Башкирия стала клондайком для желающих заработать большие деньги масс-медиа

Башкирия стала клондайком для желающих заработать большие деньги масс-медиа

17 июня 2009, 00:04
Политика
Журналистика, оказывается, бывает разная. До недавнего времени я пребывал в глупой уверенности, что большая часть акул пера готовы рискнуть собой за простую правду жизни, несмотря на угрозы и неблагоприятные обстоятельства внешней среды. Более того, я искренне надеялся, что все репортеры стараются быть объективными, могут ошибаться, но никогда не станут сознательно врать. Однако недавняя встреча с журналистами федерального телеканала напрочь разрушила выстроенную моим наивным сознанием систему ценностей.

Пересекся с ними  я совершенно случайно. Сижу, пью пиво в одном из летников недалеко  от гостиницы «Турист». Рядом сидят четверо. Зацепил краем уха разговоры: «Нормальных картинок нет. Кусок дороги нашел с ямами, больницу зачем-то попросили снять с улицы, еще пару кадров накопал. Но все туфта, надо еще чего-нибудь поискать. Сегодня то, что наснимал, перегнал, но говорят – слабо. Слишком сильно выдает халтуру».

Мои соседи оказались коллегами из Москвы. Нагло напросился к ним за стол -любопытство замучило.

- Из федеральных «ящиков» мы, - отшутились новые знакомые.

Признались, что в Уфе находятся уже неделю – ищут возможность наснимать «какую-нибудь грязь». 

- Костя, - протянул руку один из них, но назвать канал отказался. - Когда делаешь «черный пир», нужно беречь свое лицо, - объяснил. - Хоть и считают нас беспринципными журналюгами, но откровенное «мочилово» даже нам делать немного стыдно, - расхохотался.

- Так вы «мочить» нас приехали? А зачем? - вешаю на лицо искреннее недоумение.

- Зачем? Вопрос не к нам.

- А почему тогда беретесь за заказ? – решил продолжить игру в наивного провинциала. -  А как же понятие ответственности перед аудиторией? А как же кодекс чести журналиста?

- Кризис на дворе, дорогой! – веселятся телевизионщики. - И  сегодня от денег отказывается только больной. А мы не больные, у нас аппетит хороший. За такую командировку двойные гонорары. Ну и начальство довольное, 5-6 минут негативного  сюжета по вашей республике заказчику как минимум  в триста штук баксов встанет, думаю. А может и больше, кто его знает.

- А кто заказывает?

- Как правило, такие вопросы задают только глупые люди, - смеются.

-  Рядовая зарплата у вас какая?

- Не сыпь нам соль на раны. Я – 90 тысяч в месяц получаю, он (кивает на соседа), еще меньше. Хотя весь день с камерой мотается. А у меня за аренду квартиры – однокомнатной – 22 штуки в месяц уходит, дочь профессионально занимается танцами – 40 тысяч в месяц плачу. Вот и считай сам, сколько на жизнь остается. О каком кодексе чести ты говоришь?

- В Уфе-то в первый раз?

- Да нет, бывали. Хороший город, кстати. Правильный такой. Даже иногда жалко про вас плохо говорить, - опять хохочет развеселившийся гость.

- Так вот и скажите своим заказчикам, мол, так и так, республика нормальная, рука не поднимается на нее напраслину возводить.

- Смеешься? Если у нас что не поднимется, то прощай работа. Так что все у нас прекрасно поднимается. И у нас, и у других. Когда речь идет о хороших деньгах за плохой сюжет, в голове остается только слово «хорошо».  Хорошо, что есть еще люди, которые нам платят. А мы отработаем, как надо.

Выпили еще по кружке пива, разошлись. Ребята отправились в гостиницу. Устали, наверное. Нелегкая это профессия – журналистика…

 

Олег БОЛЬШАКОВ.  

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter