Люди или этносы? Новая этнокультурная политика вызывает больше вопросов, чем ответов

Люди или этносы? Новая этнокультурная политика вызывает больше вопросов, чем ответов

15 мая 2015, 23:06
Политика
В Башкирии, как и в других субъектах федерации, объявлено о начале обсуждения проекта программы «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов РБ». Невнятная позиция Минкульта, вроде бы объявившего о публичном обсуждении проекта и, одновременно, непонятные ссылки на невозможность размещения экспертами комментариев и своих соображений по техническим причинам (которые позднее вроде бы как были устранены) заставляет поставить вопрос ребром: не пытаются ли чиновники в очередной раз решить вопрос келейно, за всех нас?

Какой должна быть этнокультурная политика? Для того, чтобы дать вразумительный ответ, мы должны четко понимать, какую цель преследует эта политика. Если, как обычно в нашей стране, «танцевать от печки», то есть от государства, – то получается, что этнокультурная политика должна повышать сплоченность и управляемость общества, а также обеспечивать его стабильность.

Если же исходить от человека, или общности людей (этнических, региональных) то этнокультурная политика должна быть направлена на обеспечение условий для равноправной интеграции граждан любой (!) этнической принадлежности в общероссийский социокультурный и социально-экономический контекст. Иными словами, сохранении этнокультурного многообразия – это только часть проблемы.

Система среднего образования в национальных республиках ставит абитуриентов в заведомо проигрышное положение. Для поступления в ведущие вузы страны национальный язык не нужен, а уменьшение учебной нагрузки отводимой для изучения русского языка сужает возможности абитуриентов и они, в итоге хуже им владеют (стопроцентные результаты ЕГЭ по русскому языку, которые часто встречаются в северокавкаских республиках, мягко говоря, не показатель).

В то же время, изучение языков титульных этносов в республиках – это вопрос регионального консенсуса, который в Башкирии уже достигнут. Нет смысла лишний раз будоражить этот вопрос, тем более что изучать культуру и язык коренных народов, несомненно, нужно и с прагматичной точки зрения тоже, ведь это способствует пониманию ментальности и инаковости других и гармонизирует межнациональный баланс.

Равно как оправдан крен в сторону изучения национальной культуры и традиции даже в условиях современного, высокотехнологичного общества. В эпоху глобализации преимущества имеют те нации и государства, которые научились синтезировать модернизацию и традиции. Те же, кто забывает об одном из этих компонентов обречены оставаться отсталыми и/или лишенными своих духовных скреп. Поэтому одной из важнейших граней этнокультурной политики является актуализация интереса общества, в том числе и молодежи к традициям и языкам других народов. Изучая язык и традиции других народов, просыпается интерес и к собственным традициям и культуре. Для понимания этой схемы уместна историческая аналогия. В Новое время, когда европейцы начали осваивать Земной шар, у них появилась потребность в контактах с туземцами, а для этого нужно было знать их язык, обычаи, верования. Так появилась целая наука – этнография. Спустя некоторое время, уже в ХIX веке европейцы с ужасом для себя отметили, что изучают они другие народы, а своя национальная культура баварцев, фламандцев и ломбардцев – остается неизученной.

Вот и получается, что не только сохранение национального многообразия, но и предоставления всем без исключения нациям равноправных возможностей интеграции в единое социокультурное пространство должно стать ключевым принципом этнокультурной политики. У нас же в республике (судя по проекту обсуждаемого документа) пытаются идти от обратного. Принимая логику мультикультурализма, которая излишне возвеличивает значимость национального фактора, нам пытаются показать, что среди всех равных наций есть более равные. Нам говорят о так называемой региональной компоненте и подводят к выводу об особых правах титульных этносов. Это значит, что их представители в дальнейшем вместо того чтобы показывать блестящие результаты, будут претендовать на свое особое положение, квоты при поступлении в вузы и даже «родовые земли». А это уже национализм, причем явно репрессивный.

В середине ХХ века в БАССР каждый десятый заключаемый брак был межнациональным. В 1980-х годах каждый седьмой, в 1990-е годы – каждый четвертый, а сейчас уровень межнациональных браков в Башкортостане на уровне 39-40 %. Таким образом, это тренд, причем тренд – очевидный. Для людей, родившихся от таких смешанных браков задача интеграции в единое социокультурное пространство гораздо важнее, чем сохранение национального многообразия. Это нужно учитывать не только при научных дискуссиях на круглых столах, но и закладывать на уровне федеральных и региональных целевых программ.

Александр КРАСОВСКИЙ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter