Рамиль Садыков: «Никто не знал, что нас ждет в Афгане»

Рамиль Садыков: «Никто не знал, что нас ждет в Афгане»

Рамиль Садыков: «Никто не знал, что нас ждет в Афгане»

16 февраля 2009, 00:47
Политика
15 февраля исполнилось 20 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Многие считают, что введение войск в эту неспокойную страну в 1979 году было большой политической ошибкой. СССР заплатил жестокую цену за геополитические амбиции – свыше 13 тысяч погибших в мирное время парней, а сколько искалеченных судеб - не сосчитать.

Именно поэтому страна будет помнить своих героев, многие из которых не дожили до круглой даты. Не секрет, что эта война убивала не только на поле боя. Мальчишки, вернувшись из горячей точки, так и не поняв, для чего Родина принесла их в жертву, сходили с ума, подсаживались на наркотики, топили ужас пережитого в бутылке. Выстоять, найти себя в обычной жизни сумели единицы. Один из них – 48-летний Рамиль Садыков. Он уверяет, что сумел остаться человеком, потому что очень любил свою работу.   

 

«Нам не говорили, что отправляют на войну»

 

- Только в нашей роте трое сошли с ума, а многие погибли, - с горечью вспоминает сейчас Рамиль Равилович. – А проблемы с психикой – почти у каждого. Надеюсь, их у меня нет. Я и не похож на ветерана войны. Многие удивляются, спрашивают: «А ты почему не спился»? Думаю, что остался вменяемым, потому что считал – главное в жизни работа.  

Но о службе Рамиль Равилович рассказывать не любит, хотя оказался в Афганистане одним из первых – в октябре 1979 года и помнит все события до мельчайших подробностей.

- Воспоминания о том времени буквально встали у меня перед глазами, когда в начале прошлого года в новостях сообщили, что в Кандагаре от взрыва смертника погибло более 80 человек, - говорит он. - И это не единичный случай. До сих пор этот второй по величине город страны и бывший оплот талибов, как и весь Афганистан, живет, словно на пороховой бочке, готовой взорваться в любой момент. Историки до сих пор спорят: нужно было ли нам ввязываться в конфликт чужого государства… Одно знаю точно: в той войне потеряли мы намного больше, чем приобрели.

Солдат Садыков не ожидал, что окажется в Афгане, ведь об этой стране он знал только из идеологически выверенных политинформаций, которые рассказывали в школе.

– После призыва я попал в воздушно-десантную часть в город Чирчик под Ташкентом, - вспоминает он. - А через полтора месяца ночью, при свете портативных фонарей, мы приняли присягу, и часть перебросили на границу с Афганистаном.

В течение 20 дней новобранцы занимались тактической и огневой подготовкой, а в ночь с 31 декабря на 1 января ребят подняли по тревоге, погрузили на вертолеты и направили в Кандагар - самую южную точку страны.

- Наших частей еще там не было, и мы даже не знали, зачем нас туда отправляют, - говорит Рамиль Равилович. – Но и страха не было. Ведь никто не знал, что нас там ждет. И о том, что будет война, мы даже не думали. А когда начались все эти тяжелые армейские будни с ежедневными вылетами на «вертушках» и сопровождение грузовых колонн, ощущение опасности отступило на второй план. Война выматывала: реального противника мы видели не слишком часто, в основном он наносил удары исподтишка – обстреливал колонны из засады, минировал дороги. Отчетливо помню наши первые потери.

На БМД – боевой машине десанта - Рамиль Садыков с сослуживцами шел в колонне, когда под одной из бронемашин раздался взрыв. Механик-водитель и пулеметчик погибли мгновенно. Фрагменты их тел, которые солдаты вынесли из машины, уместились в небольшой мешок.

- Вот тогда мне действительно стало не по себе. А в апреле 81-го нашему десантно-штурмовому батальону пришлось пережить тяжелейший бой – мы брали крепость Чарбак.

Наши войска несли большие потери. Был ранен командир взвода, и Садыков под пулями вынес его с поля боя, а затем вновь вернулся на линию огня.

- Очень больно, что помочь ему уже не смогли – он погиб, даже не добравшись до госпиталя. В тот день я потерял многих друзей…

Когда батальон стал отходить на прежние позиции, он одним из первых успел заметить засаду, а затем участвовал в ее уничтожении. До сих в его ушах пор стоит свист пуль, когда душман полоснул по нашим солдатам очередью из крупнокалиберного пулемета. Два друга, которые шли слева и справа от него, упали как подкошенные. Позже из них вынули по три пули. А несколько месяцев спустя за этот бой Рамиль был награжден медалью «За отвагу». 

 

«Счастлив тот, кто хорошо работает»

 

- Больше всего в Афгане нас выматывала бытовая неустроенность, - продолжает Рамиль Равилович. - Было очень тяжело: все два года мы жили в палатках. Каждому выдавался литр воды в сутки: хочешь - мойся, хочешь - пей. В Кандагаре круглый год стояла изнуряющая жара. Даже в январе температура редко опускалась ниже двадцати градусов. А вот в Газни, куда я впоследствии был переброшен, часто шел снег, погода была сырой и промозглой. Почти все наши переболели желтухой. Болезнь не обошла и меня.

Лечился Рамиль Садыков в госпитале в Ташкенте. Чтобы не расстраивать родных, написал, что его вывезли из Афгана учить молодежь, которую отправляют в зону военных действий. В письме указал адрес и попросил также выслать денег, чтобы купить билет на самолет и вылететь домой. Мама – Галия Шафиковна - узнала в военкомате, что это адрес госпиталя и тут же отправилась за сыном.

- Когда мне сказали, что приехала мать – даже не поверил. К тому времени я уже выздоровел, и домой мы вернулись вместе. Об Афгане тогда не говорили на официальном уровне. Только лет через пять-шесть перестали замалчивать, начали приглашать меня в школы, училища на вечера встречи, посвященные войне. Раньше Рамиль Равилович постоянно посещал туймазинский клуб воинов-интернационалистов, а теперь все время уходит на работу.

- Даже на огород не хватает времени – мы с супругой только картошку и сажаем, - улыбается он.

Женился Рамиль Садыков в 22 года, когда и устроился на работу водителем. Жена провожала его в армию и два года ждала возвращения. Дочь супругов, Лилия, уехала в Набережные Челны - учиться на гостиничного менеджера в Академии туризма.

- Очень скучает, старается почаще нас с женой навещать, - рассказывает водитель. - У нее была возможность поступить в УГНТУ, но никакую профессию мы ей не навязывали. В школе она училась хорошо, закончила с одной четверкой по физике. Мы велели ей не расстраиваться: «Медаль - не главное, нужно чтобы в голове что-то было».

Сегодня с супругами уже 11 лет живет кот Сема.

- Понимает нас с полуслова. Кота купили, когда дочка в первый класс пошла, а я тогда курить бросил. Сам удивляюсь, как мне удалось – начал в 17 лет и выкуривал по пачке в день. Тогда как раз на юг с семьей отправились, а там такая жара была, что не до сигарет. Ну, а когда месяц продержался, снова курить уже не захотелось. А сейчас уже жена не разрешит.

26 лет Рамиль Равилович живет с супругой душа в душу. Столько же лет он отдал любимой профессии.

- Моя бабушка Гарифа до сих пор жива, недавно ей исполнилось 92 года, - очень мудрая женщина с ясным умом и я всегда прислушиваюсь к ее советам, - признается водитель. – Так вот, когда бабушку просят раскрыть секрет долголетия, она объясняет просто: «Живет тот, кто хорошо работает, а брось работу и жить станет незачем». Я бабушку слушаю и думаю: «Вот поэтому и я счастлив – у меня есть любимая семья и хорошая работа». А что человеку еще в жизни надо?  

Дмитрий СТЕКОЛЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter