновления лесной и лесообрабатывающей инфраструктуры, и не будет представлять отчеты о реализации инвестиционного проекта через каждые шесть месяцев.

При этом хочу заметить, что постановлением правительства «О приоритетных проектах в области приватизации лесов», подписанному 30 июня 2007 года, проект  «Селены» был внесен в список приоритетных. Фактически  включение в перечень приоритетных проектов на федеральном уровне «Селены» не оставило нам тогда  возможности выбора арендатора. Несмотря на заявленные цели «Селена» не торопилась выполнять взятые на себя обязательства.  И мы в правительстве республики разработали и приняли в мае 2010 года Программу развития лесопромышленного комплекса Башкортостана на 2010-2013 годы.

- То есть получается, что вы уже не верили, что «Селена» выполнит взятые на себя обязательства? И что предусматривала данная программа?

- Дело не только в «Селене». Мы тогда прекрасно понимали, что лесом и его глубокой переработкой республике придется заниматься самой. Доля лесопромышленного производства в общем объеме составляла 0,9%. Стремительно сокращалось производство пиломатериалов, мебели, фанеры и т.д..  Зато увеличивался вывоз древесины. На предприятиях зачастую не было современной лесозаготовительной техники, а производства по глубокой переработке древесины практически отсутствовали. Эффективность лесопользования была очень низкая, а себестоимость лесозаготовок росла с каждым годом. Малый бизнес в этой отрасли не развивался  из – за отсутствия денег. При этом поступало много жалоб, и мы сами фиксировали, что идет  незаконная рубка хвойных лесов. Значительная доля леса уходила за пределы республики в виде круглых лесоматериалов. Так вот, программой предусматривалось создание государственного унитарного предприятия «Башкирский лес» и определение 6 лесопромышленных инвестиционных зон. Также в  лесной зоне было предусмотрено  приобрести пилорамы для граждан, осуществляющих заготовку и переработку древесины. Определялись  расчетные лесосеки.

Многие знают, что есть деловая древесина,  и есть древесина, которая не подходит под строительство, так называемый «перестойный лес» смешанных пород.  Схема была простая: на пилорамах эту древесину распиливали бы на бруски по размерам не более 2 метров, соответствующие заготконторы на своей технике ее собирали бы в Баймаке или в Бурзянском районе. Дальше планировалась централизованная доставка сырья  в Уфу на завод по производству стеновых панелей, который  начали строить.

На выходе получаем стеновую панель для строительства индивидуального дома по небольшой цене. Сколько рабочих мест  сразу бы появилось? Плюс своя башкирская продукция для строительства. Завод был заточен на производство  жилых домов по низкой себестоимости. Но власть в республике сменилась, я ушел с поста премьер- министра,  и программа фактически была свернута.

-  Раиль Салихович, вернемся к проблеме «Селены» и «Башлеспрома».

- Самое удивительное, что зачем-то при новой власти в Башкортостане  «Селена» сократила  первоначально заявленные инвестиции в республику с 2,1 млрд рублей до 697 млн и перенесла сроки пуска производства по глубокой переработке древесины на апрель 2012 года. Напомним, соответствующее распоряжение, до сих пор вызывающее недоумение у общественности, подписал ныне бывший премьер РБ Азамат Илимбетов. После отставки Илимбетова правительство во главе с Рустэмом Хамитовым признало это распоряжение утратившим силу. В связи с тем, что инвестиции в республику от «Селены» не достигли даже упомянутых выше 697 млн рублей,  Министерство промышленности выносит «Селене» предписание. Предупредив, что компания будет исключена из реестра приоритетных проектов, если не восстановит заявленные объемы вложений. Предписание было оспорено «Селеной» в Арбитражном суде. В компании посчитали,  что у министерства не было законных полномочий на его выдачу. Правительство проиграло суды и в Башкирии, и в Челябинске.

Плюс еще один немаловажный момент. В соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации нарушение существенных условий договоров влечет за собой расторжение сделок. У нынешней власти республики была и есть такая возможность. Правда, почему-то она ею так до сих пор и не воспользовалась.  Зато обвинения в адрес прежних руководителей Башкортостана сыпятся,  как из рога изобилия.

Удивляет и другое. В 2011 году владелец «Селены» Анатолий Бондарук по предложению Рустэма Хамитова, становится членом Совета Федерации от республики, где спокойно заседает до 2015 года. За какие заслуги? Скажете, что еще Сарбаев к этому причастен? Нас уже не было во властных структурах,  а «Селена» продолжала пользоваться участками лесного фонда в Бурзянском, Абзелиловском и Белорецком районах объемом 400 тыс куб м ежегодно. При этом  150 тысяч кубометров хвойного леса по цене 1500-2000 рублей за один куб просто продается на корню. А ведь в распоряжении правительства республики, принятом еще в 2008 году, черным по белому написано, что подобные действия арендатор просто не имеет права совершать. То же касается и «Башлеспрома», который в целях развития лесопромышленного комплекса республики получил в аренду около 500 тысяч кубометров леса. Из них ежегодно заготавливает 120 – 150 тысяч кубов. И заметьте -  только хвойных пород. И все это попросту перепродается.  Что «Башлеспром», что «Селена» – никто не занимается глубокой переработкой древесины. Хотя включение в приоритетный проект «Селены» обязывает ее этим заниматься. Лес покупают по цене около 50 рублей за один куб, а перепродают его на корню за 1200¬2000 рублей, не выполняя вообще никаких работ. Тогда как спиленный кругляк стоит на рынке 2,5 тысячи, распиленные доски – около 6 тысяч, а если их еще и обработать, цена возрастает до 10 тысяч рублей. Компании практически не занимаются очищением делянок от отходов, восстановлением леса. В Башкортостане больше половины лесов состоят из спелых и перестойных деревьев, которые, по мнению ученых и специалистов, необходимо вовремя вырубать и перерабатывать, иначе они наносят вред экосистеме. В основном это лиственные породы, не востребованные лесопромышленными предприятиями. 
Из-за того, что вовремя перестойные леса не убираются, за последние пять лет их стало больше. Запас такой древесины в республике сегодня составляет 414 млн куб м – это почти 55% от общего объема. Вырубив лес, мы обязаны вырастить на его месте хороший. Были годы, когда в республике высаживали по 12-15 млн саженцев. И по Лесному кодексу воспроизводством лесов обязаны заниматься арендаторы.

Куда смотрит нынешний состав правительства и руководство Башкортостана, которое во всех этих бедах обвиняет Сарбаева, который уже 6 лет находится вне власти и государственной службы?

- Министерство промышленности республики во главе с ее руководителем Алексеем Карпухиным фактически лоббирует интересы двух этих крупных арендаторов?

- К сожалению. Насколько я знаю, принимались фиктивные отчеты о реализации инвестиционного проекта «Селены». Вместо того, чтобы принять меры и исключить этот проект из перечня приоритетных, в федеральный минпромторг отправлялись доклады о том, что все успешно реализуется. Мало того  -республиканское министерство вносит в правительство ничем не обоснованное решение о сокращении суммы инвестиционных вложений в три раза. Прокуратура республики уже вносила представления и писала письма главе республики, в которых обращала внимание, что министерство промышленности не контролирует ход реализации инвестпроекта в лесной отрасли. Но воз и ныне там. Зато министр Алексей Карпухин называет  цифры, которые относятся к области научной фантастики. В мае прошлого года, выступая на заседании правительства, посвященном инвестициям в лесной бизнес, он буквально заявил: «На стадии завершения инвестиционной фазы - 17 проектов с общим объемом инвестиций более 15,5 млрд рублей,  создано более 628 новых рабочих мест» и даже планами поделился: «Дополнительно группой предприятий «Башкирская лесопромышленная компания» в период с 2015 по 2021 год планируется реализация новых амбициозных проектов с объемом инвестиционных вложений 13 млрд рублей, с созданием более 1600 новых рабочих мест».  В республике замахнулись еще и на комплексное освоение лесов не только на территории Башкортостана, но и в 4-х приграничных регионах Российской Федерации (Удмуртии, Челябинской, Пермской, Свердловской областях). Только вот знают ли об этом соседи наши и согласны ли они отдать свои леса на бездумную вырубку? Справедливости ради замечу, что тогда на заседании глава Башкирии покритиковал своего подчиненного, отметив, что он не разделяет оптимизма министра. Вот приведу слова, которые сказал Рустэм Закиевич: «Обещания инвесторов сыплются как из рога изобилия, а результаты очень и очень скромные. Это сложный и крайне непрозрачный бизнес. Ту фанеру, которую выпускает «Башлеспром», практически полностью отправляют на экспорт. Вся древесина уходит за пределы нашей республики. Прибыль идет в один карман, а республике пеньки остаются, отчеты по рабочим местам, делянки вырубленные без нормального лесовосстановления».

А уже в этом году, выступая на телеканале БСТ, Хамитов признал, что республике не повезло с рядом арендаторов. Они рубят наши леса, продают продукцию за пределами республики, наживаются на этом.  Но он же руководитель региона, избран населением Башкортостана и должен защищать его интересы. Однако Рустэм Закиевич по-прежнему во всех своих бедах обвиняет прежнее руководство республики. Пора бы перестать это делать и, засучив рукава, решать проблемы и начать свою работу для людей, как об этом постоянно любит говорить глава Башкирии.

- Раиль Салихович, что же делать местному населению, которое теперь даже боится зайти в свой родной лес?  Если так будет продолжаться, то через какое-то время молодым парням не из чего будет строить дома, а значит, и невозможно создавать нормальные семьи. Люди жалуются, что пожары в лесах в основном приходится тушить местным жителям, хотя, по сути, лес уже принадлежит бизнесменам, и те, в первую очередь, должны быть озабочены тушением леса. И лес вырубается просто варварским способом, делянки не убираются. И виданное ли дело, в Бурзянском и Белорецком районах дома начали строить из шлакоблоков. Что делать людям, к кому, куда бежать за помощью?

- Вместо инвестиций мы получили воровство и беззаконное транжирование.  Я часто встречаюсь с населением, и люди с горечью задают свои вопросы. Жители говорят, что теперь местному населению древесина не достается вовсе. Невозможно найти даже строительный материал. Из-за каких-то 15 кубометров древесины людям приходится ходить долго по разным инстанциям. Людей очень волнует, что лес растратили окончательно. Рубят самые качественные деревья. Там теперь не только пешком пройтись невозможно, нельзя даже проехать на танке. Если такая дикость и дальше будет продолжаться, то скоро ничего не останется. В деревнях нет работы, там давно не слышали звука пилорам, население живет очень бедно. Вы знаете, мне очень обидно за свой народ, который оказался в таком положении и стыдно за власть, которая не хочет или не может навести порядок в лесу.

Я считаю, что проблему сохранения башкирских лесов, развития настоящего, а не на бумаге, лесопромышленного производства  уже можно решить только на федеральном уровне. Будущим депутатам Госдумы надо писать письма, обращаться в федеральные министерства, надзорные органы. Я сам буду прилагать все свои усилия и связи, чтобы решать эту проблему. Жизнь жителей деревень  неотделима от леса. Если уходит лес, то это значит, что и земли, и богатства уйдут к другим. Вечный лес - он же тоже не вечен. Транжирить его легко, а вот возродить, восстановить будет ой как не просто. Нельзя жить только сегодняшним днем. Надо думать и о будущем поколении. В нашем башкирском лесу настало время навести жесткий порядок. Хозяином лесов должны быть наши жители, а не алчные бизнесмены.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter