Деприватизация БСК: что дальше и кто следующий

Деприватизация БСК: что дальше и кто следующий

14 декабря 2020, 03:24ПолитикаТимур АлмаевФото: rupec.ru
Мkset попросил политологов и экономистов рассказать, что может ждать Башкирскую содовую компанию дальше, оценить последствия возможных сценариев развития событий и какие еще крупные частные компании могут вернуться в государственные руки.

На первый взгляд однозначное решение о деприватизации Башкирской содовой компании (БСК) и изъятие ее акций из принадлежащего правительству Башкирии АО «Региональный фонд» в пользу Росимущества не добавило ясности, а битва за один из крупнейших активов Башкирии до сих пор продолжается. Некоторые эксперты, опрошенные Mkset, полагают, что не стоит списывать со счетов и прежних акционеров компании.

Проблемы «Регфонда»

- Так или иначе основные задачи сейчас три: сохранить пакет, не уступающий по объему прежнему; сохранить юридическую регистрацию на территории Башкортостана; минимизировать ущерб по выплатам компенсаций экс-собственникам, при этом сделать всё «чисто», чтобы не было вероятности оспаривания или пересмотра в будущем, а также чтобы инвестиционный климат сильно не пострадал, - говорит политолог Арсен Шаяхметов.

Власти Башкирии всячески подчеркивают, что «интересы республики в части дальнейшего управления компанией не только не пострадают, а только упрочатся». С этим утверждением соглашается политолог Дмитрий Михайличенко.

- По ситуации с «БСК» многое не ясно. И, думается, окончательного решения еще нет. Около башкирского Белого дома говорят о том, что республика получит больше, чем у нее было. Думаю, такая вероятность есть и достаточно высокая.

Однако, несмотря на уверенную риторику республиканской власти в том, что «наш пакет будет существенный», подобный оптимизм разделяют не все.

Экономист Рустем Шайахметов считает, что «существует большая доля вероятности, что акции БСК республике не отдадут». В этом случае Шайахметов прогнозирует проблемы у Регионального фонда (Регфонд), который используется властями республики для финансирования социальных и спортивных проектов, а также в случаях, «когда на что-то не хватает средств в бюджете».

- Для Регионального фонда, через который Башкортостан владеет акциями БСК, наступают сложные времена. Во-первых, после списания акций БСК будет необходимо принимать решение либо об уменьшении уставного капитала, что может стать спусковым крючком его банкротства, либо о компенсации изымаемой стоимости акций какими-либо вложениями в уставной капитал. Также существует вероятность подачи иска о взыскании неосновательного обогащения в виде полученных дивидендов, утраты имущества, сумма исковых требований может превысить 10 млрд рублей. Если это произойдет, то высоковероятно банкротство Регионального фонда, - объясняет Шайахметов.

В пользу вероятности дальнейших исков о взыскании неосновательного обогащения с республиканского «Регфонда» говорит и формулировка генпрокуратуры, где среди незаконных владельцев акций БСК назван был и сам «Регфонд».

Легче не станет

Еще одной важной переменной является то, будет ли компания национализирована или вновь перейдет в частные руки. По мнению экономиста Всеволода Спивака, оставаясь под контролем государства, БСК потеряет экономическую эффективность.

- В этом случае, я думаю, мы увидим постепенное сокращение прибыли и, соответственно, дивидендов под предлогом приоритета выполнения социальных задач и решения экологических проблем. Независимо от той доли, которую получит (если вообще получит) Республика Башкортостан, в конечном итоге я уверен, мы потеряем в доходной части бюджета (или РегФонда), - объясняет Спивак.

Вероятней всего экономист считает продажу компании через год-два в частные руки. Дополнительным подтверждением этого сценария, по его мнению, может служить начало сотрудничества БСК с Горным Университетом Санкт-Петербурга. Спивак напоминает, что ректора университета и Владимира Путина давно связывают личные отношения, и, возможно, кто-то из «питерских друзей президента» уже изучает ситуацию вокруг БСК.

В то же время Спивак не исключает, что в случае продажи компании после национализации старые собственники смогут получить контроль над БСК вновь. О прежних акционерах содового гиганта говорит и политолог Дмитрий Михайличенко.

- Думаю, по решению суда будут апелляции и попытки оспорить это решение со стороны прежних владельцев. Борьба за «БСК» продолжается, и это уравнение с несколькими неизвестными. Позиции прежних собственников кажутся не выигрышными, но у них тоже есть свои лоббисты.

В конечном итоге кто бы ни стал новым собственником, поддерживать прежний уровень дивидендов в среднесрочной перспективе будет крайне тяжело.

- В любом случае надо понимать, что в настоящий момент у компании достаточно высокая долговая нагрузка. Также следует прогнозировать в среднесрочной перспективе рост себестоимости продукции в результате перехода на добычу на обводненных участках, - говорит Спивак.

Сложности не исчезнут и во взаимоотношениях с компанией, считает Шайахметов.

- Когда придут новые владельцы, с ними нужно будет находить новые коммуникации, и это будет не менее сложный процесс, чем диалог с существующими частными владельцами компании.

Частная собственность – виртуальный актив

Если ранее, говоря об экологических протестах в регионе вокруг деятельности БСК, эксперты сходились во мнении, что они не оказали существенное влияние на инвестиционную привлекательность Башкортостана, то уже после решения Арбитражного суда об изъятии акций ситуация может измениться.

- Ситуация с БСК оставила двоякое чувство: с одной стороны, решение суда ожидаемое и очевидное – любой другой исход после вмешательства федерального центра сложно было себе представить. С другой стороны, скорость и безаппеляционность принятого решения показывают, что в России частная собственность продолжает оставаться виртуальным активом, - говорит политолог Арсен Шаяхметов.

В ситуации с БСК, по словам экономиста Всеволода Спивака, мало кто говорил о том, что, несмотря на массу эмоций с точки зрения бизнеса, компания работала строго в рамках тех алгоритмов, которые ей предлагали власть и действующее законодательство.

- БСК заранее и системно решала вопрос с сырьевой базой. Естественно, что бизнес всегда ищет способы минимизировать затраты. Это одна из ключевых компетенций любого бизнеса. В результате согласовали и нашли компромиссное решение разрабатывать Куштау. В ходе согласования решения БСК взяла на себя дополнительные социальные обязательства. Сейчас говорят: «Нужно было общаться с народом». Но, несмотря на то, что в этом направлении компания действительно недорабатывала, мне не понятно, каким должен быть нормативно значимый результат этого общения. С точки зрения существующей бизнес-практики и окружающей нас политической среды БСК не только предприняла все необходимые шаги для разработки, но и согласилась на дополнительные ежегодные выплаты в размере 700 млн в Фонд социальных целевых программ.

Спивак также напоминает о том, что когда говорят о выплате больших дивидендов, то забывают, что компания платила эти деньги не только частным акционерам - «значительная их часть» шла в «Региональный фонд».

- И я не слышал ни разу, чтобы республиканские власти голосовали против выплаты дивидендов. Дивидендная политика, судя по всему, до определенного момента устраивала как частных акционеров, так и государство, которое на эти деньги реализовывало спортивные и социальные проекты.

Говоря о дивидендах, которые владельцы БСК уводили в офшоры, Спивак отмечает: помимо того, что подобные действия законны, государство само создает условия для подобных решений.

- Не надо искать вины бизнеса в том, что он считает инвестиции, к примеру, во Францию более привлекательными, чем в экономику Башкирии. Надо спросить власть, как так получается, что крупные инвесторы, имеющие связи с политическим истеблишментом, не хотят здесь работать. И если мы хотим привлекать инвестиции, то дать ответ на этот вопрос мне представляется крайне важным.

Кто дальше

Несмотря на то, что история БСК - это второй случай возвращения государству ранее приватизированной крупной промышленной компании, и оба случая произошли в Башкирии, эксперты расходятся во мнении, может ли эта история повториться.

Политолог Арсен Шаяхметов считает, что повторение истории «Башнефти» и БСК маловероятно, так как у республики попросту осталось мало подходящих активов. С ним согласен и экономист Рустем Шайахметов.

- Я не думаю, что в Башкирии будут приниматься действия по деприватизации каких-либо предприятий. Возврат акций Башкирской содовой компании произошел в ответ на тот общественный резонанс, который случился по итогам беспардонных действий на Куштау, где мы были на волоске от масштабного кровопролития. Я бы назвал это показательным наказанием в назидание другим.

Менее оптимистично оценивает деприватизацию БСК политолог Аббас Галлямов.

- Любое успешное предприятие сейчас под боем. Объём пирога, который едят административно-олигархические элиты, из-за умирающей экономики сильно уменьшился, поэтому любого, чья «крыша» окажется недостаточно сильной, могут съесть.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter