Анатолий Бондарук: «Я могу и хочу изменить мир»

Анатолий Бондарук: «Я могу и хочу изменить мир»

Анатолий Бондарук: «Я могу и хочу изменить мир»

13 июля 2010, 21:11
Политика
На минувшей неделе главой башкирской Торгово-промышленной палаты избран депутат Курултая и руководитель группы компаний «Селена» Анатолий Бондарук. В местном бизнес-сообществе это весьма заметная и любопытная фигура. Особенно Анатолий Моисеевич интересен тем, что несколько лет назад он вместе с семьей перебрался из Москвы в Уфу и вполне счастлив провинциальной жизнью.

-  Сначала я переехал в Благовещенск, - уточняет г-н Бондарук. – Поселился в маленьком городе, чтобы добираться до завода за 10 минут. Жаль было тратить время на ежедневные поездки, тем более уходил на работу рано утром и возвращался уже к ночи.

Дело в том, что компания «Селена» в 2005 году стала владельцем акций ОАО «Полиэф», строительство которого законсервировали еще в 1989-м, и фактически заново отстроила это предприятие. 

- Мне повезло, что довелось это производство поднять, - уверен Анатолий Бондарук. -Повезло, что на моем пути оказался этот завод, и что я принял решение им заниматься.

 

«Не боги горшки обжигают»

 

Когда «Селена» стала владельцем «Полиэфа» Анатолий Бондарук не только переехал в Благовещенск, но и лично возглавил стройку.

- Три года я провел на производственной площадке, а потом стал председателем совета директоров. Завод, который начинали строить еще в советское время, был в запущенном состоянии. Никому не нужное оборудование превращалось в металлолом, исчезало, - рассказывает он. – Были возведены только каркасы зданий, и их нужно было превращать в действующее производство.

Запустить завод оказалось тоже не просто.

- К цеху проходит много трубопроводов со специальным нагревом, так как для производства нужна теплая вода, - вспоминает Анатолий Моисеевич. – Но тут стукнули заморозки и на уфимской ТЭЦ снизили давление до трех атмосфер. Для того, чтобы вода циркулировала по системе такого давления недостаточно и у нас около 130 трубопроводов прихватило - замерзли. Но, наверное, Бог увидел, как мы стараемся, и небесная канцелярия сжалилась – на неделю случилась оттепель. Этого времени нам хватило, чтобы все отладить, восстановить поврежденное оборудование и запустить производство. А потом снова ударили морозы, но нам уже это было не страшно. 

Сегодня «Полиэф» в России - монополист по производству терефталевой кислоты. Терефталевую кислоту, из которой производят полиэтилентерефталат – сырье для пластиковой тары, в стране больше никто не делает.

- Все равно в стране есть необходимость закупать терефталевую кислоту за рубежом, - сокрушается Анатолий Бондарук. – Так что нужно развивать такое производство и перерабатывать то сырье, которое имеется в России. Конечно, если бы были некие преференции для строительства и синергия частного бизнеса, государственной власти, финансовой либо налоговой поддержки, то этот завод сегодня был бы в два раза больше.

- Когда вы пришли на «Полиэф», у вас были знания в нефтехимии?

- Нефтехимическая отрасль возникла случайно, - пожимает плечами г-н Бондарук. – Я занимался наукой, а там граней нет, и ученый может интересоваться всем, на что хватит его фантазии. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы изучить конкретное производство. Есть описание технологического процесса, при определенной инженерной подготовке совершенно несложно вникнуть в происходящее. Основа для всех предприятий одинакова. Есть себестоимость продукции, есть рыночная цена этой продукции, и чем выше разница между рыночной ценой и себестоимостью, тем лучше живет предприятие. Есть монополисты, которые так или иначе влияют на цены, есть целый ряд других факторов. К примеру, наши погодные условия очень сильно отличаются от Южной Европы. Почему же в России цена на газ должна стремится к европейской?

- У нас он должен быть дешевле?

- У нас он должен быть дешевле, безусловно, потому что если цена на газ будет равна европейской, продукция производств, использующей голубое топливо, станет неконкурентоспособной. Не боги горшки обжигают, изучить технологи любого производства при желании просто.

- На «Полиэф» претендовали такие нефтехимические гиганты как «Сибур» и «Лукойл», но получила его никому неизвестная «Селена»…

- Нам было интересно, мы были готовы к решению таких больших задач, хотя знали, что конкуренты на хвост садятся. «Сибур» и «Лукойл», конечно, большие компания, но там работают обычные люди, видно где-то они недооценили ситуацию. Посчитали «Селену» не опасной, и я обошел их на повороте. Завод был приобретен на совершенно законных основаниях – 100 процентов акций принадлежало государству. То, что потом с нами пытались бороться с помощью пролоббированных судебных решений – не делает чести большому бизнесу. Потому что в любом случае этот завод построили мы. И самое главное, что он будет развиваться, ведь он является основой полиэфирного комплекса России.

 

«Предприниматель должен верить, что законы одни для всех»

 

- Каждый человек создан для созидания, - уверен Анатолий Моисеевич. - Это не зависит от нашего сознания. Если человек не созидает, значит, он живет вопреки исходным установкам или жизненному предназначению. Безусловно, каждое движение вперед в разных направлениях, создание новых бизнесов или добавленной стоимости приносит удовлетворение, что не зря живем на этом свете. Общество не стоит на месте и каждый человек какой-то свой вклад вносит. Хотелось бы, чтобы таких людей было больше, чтобы в обществе слово «предприниматель» или «бизнесмен» не было ругательным, а стало престижным. Тогда у нас будут большие перспективы развития.

- А почему в России так презирают бизнесменов?

- На заре предпринимательства, когда Советский Союз превращался из социалистического государства в капиталистическое, предпринимателями становились те, кто мог недорого и не создавая ничего взамен, взять какие-то российские активы. Просто перекладывал часть дохода, которая раньше шла в казну государства, в собственный карман. Я не хочу сказать, что приватизация это плохо, потому что действительно многие отрасли благодаря этому процессу начинали оживать. Но в дальнейшем многие бизнесмены плохо кончили, хотя вроде бы действовали по законам, которые тогда существовали. В России есть очень нехорошая тенденция, связанная с тем, что законы избирательно работают. И сегодня, человек, который решил заняться бизнесом, должен быть уверен, что сегодняшние законы будут существовать и завтра, и не изменятся в одностороннем порядке. Что завтра его не накажут за то, что сегодня он сделал, а принятые условия игры будут соблюдаться всеми сторонами. Пока этого не будет, у нас не будет той огромной поступи вперед, которой хотелось бы, ведь Россия, обладая такими огромными, уникальными природными ресурсами, должна быть лучше других стран. Мне хотелось бы чтобы наша страна развивала промышленность создавала условия для переработки сырья, которое мы имеем, чтобы большинство товаров народного потребления было российского производства, отличного качества и дешевле других.

- Почему в России никто не способен построить завод с нуля?

- Многие способны, но почему-то этого не происходит. Видно, не выгодно строить, условия для строительства не созданы. Это вопрос, почему у нас бизнес такой слабенький. По сути дела экономика любого государства должна во многом основываться на среднем и малом бизнесе. На самом верху декларируется лояльность к предпринимателям, но как это на самом деле происходит – мы видим. У нас больше предприятий стало? Или мы стали покупать отечественные товары в большей степени? Похоже, нет понимания при каких условиях российский человек будет заниматься предпринимательством.

- Вы продали «Полиэф» и ушли в сельское хозяйство, потому что заниматься им выгоднее?

- Если честно сказать, это была социальная нагрузка. Сельское хозяйство требует больших инвестиций, а большой бизнес зарабатывает деньги. Но когда я серьезно вникнул в эту тему, у меня появились глубокие мысли: почему в нашей стране есть огромные ресурсы, но в то же время мы так неконкурентоспособны?  Потому что у нас нет нормальной государственной политики  в области сельского хозяйства. Несколько лет назад была довольно высокая рыночная цена на пшеницу, до 8 тысяч рублей за тонну. Все бросились эту пшеницу производить, потому что государство заказывало. Произвели – изменилась ситуация, и цена на пшеницу резко упала. В этом году все бросились рапс  выращивать, значит, цена рапса на будущий год тоже упадет и люди окажутся перед фактом, что продавать с таким трудом выращенное придется ниже себестоимости. Государство обязано планировать такие вещи, поддерживать колхозников, подсказывать, если надо, иначе мы останемся без собственного хлебушка. Летом цена за литр молока доходит до 7 рублей, а обычная бутилированная вода стоит дороже. Но все затраты на производство воды – только упаковка, а крестьянам нужно растить животное в течение двух лет, вложить в корма, получить это молочко и фактически вылить. Если молока много, значит надо приказом ограничить, чтобы не было затоваривания. А если оно есть, то надо стимулировать создание переработки. На магазинных полках почему-то импортные молочные продукты, но наверняка, если бы молоко перерабатывали на месте его производства – оно стоило бы дешевле. Но для этого нужна государственная программа, которая бы заинтересовала средний и мелкий бизнес ставить предприятия и заводы по переработке молока.

- Проще привести из-за границы молоко консервированное, развести его здесь водой и продать, не рискуя ничем.

- Это может быть проще, но есть такое понятие, как здоровье нации и кто должен заботиться о здоровых продуктах, как не государство? 

 

«Нелегальный бизнес подрывает экономические устои общества»

 

- В последнее время много говорят об инновациях и модернизации страны…

- Если мы не будем модернизировать производство, то и дальше станем отставать от других стран. Но многие не понимают, о чем идет речь. Инновации, на мой взгляд, должны включать не только приобретение нового оборудования, но и меры по подготовке специалистов, способных управлять высокотехнологичной аппаратурой. Причем, таких специалистов нужно растить с рождения и это требует больших усилий государства. Для того, чтобы человек пришел на производство – он должен достичь 20 лет. И эти 20 лет его роста нужно вкладываться в нравственное и физическое здоровье, образование, начиная с детсада и школы. Нужно предусмотреть целый комплекс мер, связанных с воспитанием и развитием человека. Но и после того, как специалист придет на завод, потребуется еще пять лет, чтобы он получил определенные навыки и знания в профессии и только потом профессионал начнет приносить пользу обществу. Просто приобретя технологию или оборудование, мы проблему не решим. Тем более, что технологии, которые мы приобретаем за рубежом – уже отработанный материал. Но себестоимость продукции при новых технологиях значительно ниже, а это значит, что нужно создавать все условия и на законотворческом уровне тоже, чтобы стимулировать модернизацию и бизнеса в том числе. Чтобы люди были заинтересованы, уверены в завтрашнем дне, правила игры должны быть прозрачны и равнозначны между человеком и властью. Чтобы законы были не избирательными, а если закон есть, то он должен исполняться всеми. А не так, что одному можно исполнить, другому – необязательно. Тогда, может быть, мы приблизимся к начальной стадии модернизации нашего общества, без которой развитие невозможно. Анатолий Бондарук в 2008 году стал депутатом Госсобрания Башкирии, войдя в комитет по промышленности, предпринимательству и транспорту.

- Вы, как депутат башкирского Курултая, что-то делаете для развития общества в правильном направлении?

- Для нас стало большой неожиданностью, когда мы узнали из отчетов республиканских руководителей, что 90% рынка пассажироперевозок занимают нелегалы. Они не только не платят налоги, но и не отвечают за безопасность людей. Они игнорируют законные требования пассажироперевозок, не вкладываются в инфраструктуру, не платят налогов, не выполняют социальные функции, а значит, имеют возможность демпинговать и создают нездоровую конкуренцию для тех автопредприятий, которые работают легально. И самое главное – желающих заняться этим бизнесом много, так как нелегально работать проще, и государство, понимая, что подрываются экономические устои общества, не может справиться с диким рынком. Поэтому мы разработали закон, призванный навести порядок в этой сфере, особо опасной, между прочим, для жизни и здоровья наших граждан. Принятие этого документа, где говорилось об ужесточении санкций за нарушения на рынке автоперевозок, шло очень тяжело, нашлись лоббисты, вставляющие палки в колеса, но он был принят.

- На комитете по промышленности обсуждались и тарифы на услуги ЖКХ…

- Многие чиновники имеют привычку повышать цены, вместо того, чтобы снижать свои затраты. Но мы должны отдавать себе отчет, что цена на газ из-за монополии «Газпрома» растет, а электроэнергия, которая получается в основном благодаря газу и используется для производства других продуктов, тоже повышается в стоимости. Есть масса других способов добычи энергии, но, к сожалению, этим мало кто занимается.

- То есть вы думаете, что депутаты Курултая здесь смогут что-то изменить?

- Нельзя быть непричастными к тем вопросам, которые мы рассматриваем. Стараемся решать объективно, острые углы не сглаживать, продумывать все до мелочей. И я считаю, что законы принимаются с заботой о развитии общества.

 

«Общество нужно развивать в комплексе»

 

Анатолий Моисеевич – кандидат экономических наук, полковник в отставке, пришел в бизнес из вооруженных сил и не считает странную метаморфозу в профессии.

- Я начал служить в армии, когда вооруженные силы были, пожалуй, самым престижным государственным институтом, - рассказывает он. - Служить офицером было очень почетно. В военном училище у нас были прекрасные преподаватели, давшие сильную инженерную подготовку. Я получил первую квартиру только после 18 лет службы, но новую мебель денег не было, не было и нормальной зарплаты, чтобы прокормить семью. Зато были навыки управлять людьми, определенные знания и умения. Так что когда страна начала меняться, армия рушиться, и мои знания пригодились на «гражданке».

Я служил в ракетных войсках стратегического назначения, а там оказывались люди с непростыми знаниями – ведь мы отвечали за оборону страны. И сегодня многие офицеры, которые во времена развала СССР оказались фактически за бортом, пришли  в экономику.

- Все, чем вы занимались на службе, было страшной тайной?

- Было тайной, и может быть, сегодня что-то еще держится в секрете. Благодаря ракетным войскам Россия сегодня самостоятельная держава, несмотря на то, что экономика в нашей стране не самая сильная. Мы очень многое потеряли в последние годы из того, чего добились когда-то. И сейчас дай Бог удержать те позиции, которые существуют в ракетно-космической отрасли. Те комплексы, на которых я еще служил, до сих пор на вооружении, и до сих пор представляют угрозу нашему вероятному противнику. Но сегодня наука и промышленность не имеют материальных возможностей для развития этого вида вооруженных сил.

- Качества, которые вы получили на военной службе, помогают в бизнесе или мешают?

- Я за дисциплину, - говорит г-н Бондарук. - Кто с большими компаниями сталкивался, обращал внимание на дисциплину: бухгалтерскую, налоговую, финансовую и самих людей, обязанных соблюдать дресс-код, чтобы чувствовать себя причастными к большому делу.

- Или винтиками большой компании?

- Порядок всегда нужен.

- Вы нацелены изменить мир?

- У меня много единомышленников в желании изменить мир и мы будем его менять.

Мы видим проблемы, и будем искать пути их решения. Общество нужно развивать в комплексе, начиная с детского садика и заканчивая пенсионерами. Потому что дети - наше будущее, а человек, который сегодня на пенсии – свою жизнь уже отдал на развитие общества. Но самое главное, есть категория людей, которые сегодня создают эти блага и для детей и для пенсионеров и им внимания должно быть не меньше.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter