Основатель банка "Восток" Рафис Кадыров: "Олигарх крут лишь до камеры тюремной"

Основатель банка "Восток" Рафис Кадыров: "Олигарх крут лишь до камеры тюремной"

Основатель банка "Восток" Рафис Кадыров: "Олигарх крут лишь до камеры тюремной"

15 июля 2016, 12:27
Политика
Бывший банкир и кандидат в президенты Башкирии вернулся в политику.

- Для меня, конечно, было большой неожиданностью, что Вы появились в Уфе. Можете объяснить, почему Вы здесь находитесь и чем будете заниматься?

- Это не неожиданность, это закономерность. Я должен был появиться в Уфе, я должен появиться в Башкирии, потому что это смысл моей жизни. Поэтому я появился. Это появление - первые шаги моих дальнейших действий.

- Вы сейчас фактически возглавляете региональный избирательный штаб партии «Родина» и одновременно еще выдвигаетесь в одном из округов на выборы в Госдуму?

- У меня в жизни есть стратегическая задача и тактическая задача. Сегодняшнее появление мое в Уфе - это тактическая задача - решение одной маленькой задачи. Стратегическая задача у меня появилась в 1993 году, после того, как закончились первые выборы президента республики. Эти действия вызвали следующее решение, которое я должен решать. Я должен решить вопрос банка "Восток", который объединяется с вопросом о ЧИФ «Восток». Если для этого мне нужно будет стать руководителем республики, я стану. Если я этот вопрос смогу решить на более низком уровне, я не буду заниматься вопросом республики.

- То есть, если в ранге депутата Вы сможете это решить?

- Меня даже не интересует само понятие "ранг депутата". Если я решу его, не становясь депутатом, то я депутатом не хочу быть. У меня слишком много работы на Земле и слишком много целей, которых я должен достичь вне Республики Башкортостан.

- Вы говорили о том, что у Вас есть миллион договоров с пайщиками ЧИФ «Восток», речь идет о том, чтобы каким-то образом решить проблему с ЧИФ «Восток». В Кремле уже об этом знают и Владимир Путин должен дать некий ответ. Поясните эту ситуацию. Что именно?

- Никто этот вопрос не решит - ни в Кремле, ни в Страсбурге, ни в ООН. Это вопрос народа республики. Этот вопрос может решить только народ республики. Но народу республики повезло, что этот вопрос оказался связан с человеком по имени Рафис Кадыров. Если был бы кто-то другой, этот вопрос бы никого не волновал, потому что создана ситуация, когда уже волноваться не о чем. Всё уже украдено. В чем повезло народу республики и самому Кадырову? Повезло в том, что он был воспитан не вором. Он был деревенским мальчиком, который знал - вот это свято, вот это грешно. Он не совершил за свою жизнь ни одного незаконного действия, он не украл ни одного рубля, он не нарушил ни один закон. Если бы только он украл в жизни один рубль, его бы посадили пожизненно в тюрьму и все свалили бы на Кадырова. Весь сценарий был создан таким образом. Но у тех ребят, которые этот сценарий создавали (все знают, кто это и сколько человек там участвовало), чуть-чуть мозгов не было, интеллектуально они были менее развиты, чем Кадыров, то есть неравные соперники были.

Они считали, что они уничтожат банк, уничтожат ЧИФ, потом возбудят уголовное дело против Кадырова или против банка, там обязательно найдут хоть один рубль украденный, ведь не может быть, чтобы человек сотнями миллиардов управлял и не украл ни одного рубля. Они на 100% были уверены, что все документы посмотрят и найдут там воровство. Но они посмотрели, не нашли ни одного украденного рубля и  проиграли. Я живой, я хожу, я  пишу книги, я создаю компании, я даже скоро буду долларовым миллиардером. Я хожу, а они тихонько стареют, их мозги становятся неспособными думать.

Вот поэтому я появился сейчас. У меня достаточно денег, чтобы оплачивать любые расходы, у меня достаточно все подготовлено.  Остается только объяснить населению, что им повезло. Но мне тоже повезло в том, что они меня выбрали первым президентом в основных городах (в 1993 году в Башкирии – прим.). Результаты ясны - Кадыров выиграл в шести городах на должность первого президента. В деревнях они там подтасовали. Ну, ради бога, это их дело.

 У меня об этом написана книга, которая переведена на шесть языков.

- Сколько читателей у Вашей книги? Вы можете примерно прикинуть?

- Я не знаю.

- Если печатный тираж можно подсчитать, то электронный уже невозможно…

- Сегодня уже неважно, сколько человек прочитали это. Важно то, что написано, документировано, это факт. Если бы там была написана неправда, то мои так называемые «друзья», на меня бы давно в суд подали.

- То есть, таких прецедентов не было? Никто в суд не подавал?

- Ну, а как можно подать, если… Если человека взяли в райцентре Дюртюли с собрания акционеров, при присутствии акционеров. Взяли, подняли и вывели спецназом на улицу, отвезли в милицейский участок, а акционеров разогнали. Таким образом, они захватили ЧИФ «Восток».

Это как называется? Это называется преступление. Если написано, что это преступление, то разве кто-то может доказать, что это не преступление? Вырезать всех дюртюлинцев, чтобы они не могли свидетельствовать? Или уничтожить всех башкир, русских, татар, которые живут в Башкирии, чтобы они не помнили это? Или уничтожить миллион человек, которые с Кадыровым подписали договора, о том, что они дают Кадырову свое имущество, а Кадыров им управляет. Этот договор больше никем не может быть расторгнут. Он может быть расторгнут только на основании закона. И то его невозможно переделать. С одной стороны подписал Кадыров, с другой стороны подписал человек.

- То есть Вы от своих обязательств не откажетесь?

- Этот документ вечный. Имущество отдано на вечное управление, его обратно забрать невозможно и никто не может этот договор отменить. Есть миллион договоров. Я подписал эти договора, я обязан перед людьми соблюдать эти договора.

Если кто-то приходит на собрание акционеров и незаконно выводит управляющего, увозит его в милицию, депутата с депутатской неприкосновенностью, а потом объявляет республике, что он уволен, можно сравнить это с психбольницей, так нельзя делать. А потом как узаконить эти действия? Кадырова же можно с ЧИФа снять только общим собранием акционеров – 51% должен проголосовать. Ни одно действие до этого нельзя совершать. Не то что продавать собственность, а туда нельзя ничего вносить, выносить и т. д.

- Такого собрания не было? Никто не выкупил 51% акций ЧИФа и не стал проводить собрание?

- Если бы они выкупили акции у всех, это было бы счастье для меня. Но никакого собрания не проводилось, а проводилась махинация, преступление. Шаг за шагом…

Потом было распродано все, что принадлежало ЧИФу, а управлял им Кадыров, а потом ликвидирована компания. Но от этого же Кадыров не перестал отвечать за свои подписи.

Я несу ответственность. И я могу обратиться к обществу, к власти, для того, чтобы это преступление раскрыть, посадить людей, которые это выполнили и вернуть народу то, что есть. Другого человека нет.

Но они считали, что они меня убили, применили очень сложный препарат, чтобы я умер. Но я реаниматолог, друзья из Швейцарии, реаниматологи,  меня вытащили. Я 5 лет практически лежал без сознания. Мне нужно было выздороветь, потом уехать отсюда, заработать достаточно денег, чтобы оплатить расходы по этим операциям. У меня сейчас и деньги есть, и здоровье отличное.

-  Президентом какой компании Вы сейчас являетесь?

- Я являюсь президентом ОАО, которое было создано с нуля в 2000 году, в прошлом году мы стали лучшей компаний России по инновациям и инвестициям, в этом году мы строим заводы в нескольких странах.

- Это связано с нефтепереработкой, с нефтехимией?

- Нет, не связано с нефтепереработкой. Мы заняты переработкой факельных газов. Мы сегодня участвуем в программе ООН, которая объявила тендер, конкурс – найти в мире компанию, которая будет заниматься тушением факелов на всем Земном шаре. В ноябре должны быть результаты конкурса.

У нас большая вероятность выигрыша, потому что мы лидеры мирового рынка в этой области. В прошлом году в Париже президенты разных стран говорили, что они в ближайшие годы потушат факелы, уменьшат потепление атмосферы и т. д. Они били в грудь, потом разошлись, потом подумали, потом увеличили срок до 3-5 лет, потом сказали - за 10 лет решим, после того, как все президенты стран заявили. Потом ООН объявил, что надо исполнителя, чтобы в течение 10 лет закрыть этот вопрос.

В этом конкурсе мы пока лидеры, глядишь – выиграем, и мне придется по всему миру факелы тушить. Но пока мы потихоньку решаем единичные случаи. Технологии очень сложные, факелы горят не из-за того, что это кому-то выгодно, а из-за того, что невозможно этот газ переработать в пределах рентабельности переработки. То есть нужно денег тратить больше, чем получается доход от полученного продукта. Поэтому компаниям легче его сжигать.

- Вы решили эту задачу?

- Мы решили по частям эту задачу. У нас завод состоит из 9 блоков. Любая технология требует постоянного совершенствования, поэтому нам еще работать и работать. Мы будем строить, и каждый следующий завод будет лучше предыдущего

- Сейчас Вы возвращаетесь в большую политику. Непонятно, будучи владельцем успешной компании, работающей на мировом рынке, зачем в Башкирию возвращаться и вспоминать дела 20-летней давности, несмотря на подпись, договора и ответственность?

- Все гораздо сложнее. Я уже в 90-м году был богаче всех в России или почти всех. Где-то в 30-ке самых богатых людей СССР.  Я уже в 90-м году мог уехать из Башкирии и жить совершенно другой жизнью.

Но суть заключается в том, что я действительно воспитан в семье,  где белое было белым, черное было черным, а не смешанным.

В 90-м году, когда еще Советский Союз был, меня включили в 5 лучших политиков СССР, молодых политиков СССР. Я даже ездил в Конгресс США по приглашению на 22 дня. По всей видимости, меня готовили в помощники в ближайшее окружение Ельцина.

Эта работа велась долго, планомерно. Советский Союз разваливали  тоже долго, планомерно, никаких случайностей не было – все было запланировано. Когда Ельцин избирался, я находился в США, готовился к определенным работам. После этого Ельцин попросил меня встретиться.

Но я отказался встретиться, я знал, что они запланировали. Они запланировали то, что пережил народ по сегодняшний день. Что я должен был делать, если бы встретился с Ельциным? Вот все мы слышали лозунг «Берите суверенитет, сколько можете», да?

- Да.

- А второй лозунг не кричал никто, и он звучал так: «Ограбьте всё». Все, что социализм создал, надо разграбить, создать верхушку богачей, а народ оставить нищим.

Как видите, это и произошло - 90% советского капитала сегодня принадлежит одной группе людей, 10%, как исключение, другой группе людей.

Но я понимал, что это так не должно быть. Я создал банк и создал инвестиционный фонд. Я создал ситуацию, когда разграбить на 100% будет невозможно, потому что собственность, принадлежащую народу Башкортостана, я собрал в инвестиционный фонд.

А его нельзя грабить, это фонд, это собственность. Его ни президент России, ни президент Башкирии не может грабить, это фонд, это компания, как General Motors, как Apple. Это компания, юридическое лицо, его нельзя грабить и он принадлежит более миллиону человек. Население республики было владельцем банка, я все акции распределил между ними.

Появились две компании, которые имеют общий капитал почти в  триллион долларов, по индексу РТС. Такую сумму сегодня в Башкирии никто в голове не может представить. Мы представляем миллиардеров, а эта компания (две компании) владеет капиталом более чем на триллион долларов. И она находится юридически в Уфе.

Ее нельзя было ограбить без согласия жителей республики. Во всяком случае, я на это надеялся.

 Сегодня идет проверка РБ по ЧИФу и банку «Восток». Ни один журналист не говорит об этом. У меня в Фейсбуке висит письмо президента Путина, о том, что будет проверка.

- По идее этот факт должен быть резонансным.

- Да. Но всё молча делается. Потому что они уже 12 лет назад рассматривали это и в письме стоит пункт, о том, что ранее не было до конца рассмотрено. Это было в период президентства  Медведева. А почему не было рассмотрено? Наверное, вагон денег привезли, чтобы отложили рассмотрение. Воры же украли не один рубль, а сотни миллиардов долларов. И все фамилии известны. Почему же Кадыров идет таким путем? На все мои обращения они дают ответ: «Обращайтесь в суд».

Ну, я обратился в Страсбургский суд и международный трибунал. Они рассмотрели эти вопросы на уровне предзаявки и вынесли решение о геноциде башкирского народа властными структурами. Если я позвоню юристам Европы, два высших международных суда начинают процедуру о геноциде народа РБ, экономического и политического геноцида, который может рассматриваться 40 лет.

Они меня попросили обратиться в суды, ну я и обратился, но не в районный суд Ленинского района Уфы. Зачем? Я смогу найти судью в Ленинском районе, который примет какое-то решение? Не работает у нас правовая система.

Даже уже председатель Конституционного суда заявил, что Россия не правовое государство. Почему же Кадыров ведет себя так спокойно, в этой стране? Потому что, кто бы не продавал собственность населения, принадлежащее ему в ЧИФе «Восток», это незаконно.

Продавать мог только один человек, подпись – Кадыров. Он только избранный, он только подписал договора. Пока его официально не сняли на собрании акционеров, сами акционеры, 50% акций +1 акция, его невозможно снять. Он только имеет право. Все остальное не имеет силы. Только он может подписать и продать что-то. А если кто-то без моей подписи купил, то он вор, а вор должен сидеть в тюрьме.

- То есть ваша стратегическая цель – это вернуть собственность и восстановить справедливость, а тактическая – это выборы?

- Их всего более 650 предприятий, 200 из которых с контрольным пакетом акций. Более 50% принадлежит башкирскому народу, а кто-то на эти акции пока себе замки строит.

Пусть строит пока.

Мелкие пакеты акций есть  - типа «Газпром» - 1%. Кто-то владеет и думает, что за ним не придут. Придут. Вы скажете: «Ну, будешь депутатом, главой администрации - не решишь, потому что они олигархи. Как решить?» Когда-то Хрущев такой крутой мужик был, взял, Крым подарил украинцам 60 лет назад. И как решили этот вопрос?

- Провели референдум.

- Народ провел референдум, и свою территорию вернул обратно. А чем отличается башкирский народ в данной ситуации? Организуем референдум о незаконности этой сделки и необходимости возврата. Какой суд отменит референдум?

- И все же возвращать собственность очень трудно. Нынешние владельцы акций будут сопротивляться всеми силами.

- Всегда кажется сложной огромная задача. Вот в мире горят факелы. Столько транснациональных компаний работают, а они горят и горят. Не могут решить эту сложную задачу. Что мы сделали? Мы разделили эту задачу на несколько кусков.

Мы решили 120 отдельных задач, для того, чтобы их потом объединить и получить решение. А здесь надо всего 650-680 задач решить отдельно.

Олигарх крутой до камеры тюремной. Как только тюремная камера закрывается сзади, ты становишься уже обычным человеком. Я посидел три дня, знаю. Всё сразу меняется.

Эта задача не настолько сложная. Эта задача не решается из-за того, что Кадыров пока не решает эту задачу. Почему? Потому что пока у него нет полномочий. У него есть обязательства, но его запросы пока власть откладывает на завтра.

Сколько бы не воровали, сколько бы не обманывали, справедливость всегда восторжествует. Вот увидите. Все будет возвращено. А кто совершал преступления, или умрет по своей старости, или умрет в тюрьме. Другого пути нет. Я поэтому приехал.

- К никаким революциям и бунтам Вы призывать не будете, Вы за спокойное развитие событий?

- Зачем нам бунт? Это наши враги могут пытаться организовать такую видимость.

- Есть сейчас в России такой сценарий, который, может, в Америке разработан, чтобы создать после выборов такую ситуацию, как на Украине?

- Нет.

- Но ведь есть много видов недовольства в обществе. Например, ростом коммунальных услуг многие недовольны. А в итоге, если выборы будут фальсифицированы, то возникнет и почва для протестов?

- Нужно народу объяснить то, что не будет фальсификации выборов. Во всяком случае, в том объеме, когда были первые президентские выборы.

Потому что это опасно для всех – как для самих избирателей, так и для тех, кто пытается фальсифицировать. Мы должны организовать контроль. Сейчас возможно целые сутки снимать, а потом по кадрам рассматривать. Если кто-то нарушает – уголовная ответственность.

- Вы сейчас не боитесь по улицам Уфы ходить?

- Если меня сегодня убьют, разве я буду жалеть о чем-то? Я утром и вечером принимаю сложнейшие лекарства, чтобы жить. Если я не буду пить лекарство три дня, то я умираю. После воздействия тех препаратов, которые применили против меня, я должен каждый день пить препараты, чтобы нейтрализовать их действие. Если я не делаю этого, я умираю. По утрам я становлюсь на колени и молюсь, начиная с молитвы благодарности, что я живой.

Я абсолютно не боюсь смерти. Я уже давно живу по принципу – на все воля Аллаха. Хотя я атеист.

Справка. ЧИФ (чековый инвестиционный фонд)  "Восток" был зарегистрирован в октябре 1992 года. В фонд передали свои ваучеры около четверти всех жителей Башкирии. 

"... ЧИФ «Восток» был очень лакомым куском. Консолидированная стоимость общего пакета акций ЧИФ «Восток» тогда оценивалась в 2 триллиона рублей по индексу РТС. Это подтверждено независимым расследованием газеты «КоммерсантЪ» («КоммерсантЪ» № 82 (800) от 5 мая 1995 года). Сегодня же консолидированная стоимость акций ЧИФ «Восток» составляет более 30 триллионов рублей. Без этого предисловия мы не сможем понять все, происходившее позже…" (Цитата из книги Кадырова "Предел прощения. Действия. Все о чем-то за окном. Издательство "Май". 2013 г.)

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter