Могут ли главы регионов демонстрировать признаки нарушения консолидации власти?

Могут ли главы регионов демонстрировать признаки нарушения консолидации власти?

Могут ли главы регионов демонстрировать признаки нарушения консолидации власти?

14 мая 2015, 22:56
Политика
Считается, что выстроенная в стране вертикаль власти обеспечивает высокий уровень управляемости региональных процессов и формирует конфигурацию по образу суперпрезидентской власти. В то же время долги регионов перед центром постоянно растут, а их бюджеты просто не в состоянии выдерживать финансовую нагрузку, которая вызвана социальными обязательствами руководства страны перед населением. Сложившийся дисбаланс признают не только эксперты и политологи, но и сами губернаторы. Похоже, у них появляется свой идеолог, призывающий к кардинальным изменениям практик регионами.

Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев – опытный и уважаемый регионал, хорошо знающий федеральную структуру власти. В свое время он работал заместителем председателя правительства и долго занимал пост федерального министра сельского хозяйства. В текущих рейтингах губернаторов положение г-на Гордеева устойчиво (АПЭК – 20-е место; ЦИК «Рейтинг» - 8-ая позиция, рейтинг политической выживаемости фонда «Петербургская политика» Гордеев получил «5-»). К его сильным сторонам относится умение побеждать на выборах, лоббистские ресурсы, а к слабым – наличие влиятельных оппонентов-федералов.

В конце апреля 2015 года Гордеев в очередной раз выступил с критикой методов работы федеральной власти с регионами. В частности, губернатор заявил, что регионами предметно никто не занимается, а в правительстве «не представляют, что конкретно происходит на местах». С точки зрения Гордеева губернаторы и главы – это политики, так как они в отличие от федеральных министров проходят сито выборов. Здесь Гордеев не совсем прав, так как среди нынешних губернаторов много назначенцев (на текущий момент 35 губернаторов избраны всенародным голосованием, 35 назначены и 15 имеют статус временно исполняющих обязанности). Однако тенденция замещения практики назначения всенародным голосованием в России действительно существует. Нет никакого сомнения в том, что к 2018 году (выборы президента России) Кремль постарается сделать так, чтобы все главы и губернаторы были избранными, а не назначенными.

Гордеев также сообщил, что не стремится стать лидером протеста регионалов, однако именно это происходит de-facto. Характерно, что эксперты и политологи моментально обрушились с критикой на фронду Гордеева, обвинив его в том, что он, таким образом, привлекает внимание к себе, хотя на самом деле речь идет не о системном противоречии центра и регионов, а о внутриэлитной борьбе и кулуарных процессах. А некоторые пошли еще дальше и попытались навесить на Гордеева ярлык коррупционера. Аналогичные приемы применяются, как известно, в отношении Алексея Навального - «как он может бороться с коррупцией, когда сам коррупционер».

В экспертном сообществе России очень мало классных регионалистов, что формирует очевидные лакуны в оценках в общественном мнении эффективности региональной власти.

Естественно, что в администрации президента России критика Гордеева пришлась не по вкусу. Логика чиновников такова, что губернаторы и главы регионов не имеют права демонстрировать признаки нарушения консолидации власти. Такие признаки отчетливо в последнее время демонстрирует Рамзан Кадыров, но он, как известно, на особом положении. Тогда как анализ высказываний других глав и губернаторов свидетельствует, что позиция Алексея Гордеева находит у них понимание и поддержку.

В выстроенной вертикали власти количество чиновников-федералов зачастую превышает количество чиновников-регионалов. О системной работе с регионами Москвы также можно говорить лишь в общем приближении. Характерно, что Министерство регионального развития просуществовало с 2004 по 2014 годы и было упразднено.

На январском семинаре руководства страны премьер Дмитрий Медведев высказывался в том ключе, что центр должен задавать общую линию, а регионы осуществлять полномочия. Однако даже беглый анализ текущего положения дел свидетельствует, что эта модель не реализуется.

75-85 процентов бюджетной нагрузки по «социалке» несут именно регионы. Особенно тяжелой для них стала ситуация с реализацией майских указов Владимира Путина, денег на которые нет. Общий долг регионов перед федеральным центром составляет свыше 2 триллионов рублей, а не имеющих долгов перед федеральным центром можно пересчитать по пальцам.

Неприятие региональных элит может вызвать и готовящиеся ограничения на внешние контакты субъектов федерации. Модель «R2R» («регион с регионом») позволяет субъектам федерации оперативнее и эффективнее, чем центр налаживать контакты с инвесторами и торговыми партнерами.

Экономическое и финансовое положение регионов вызывает тревогу. За последние девять лет в России вдвое сократилось число регионов-доноров (Башкирия также за этот период благодаря продаже ТЭК АФК «Система» перестала быть донором).

О претворении в жизнь положения, при котором федеральный центр на постоянной основе должен делить с субъектами федерации доходы в пропорции 50 на 50 приходится только мечтать. Между тем, именно регионы несут на себя всю нагрузку, в том числе и экологическую, которую производят мощные индустриальные предприятия, в том числе и в сфере ТЭК.

Все это позволяет сделать вывод о том, что ассиметричное распределение ресурсов между федеральным центром и регионами ведет к политизации этого вопроса. Артикуляция его в публичном дискурсе, скорее всего лишь начальный этап этого движения.

Федеральная власть ставит в качестве одного из своих главных достижений – купирование проявлений сепаратизма. Однако здоровый и справедливый регионализм, это нечто другое. Эта продуманная и конструктивная позиция, имеющая право быть в сложной палитре политико-управленческих конфигураций. Предпосылки для ее институционализации очевидны.

Дмитрий МИХАЙЛИЧЕНКО.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter