Потому что нельзя быть красивым таким

Потому что нельзя быть красивым таким

13 октября 2016, 10:28
Политика
Член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Галина Кузьмина рассуждает об опытах преображения власти.

Ну, наконец-то, пазл сложился полностью. И хотя в нем (по схеме «Бог любит троицу») всего три фигуры, но зато какие! Рустэм Хамитов, Элла Памфилова, Сергей Кириенко! Люди несомненно красивые – и в прямом, и переносном смысле  слова. А красота, как известно, требует жертв…

Классифицировать их можно и по старшинству (карьерному и возрастному), и по гендерному признаку: наличие женщины, конечно, очень вдохновляет. Но, наверное, правильнее будет оттолкнуться от времени преображения (вознесения).

Рустэм Хамитов. Опыт № 1

Итак, 2010-й год. Август, судьбоносный по специфическому российскому календарю месяц. Для неискоренимых оптимистов-идеалистов, вроде меня, кандидатура Р. З. Хамитова была наилучшей на пост президента Башкортостана. Однако по логике здравого смысла куда лучше был вариант преемника, что наглядно подтвердил татарстанский опыт.

После почти двух десятилетий «строгого режима» в Башкирии начался такой разгул демократии (особенно в ЖЖ нового президента), что это могло быть чревато нежелательными последствиями. Особенно болезненной оказалась тема обязательного изучения башкирского языка во всех без исключения школах. Если бы не удалось притушить этот конфликт, вполне могло бы разгореться пламя…

С тех пор многие ставят Хамитову в вину его «неустойчивую» национальную принадлежность. Мол, был татарин, стал башкиром. А он просто вынужден был крутиться,  как уж на горячей сковородке, пытаясь повернуться так, чтобы никого не обидеть. Лиха беда начало. После языкового вопроса компромиссы следовали уже один за другим.

Её величество система включилась на полную мощность и стала перемалывать перспективы обновления, стирая наши общие надежды на решительные перемены. Как радужные мыльные пузыри, лопались прожекты обновления – общественный совет по борьбе с коррупцией, общественная палата во главе с легендарным ученым и неотразимо ярким человеком Мулдашевым и проч., и проч. Курс на обновление и  омоложение руководящих кадров привел во власть менее косноязычных, чем прежде, более образованных и грамотных, но еще более коррумпированных и амбициозных людей. Теперь не стало единой, скрепленной сильной волей хозяина республики команды.  Несколько групп влияния, у каждой из которых были свои собственные и политические, и финансовые интересы, включились в почти незримую подковёрную борьбу с целью доделить или переделить еще остававшиеся в республике ресурсы.

Суверенный, управляемый одной крепкой рукой Башкортостан вместе с его предпочитаемым большинством населения патернализмом перестал существовать, стал одним из многих регионов РФ со всеми свойственными её административной системе качествами. То есть, Башкортостан окончательно «присоединился» к России. Поставленная в 2000-ом году при создании Приволжского федерального округа задача, наконец-то, была выполнена.

Теперь система действовала сама по себе, управляемая незримыми, но опытными операторами. А новому президенту была отведена почетная роль – красоваться на шестиметровых баннерах с надписью «Работать для людей». Фотошоп при этом так явно приукрасил природные весьма благородные черты лица Рустэма Закиевича, что невольно с языка срывались слова: «Ну, нельзя же быть красивым таким!»…

Это был первый и, полагаю, совершенно спонтанный опыт вознесения во власть с последующим преображением как самой власти, так и её субъекта. Далее его – опыт - можно было переносить в лабораторные условия. Маятник новейшей истории России на фоне стремительного роста, а затем резкого падения  цен на углеводороды приобрел такую амплитуду колебания, что требовалось приложить специальные усилия для того, чтобы утихомирить шторм и удержать от качки корабль, на котором, похоже, уже начинало мутить не только пассажиров, но и самих «рабов на галерах».

Элла Памфилова. Опыт № 2

В богатой на события общественно-политической биографии Эллы Памфиловой было много ярких событий. Самые впечатляющие из них связаны с Чечней.

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, который в 1994-1995 годах был там военным корреспондентом,  вспоминал: «По разоренной земле от Грозного до Бамута депутат Госдумы Элла Памфилова ходила вместе с солдатскими матерями, которые искали там своих сыновей, ночевала с этими женщинами в простых избах. Она занималась вынужденными беженцами, ингушско-чеченским конфликтом с переселенцами...»

И еще был красноречивый эпизод, когда ни один из самых брутальных и крутых российских мужчин с верхних этажей власти не посмел поставить на место президента Ичкерии. И только уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова возвысила свой звонкий голос, предложив г-ну Кадырову и его команде «сбавить обороты» в их выступлениях против внесистемной оппозиции.

Такую биографию, такой характер грех было бы не использовать  для улучшения имиджа верховной власти. Потому, наверное, Эллу Памфилову «бросили» на самый ответственный накануне думских выборов участок.

Центральную избирательную комиссию РФ после отставки «волшебника» Чурова чистить следовало, как авгиевы конюшни. Элле Александровне требовалось проявить усилия, достойные Геракла. Но, в отличие от сына древнегреческого бога Зевса, она герой не мифический. И наивно было бы полагать, что всего за несколько месяцев Памфилова демонтирует и перенастроит отработанный годами механизм предвыборных махинаций.

Но в целом, опыт оказался удачным. Само присутствие Памфиловой облагородило образ ЦИКа в глазах общественности. При этом она показала, что пришла сюда не красоваться,а работать по-настоящему: Элла Памфилова отменяет выборы мэра в Балашихе, увольняет самые одиозные избиркомы, спорит с губернаторами, не позволяет снимать с выборов представителей оппозиции.

Но в России 85 регионов и столько же региональных избирательных комиссий, у каждой из которых полные «боекомплекты» для подделки результатов выборов. Всех в раз не уволишь, приходится работать с теми, что есть.

После сентябрьских выборов в Госдуму, которые оказались не намного чище прежних, на нового главу ЦИКа обрушились такие яростные обвинения, что она порой не могла сдержаться, срывалась на перепалку с оппонентами. «Сетевой» народ, не скованный рамками цензуры и элементарной благопристойности, не скупился на оскорбления и «жабы», превращая эту обаятельную женщину в нечто монструозное…

И вот тут еще ярче и трагичнее, чем в опыте № 1, проступает тема о самой природе власти и возможностях чиновника в ее системе. Может ли человек, даже очень умный, порядочный, интеллигентный и такой героический, как Элла Памфилова, преодолеть систему и облагородить ее собой? Ответ очевиден, как в примере с ложкой меда…

Эта тема – в самом широком смысле – волнует сегодня самые пытливые умы. Взаимодействие человека и обстоятельств (системы) исследуются на таком уровне накала, что, щадя свою психику, лучше отказаться от чтения самых ярких из них. Прежде всего,  это касается книги Джонатана Литтелла  «Благоволительницы», которая уже 10 лет будоражит мировую литературную общественность.

Исследование автор ведет на самом экстремальном примере – взаимодействии офицера СС и системы гитлеровской Германии. Читателю приходится преодолевать множество отвратительных, отталкивающих подробностей. Но невозможно ни отвернуться, ни оттолкнуться от страшной правды,  которую формулирует персонаж Джонатана Литтелла: «Я начал смутно догадываться, что, приняв участие в столь скверном спектакле, перестаю замечать его постыдность, тяготиться чудовищным попранием, осквернением Доброго и Прекрасного; происходило скорее обратное; происходящее становилось привычным и больше не вызывало никаких особенных эмоций».

Это, далекое от нашей действительности, не имеющее ничего общего с героями описываемых здесь опытов, литературное «вскрытие» тем не менее показывает такой диагноз, что перестаешь удивляться преображениям, происходящим с очень хорошими, в сущности, людьми при их восхождении во власть.

Сергей Кириенко. Опыт № 3

Очередное пришествие в высшую исполнительную власть России Сергея Кириенко с неподдельным оптимизмом восприняли, в основном, те, кто раньше работал либо сотрудничал с ним. Уж они-то знают его деловые, интеллектуальные, организационные и чисто человеческие качества. Но таких – меньшинство.

Для большинства же он вошел в историю России как «киндер-сюрприз» с дефолтом 1998 года. И хотя он обрушил пирамиду ГКО, к созданию которой не имел ни малейшего отношения, всю вину премьер-министра Виктора Черномырдина и его команды финансистов возложили на этого молодого менеджера с симпатичной, немного детской улыбкой.

Он был всегда непробиваемо спокоен и невозмутим, хотя действовал по принципу «Вызываю огонь на себя», что в условиях экономических потрясений называется «антикризисный менеджмент».

«Мавр сделал свое дело…» Но, в отличие от шиллеровского героя, Кириенко не ушел в небытие. Он успешно проявил себя в политической жизни в Москве, а в 2000-ом году стал полпредом президента России в Приволжском федеральном округе. В Башкирии и других регионах ПФО для всех, кто имел отношение к некоммерческому сектору, к структурам гражданского общества, это было время ярких творческих проектов. Знаю это по собственному опыту и опыту тех моих коллег, о ком доводилось тогда писать. Теперь, общаясь время от времени, мы недоумеваем. Неужели это было на самом деле? Ярмарки социально-культурных проектов, воплощенная идея культурных столиц Поволжья, «Глубинная Россия» Глазычева, философия проектирования Генисаретского, стратегирование Неклессы, ежегодные доклады Щедровицкого и его команды методологов…

Самые мощные интеллектуальные силы России привлек тогда Сергей Кириенко к работе в ПФО. Из семи федеральных округов Приволжский единственный стал экспериментальной площадкой по развитию институтов гражданского общества.  Несколько лет продолжался этот «пир духа», торжество гражданской активности. А потом…

Скажу честно – не знаю, что и как случилось. Но вдруг этот цветущий сад начал увядать, чахнуть. Может быть, потому, что у нас в России нельзя быть красивым таким - с лица необщим выраженьем?

С тех пор прошло больше 10 лет, в течение которых С. В. Кириенко возглавлял «Росатом», ставший под его руководством самой успешной компанией России. И вот опять с наступлением сложной кризисной ситуации его мобилизовали в верховную власть – на этот раз возглавить внутреннюю политику страны.

Так что? Опять будем ждать «сюрпризов»?

Российские СМИ сейчас полны прогнозов и мнений в связи с новым назначением Кириенко.

«Он не боится умных людей. Не иначе как потому, что себя самого считает умным. Адекватно считает». («Новая газета»)

 «За Кириенко со времен работы в качестве полпреда в ПФО закрепилось определение „системный интегратор“. Кириенко — это мощная интеллектуальная машина, обладающая преимуществами стратегического мышления. Важнейшим управленческим качеством Кириенко является способность создавать не просто эффективные команды, а рабочие системы, которые долго сохраняют свою эффективность и могут быть мгновенно мобилизованы». (Евгений Семенов, политолог, руководитель Нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества)

«Можно предположить, что статус обязывает встраиваться. Тогда и нынешний статус куратора внутренней политики, по логике политического развития страны, будет обязывать обеспечивать сохранение сложившейся политической системы… Руками либерала проводить контрреформу – юмор путинской кадровой политики». (Московский центр Карнеги)

Но как бы то ни было, что бы ни произошло, нам предстоит наблюдать интереснейший во всех отношениях опыт: действия «системного интегратора» в рамках жесткой государственно-административной системы. Личность с такой фактурой вряд ли перевоплотится в столь популярного ныне агрессивного и яростного охранителя. Но то, что Сергей Кириенко покажет себя с какой-то новой стороны, не вызывает сомнений.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter