Шамиль Валеев: «Коллеги должны увидеть: «Башинформ» написал, значит и нам можно»

Шамиль Валеев: «Коллеги должны увидеть: «Башинформ» написал, значит и нам можно»

Шамиль Валеев: «Коллеги должны увидеть: «Башинформ» написал, значит и нам можно»

13 октября 2010, 02:21
Политика
Мы рассказывали, что главным редактором главного электронного агентства Башкирии стал Шамиль Валеев, человек, который не понаслышке знает, что такое информационное влияние. Интересно, что Шамиль в свое время сам трудился аналитиком и спецкорром в «Башинформе» и отлично знает сильные и слабые стороны агентства. В свое время г-н Валеев редактировал региональный выпуск «Известий», был собкором «Российской», трудился в PR-структурах крупных корпораций, много работал на выборах в разных субъектах РФ, включая родную Башкирию.

А на заре развития интернет-медиа оказался первым в республике электронным журналистом, попытавшимся позиционировать положительный имидж республики на просторах сети. Плюс ко всему Шамиль Валеев – выходец из журналистской семьи, его отец – Римзиль Валеев, поволжский собкор «Комсомолки» и «Советской культуры» 80-х и известный очеркист «Ленинца» золотой поры 70-х. Понятно, что с таким багажом у г-на Валеева есть много шансов вернуть главному информагенству региона славу издания номер один.

 

Уполномочен заявить

 

Для Башкирии «Башинформ» - уникальное СМИ. Появившись в конце прошлого века, когда об интернете многие даже не слышали, агентство сумело сначала занять не востребованную нишу продажи оперативных новостей, а потом стать первым источником электронных сообщений в мировой паутине.

К государственному агентству — основному поставщику информационного сырья для башкирских журналистов, сами акулы пера относятся по-разному и большей частью критикуют. Однако приходиться признать – в республике за эти 15 лет конкурентов «Башинформу» так и не появилось.

— История государственного решения о создании в Башкортостане информационного агентства упирается в перестройку, — рассказывает свеженазначенный главред агентства Шамиль Валеев. — Во второй половине 80-х годов в архивах были обнаружены данные о том, что в середине прошлого века в республике существовал прототип регионального информагентства — «БашТАСС». Решение о том, что нужно свое информационное агентство долго настаивалось и бродило в коридорах власти. И «выстрелило» уже на изломе времён — в начале 90-х годов прошлого века. Тогда заканчивалась Башкирская АССР и начиналась Республика Башкортостан — для «суверенной» республики подбирались атрибуты квазигосударственности. Нужен был свой герб, свой флаг, свое агентство… Агентство «Башинформ» в его нынешнем виде состоялось в середине 90-х годов и успешно работает сейчас.

— Известно, что у тебя есть опыт, чтобы вернуть агентству былую славу…

— Я случайно оказался в 2001 году первым профессиональным (получающим зарплату только за это) интернет-журналистом в Башкортостане. 10 лет назад перед республикой стояла задача «прорыва информационной блокады», как тогда говорили. Никто толком не знал, как сделать так, чтобы о Башкирии писали хорошо и бесплатно. Для начала нужно было доставлять общефедеральному читателю информацию о Башкортостане, находить и излагать на понятном «федералам» языке какие-то факты, позитивно характеризующие республику и её руководство. Для этого в Уфе был организован корпункт Агентства региональных оперативных материалов («Ароми.Ру», «Регтайм.Ру»), благодаря которому на общефедеральный уровень были выведены такие темы, как «Башкирия – родина ИНН», или, например, знаменитые зилимские певуньи, вокал которых стал основой хита группы «Иван Купала», стали общефедеральным достоянием. Или, например, трогательная история потомков шведских металлургов, которые живут в Тирляне. Находились интересные темы, которые могли бы бесплатно подхватить столичные журналисты. Кроме того, мы пытались найти такие новости в Башкирии, которые можно было бы подцепить к какому-нибудь общефедеральному тренду, провели во взаимодействии с полпредством один из первых (если не первый) пресс-туров федеральных журналистов в закрытое «ханство». Республика за счет этого экономила массу нефтедолларов.

— Что станет главным приоритетом для обновляющегося агентства «Башинформ»?

— Наша ключевая компетенция — генерирование уникального контента. Еще неделю буду терпеть некорректное цитирование сообщений ИА «Башинформ», но уже сейчас начинаю потихоньку обзванивать ресурсы, которые пользуются нашими «информашками» и напоминать о том, что нужно уважать и труд репортера, который добыл эту новость «в бою», и репутацию агентства, которое её обработало и представило в удобном и понятном виде. Элементарные правила уважения к коллегам требуют корректной ссылки на источник использованной информации. И я прошу, пользуясь случаем, уважаемые издания – государственные, муниципальные, частные, зарегистрированные, незарегистрированные, оказать нам такую услугу – упомянуть ИА «Башинформ», если использовали сообщение агентства.

 

Интернет-ускорение

 

— Какие перемены предполагаются в башкирском «ТАССе»?

— В «Башкирском ТАССе», в «Башкирском АПН», в Башкирском «Интерфаксе», или например, в Башкирском «Рейтере»… Естественно, мы воспринимаем и переосмысливаем все самое лучшее, что есть в технологии создания новостей. Главное и первостепенное — жесткий формат информационного сообщения, который четко выдерживается. Сейчас недостаточно забраться на высокую гору и бубнить нечто правительственное – продукция должна быть сориентирована на потребителя нашей информации, чтобы она была удобной, понятной и легкой в использовании журналистами. Убежден, что информагентство – СМИ №1 в технологической цепочке — в первую очередь ориентировано на журналистов. Я сейчас занимаюсь тем, что вычищаю ленту новостей от личного авторского мнения, при всем уважении к коллегам и богатым традициям башкирской очерковой журналистики. В избирательных кампаниях в других регионах много приходилось работать с семантикой и логикой местных медиаязыков, этот опыт на родине тоже пригодится. Сейчас я стараюсь объяснить своим золотым перьям, что когда корреспондент увидел явление, обобщил, обогатил его своим жизненным опытом и дал законченную картинку — это не совсем формат информагентства. Другому СМИ — потребителю продукции агентства — такое законченное суждение не нужно. Для того, чтобы повысить влияние агентства, его лента должна находиться за пределами «зоны критичности» — так, чтобы сообщение агентства воспринималось не как продукт уникального журналистского коллектива, а как явление природы: вода – мокрая, трава – зеленая, «Башинформ» — сообщил, газеты, радио и ТВ тему развили. Что касается интернет-СМИ второго и третьего эшелонов (сайтов-агрегаторов контента), то работу с ними считаю важной, поскольку они доставляют новости своей аудитории, которая не воспринимает традиционные СМИ как источник ежедневной информации. Главное, чтобы ссылки ставились.

— Будете бороться с ошибками в сообщениях?

— Исключить ошибку нельзя и если она вкрадется, будет стыдно и редакторам, и корреспонденту, и завотделом. Будут и казни за сараем, и репрессии, и ворчание. Но прошу понимать правильно, в практике ведущих агентств бывают технические повторы с исправлениями. Точность — в приоритете, но не в ущерб оперативности — даже с некрологом можно опоздать, согласовывая все буквы подряд. И если у источника по имени «Минниахмет» не достанет одной буквы «н», и должность вице-премьера будет написана не с той буквы, извинимся, поправимся. А если речь идет о фальсификации новости — таких журналистов во всем мире выгоняют из профессии тряпкой и веником.

— Получается, что очерки совсем не нужны агентству?

— Очерки, а если быть точнее, расширенная, обобщенная, аналитическая информация, безусловно, нужна. Но в специально отведённой рубрике, которая сейчас условно называется «Подробности». Дело в том, что информационщик — это журналист высочайшей квалификации, который пропускает через себя гигабайты информации, но будучи зажатым в тесных агентских рамках, зачастую не может ею поделиться на ленте. И если правильно выстроить работу с комментаторами и аналитиками, колумнистами — это только в плюс агентству. Я сам хожу на www-газеты в основном из-за колумнистов. Когда лента будет очищена от субъективизма, то будет место и для авторских колонок, писать которые очень непросто. Читателю всегда интересно посмотреть, что стоит за рамками официального сообщения, подоплеку событий, обобщения и наблюдения не самого глупого и не самого неинформированного человека. Помните, в фильме «Сбежавшая невеста» колумниста, которого играл Ричард Гир, в каждом городе встречала старушка и и хлопала его по голове газеткой, выражая несогласие с его суждениями по поводу манеры героини Джулии Робертс выходить замуж? Может быть, со временем и у нас появятся колумнисты, вызывающие такие бурные чувства — это только на пользу агентству, особенно, его сайту. Лишь бы только монтировкой не стукали.

— Собираешься возрождать добрые традиции, например, журналистов-внештатников?

— У нас в Уфе есть целая улица Рабкоров. Я сам начинал внештатником, публиковался в «Ленинце» в 11 классе. Но сейчас внештатники — это резерв, который слабо используется. С ними можно будет работать с того момента, когда жестко определен формат издания, а на отсечке поставлены жесткие, трезвые, прагматичные люди, которые будут отсекать избыточную информацию и следить за чистотой медиа. Невзирая на личные симпатии, родственные чувства и количество выпитых совместно с автором чашек чая. Уверен, что внештатникам лучше быть источниками агентства, а информацию должны обрабатывать специально за это получающие зарплату люди. Чем совершеннее механизм сбора и отбора новостей, тем больше потребность в использовании внештатников. дело в том, что репортер ИА – сродни спортсмену, который постоянно должен быть на тренажерах или сборах. А «внештатник» часто зависит от вдохновения или приступов графомании.

— Как далеко будет продвигаться видео на сайте «Башинформа»?

— Думаю, в первую очередь нужно совместить видеосюжет и новость – мне кажется этот шаг очевидным, полезным и для новости, и для сюжета.

 

Власть – не напасть

 

— Правительство РБ является 100-процентным владельцем агентства. Как государство в виде хозяина влияет на работу журналистов?

— В этом никакой цензурной проблемы нет. У агентства есть карт-бланш на качественные, важные и интересные новости. Насколько я помню, закон о печати ограничивает права учредителя по влиянию на непосредственный контент. Думаю, язык издания и приоритеты при отборе новостей больше зависит от выучки и чуйки репортеров и бескомпромиссности редакторов.

Другое дело — главным источником интересной, важной, интересной, волнующей, рейтинговой информации являются органы власти. Особенно сейчас, в период, когда идет модернизация системы региональной власти, всей управленческой схемы. Например: мы сейчас пытаемся довести до аудитории принцип оценки деятельности «слуг народа» по ключевым индикаторам эффективности (KPI). Это – довольно жесткая бизнес-схема, которая, будучи примененной в госаппарате Башкирии, перевернет мышление «зур нащальника» в мышление эффективного менеджера. Если «зур нащальник» сидит и ждет указаний, обращений, попутно решая чьи-то судьбы, отталкиваясь от своего прошлого опыта, то менеджер вынужден постоянно думать о будущем, сделать все, чтобы прописанные ему KPI были выполнены точно и в срок. Я думаю, к тому времени, когда эти индикаторы будут подготовлены, согласованы и утверждены, мы уже объясним аудитории на пальцах всю их важность и специфику.

— У власти всегда есть соблазн руководить журналистикой, но в какой степени государство может влиять на СМИ?

— Думаю, что нет необходимости управлять конкретными журналистами и конкретными публикациями – времени и рук у госуправленцев может не хватить. Нужно задавать матрицу и форматы региональной журналистики, степень открытости и прозрачности госструктур. ИА «Башинформ» — один инструментов для задания матрицы для региональных СМИ. Позволяя себе определённую степень свободы в выборе тех или иных тем, агентство устанавливает планку, задает тренд и для других государственных изданий. Грубо говоря, коллеги должны на данном этапе увидеть: «Башинформ» написал, значит и нам можно.

— Но агентство не может принуждать ориентироваться на государственную точку зрения на те или иные события?

— Я не могу принудить освещать ту или иную тему самостоятельное и уважающее себя издание. И мысли такой у меня никогда не будет, хоть кем меня назначь. «Башинформ» может влиять на другие издания качеством информационного продукта, поставляемого на медийный рынок. Нам нужно быть более сложно организованной, четкой схемой, чтобы доставить упругий импульс власти до каждого читателя и зрителя. Мы упругие, оперативные – значит, волна дойдет и до муниципальных СМИ. Но СМИ, даже государственные, в интересах своей аудитории, должны понимать, что они не являются бесплатными приложениями пресс-служб всевозможных ведомств, которым некуда сбагривать свои пресс-релизы. Недавно мне пришлось провести на эту тему беседу с одной из региональных ведомственных пресс-служб, которая пыталась сбагрить мне свой фоторепортаж с агровыставки, мотивируя тем, что работа фотокорра не должна пропасть даром. ИА – не корзинка для пресс-релизов. Ищите информационные поводы и обрящете свои новости на ленте ИА!

— А читатели-чиновники могут что-то извлечь для себя из ваших новостей?

— ИА – это, подчас, более оперативный способ доставки государственной информации до чиновников, который может опередить циркуляры и указивки «сверху», которые вынуждены проходить по иерархии. А здесь – 15 минут – и все уже в тренде, всё правильно понимают, в том числе и чиновники, муниципальные служащие, ориентированные на региональную власть. Это все равно, что Буш-старший смотрел операцию «Буря в пустыне» по CNN и видел происходящее лучше, чем на мониторах и сводках Объединенного командования начальников штабов. Зачастую бывает так, что о состоявшихся кадровых изменениях в некоторых субъектах РФ мы сначала узнаем, например, из сообщений информ-агентств и лишь потом — из официальных источников.

— Вспоминается недавний случай в Ермекеевском районе, когда ролик в YouTube стал причиной увольнения руководителя местной администрации...

— Этот ролик с начала лета болтался в параллельном пространстве, в социальных сетях и блогах, но актуализировался лишь тогда, когда начались попытки ограничить свободное распространение информации в отдельно взятом муниципальном образовании. Тогда этот ролик в итоге «выстрелил». Информации на самом деле целый океан, весь вопрос – в её актуализации, качестве её отбора и обработки. В этом и заключается компетенция и мощь медиа в эпоху постмодерна – возможность мгновенной актуализации той или иной проблемы, доведения ее до уровня принятия государственных решений.

— Значит ли это что власти нужно измениться, попробовать не давить на журналистику?

— У меня такое ощущение, что журналистику сейчас нужно поддавливать как-то снизу, чтобы пораскованнее, посвободнее писали… Не знаю, как это делается. Каждому из нас приходится выдавливать из себя маленького цензора, который сидит внутри и мешает свободно доводить до читателя, то, что считаешь важным. Разумеется, все это не отменяет повышенных требований к внутренней информационной культуре, этике, взаимоотношений с законом. Этой квалификацией плюс четкой работой с источником журналист отличается от прозаика или от сплетника.

 

Полный апргрейд

 

— Власть в республике сменилась, журналистам новый президент РБ выдал карт-бланш: «пишите о том, что вам подсказывает совесть», а местные газеты выглядят по-прежнему...

— Я думаю, этот процесс пошел. Людям надо дать время. Заниматься журналистикой в конкурентной среде — это требует постоянной тренировки профессиональных качеств, это всё мышцы, которые нарабатываются в ежедневной практике. Тут самое важное — жесткая и четкая постановка задач с точки зрения организации процессами. Должен появиться прагматичный медиаменеджмент, тогда журналистам будет легче работать в тех форматах, которые задаёт верховная власть.

— Как много времени понадобится журналистам для изгнания внутренней цензуры?

— Года через полтора вы башкирскую прессу не узнаете. Я думаю, речь не идет о замещении новыми журналистскими кадрами, а об изыскании внутренних резервов и переформатировании тех, кто работает, все знает о республике, любит Башкортостан. Тем более, что экономически независимые медиа сильно поджимают государственные даже в плане освещения деятельности органов власти. Кроме того, качественная журналистика, искры правды высекаются из вороха пресс-релизов и выверенных, согласованных суждений, когда появляется конфликт. Конфликт между хозяйствующими субъектами, различными группами во власти, эстетический конфликт, наконец! Тогда они становятся источниками, хотят быть услышанными, конкурируют и стремятся попасть в публичное пространство. До сих пор – 20 лет – мы слышали отголоски конфликтов невыраженных интересов различных не проявивших себя публично группировок.

— Многим государственным журналистам мешает то, что они зависят, по их словам, от интересов власти...

— Это – отговорка. Лет 10 назад у меня был глубокий диспут на эту тему с ушедшим уже от нас журналистом «Молодежки» Тимуром Хабибуллиным. Это был период, когда «Ленинец» переживал свой очередной, «савельевский», звёздный период, который вскоре был принудительно завершен. Я тогда искренне удивлялся – как это так, работая в издании, которое содержится правительством, кусать власть, пинать каких-то вице-премьеров? Он тогда четко сформулировал, я ему поверил тогда и верю сейчас: «Да, нас финансируют из бюджета, но мы работаем не на власть, а на граждан». Мне эта формулировка здорово помогала и помогает сейчас. Планирование идет «от рынка» – что нужно читателю, то он и получать. Ловить общественные настроения и быть на шаг впереди — вопрос компетенции и профессионализма редакции. Но это, разумеется, не подразумевает под собой «желтизны», попыток угодить низменным вкусам, бить по инстинктам — самосохранения, сексуальным и прочим — это уже другие навязчивые, не имеющие отношения к журналистике, технологии повышения продаж.

— Лицо издания – это, зачастую, лицо редактора.

— Да, субъективный фактор здесь силён.

— Ты готов нести ответственность за развитие журналистов, которые будут ориентироваться на государственное агентство?

— Эту планку я буду задирать, насколько хватит сил и умения. Сейчас уже не будет, как раньше — что-то глубокое, тектоническое изменилось в обществе, соответственно, изменились требования и к журналистике, в том числе и государственной. Но это не значит, что привнесение бизнес-практик предполагает отказ от глубоких традиций башкирской журналистики. Вспомните тот же самый звездный «Ленинец», из которого вышли многие известные журналисты. Или блистательную «Советскую Башкирию», в которой работали мои старшие коллеги и наставники – Алик Фаизович Шакиров, Рушан Ахняфович Киреев и ушедшие от нас в 2010 году Лилия Гафиевна Зинова, Виктор Васильевич Скворцов…

 

Коммент истины

 

— Башкирское медиапространство чем-то отличается от российского?

— Когда я работал в федеральных структурах, я увидел, что есть жесткая конкуренция на рынке региональных СМИ, потому что это – хороший бизнес. В небольшом восточно-сибирском городке Ангарске, формата нашего Салавата, можно знакомиться с 3-4 взглядами на одно и тоже событие. Их количество определяется емкостью рекламного рынка. Один из существенных дефектов башкирского медиарынка это – недостаток (порой переходящий в полное отсутствие) экономической журналистики. Есть отдельные авторы, но нет цельной картины развития экономики в регионе, включая малый и средний бизнес. Я думаю, проблема в том, что рекламные отделы в газетах задавили отделы экономики. А бизнесменов с легкой руки «красных директоров» считали «спекулянтами». Писать о компаниях только за деньги и только хорошо, это неправильно. Экономика – такая же часть жизни республике, как и другие, если не важнейшая. Есть этому и историческое объяснение – власть и журналистика были ориентированы на крупный, вернее, крупнейший бизнес, среднему и малому бизнесу особой площадки, чтобы высказаться, не было. Кроме того, экономическая информация — та, что влияет на курс акций тех или иных компаний, интересна активным участникам фондового рынка. Таких людей в регионе думаю, совсем немного.

— Появится ли в «Башинформе» функция комментирования новостей?

— Появятся удобные, полезные для «общечеловеческого» пользователя сервисы. Что касается комментариев – болезненная для Башкирии тема: её надо ещё пережить, а там – посмотрим. Вообще для молодого журналиста комментарии к материалу – полезная вещь. Если тебя раза 4 в сутки ткнут носом в твои косяки в материале, ты проделаешь большой творческий и профессиональный путь за очень короткий период.

Но я в корне против троллей, которые пасутся по всему интернету и паразитируют на чужих интеллектуальных ресурсах. Чаще всего нужна модерация, которая избавляет от тупого коммерческого спама, политического мусора, нечестных информационных технологий, проявлений мрачных сторон чьей-то психики. С другой стороны, безусловно, нужна площадка, где люди могли бы свободно прокричать то, что накопилось за годы – может, Башкирия созреет до своего Гайд-парка, дискуссионной площадки, где будет выражаться, грамотно канализироваться наболевшее. Но я убежден, что тут не нужны крайности: с одной стороны, не нужно никого называть «мокаками», но и нельзя за это приговаривать к высшей мере наказания. Необходимо просто объяснить, показать форматы уважения к аудитории. Кроме того, я считаю, пусть чем-то раздосадованный человек напишет у себя в блоге, чем возьмется за топор.

Антонина ЧЕСНОКОВА.

 

СПРАВКА «МКС»

 

Своим появлением «Башфинформ» обязан коллективу газеты «Версия». Неравнодушные журналисты этого издания задумали информационно-правовое бюро. В июне 1994 года появилось правительственное постановление о его создании. Кстати, надо сказать, что все эти годы «Башинформ» отлично справлялся с обязанностями – до сих пор все районные, городские и малотиражные издания формируют свои страницы сообщениями с ленты агентства.     

Штаб-квартира «Башфинформа» в 1995 году обосновалось в стилобате жилой девятиэтажки по адресу улица Гафури, 101. Журналисты собирали новости и рассылали их по редакциям районных и республиканских газет заказной почтой в виде еженедельного бюллетеня, а в уфимские газеты новости привозили курьеры. Подписка была платной - районные издания платили пять тысяч рублей в год, республиканские газеты – двенадцать. Новостная лента в интернете появилась у агентства спустя три года - в 1998-м, при этом компьютеры были только у выпускающего и завотделом, а журналисты писали новости от руки.

Агентство продавало информацию и после запуска сайта. На ленту выкладывались не все новости, и только их анонсы, но после бурного развития других электронных СМИ, от платной подписки отказались, и бумажная версия отмерла. Сайт стал пополняться свежей информацией в режиме он-лайн.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

 

Азамат САИТОВ,

преподаватель практической журналистики, доцент УГАЭС, телеведущий:

 

«Башинформ» - это башкирский ТАСС»

Известного журналиста Азамата Саитова удивляет, почему лента «Башинформа» переполнена только «благостными» новостями и журналисты агентства сознательно отказываются освещать «проблемные» темы.

- Жизнь состоит не только из позитива, - говорит г-н Саитов. – На ленте информационного портала почему-то полностью отсутствует реакция на обсуждаемые в обществе события.

Азамат Саитов считает, что сотрудники «Башинформа» не желают осваивать помимо новостей какие-либо другие жанры журналистики.

- На сайте не увидишь ни интервью, ни репортажа, - сожалеет популярный телеведущий. По мнению г-на Саитова неоспоримым коньком агентства является официальная хроника.

- С этими задачами лента справляется, - говорит он. - «Башинформ» состоит в правительственном пуле и лучше всех осведомлен в происходящем в верхах - это башкирский ТАСС: ни одно официальное мероприятие не проходит мимо агентства.

 

Ильгиз АБДУЛЛИН,

Главный редактор «Аргументы и Факты» в Башкортостане»:

 

«Следует настырнее «копать» новости»

 

По мнению Ильгиза Абдуллина, у новостной ленты «Башинформа» есть неоспоримое преимущество – спортивная хроника.

— По нашему мнению, спорт на ленте подан оперативно и исчерпывающе, чего не скажешь в других разделах сайта, - говорит он.

Глава башкирского «АиФ» считает, что новостному агентству пора «перевести количество материалов в качество».

— Огромная масса выкладываемых на сайт заметок не интересна ни читателям, ни газетчикам, — объясняет г-н Абдуллин. — На лентах российских агентств, таких как «Интерфакс», «РИА-Новости» и «Регнум», башкирских новостей немного, но те, которые есть, поданы с интересными «накопанными» деталями и всегда будут любопытны пишущей братии.  

 

По словам Ильгиза Абдуллина, новостное агентство должно бережнее относиться к фотоконтенту.

— Мы бы с удовольствием бы приобретали у «Башинформа» качественные снимки по разумной цене, - говорит редактор «АиФ». - Но у агентства до сих пор нет каталогизированного фотобанка, где можно выбрать нужное фото и купить его в режиме он-лайн. А выкладываемые на ленте снимки в стиле «люди сидят за столом» изданиям безразличны.     

 

Елена  ГЛУБОКОВСКИХ,

редактор ежедневника «Комсомольская Правда» в Башкортостане»:

 

«У башкирского агентства есть все возможности, чтобы стать самым крутым в стране»

 

Редактора «Комсомолки» радует, что официальная информация на «Башинформе» исправно обновляется, правда, не всегда занимательными новостями.

— Перепечатка пресс-релизов, которые рассылают многие ведомства, никому не интересны, - уверена г-жа Глубоковских. – К этим бумагам имеют доступ практически все журналисты, а государственные структуры в освещении своей деятельности часто грешат сухими канцелярскими выкладками. 

Елена Глубоковских считает, что в подаче других сфер жизни информационное интернет-агентство запаздывает даже по сравнению с печатными изданиями.   

 

— Хотелось бы, чтобы электронное СМИ было более оперативно не только в перепечатке так называемого «официоза», но и подаче материалов новостного характера. Почему-то сообщения об авариях, происшествиях и преступлениях здесь как будто специально затормаживаются, - говорит г-жа Глубоковских. – Хотелось бы, чтобы ресурс наполнился новостями срочного характера. С людскими и техническими возможностями «Башинформа» можно сделать такую ленту, что ТАСС будет нервно курить в стороне.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter