Власть в Башкирии: Кадровая чехарда над короткой скамьёй запасных

Власть в Башкирии: Кадровая чехарда над короткой скамьёй запасных

12 октября 2017, 12:45
Политика
Татьяна Майорова
Photo: nadezhda1310
Несложный мониторинг показал, что за семь лет руководства регионом Рустэм Хамитов успел поменять 16 вице-премьеров и более 30 министров.

"Короткая скамейка запасных", очень быстро перетекшая в "кадровую чехарду", - так характеризуют подход Рустэма Хамитова к отставкам и назначениям в течение семи лет его правления опрошенные Медиакорсетью эксперты. Доктор наук, защитивший диссертацию по популярной в конце 80-х теме АСУ (Автоматизированные системы управления), будто ставит над клановой в прошлом системой научный эксперимент, вычерчивая на своем макинтоше систему управления республикой, в которой элитам уделена жалкая роль быстрозаменяемых шестеренок.

Изучение кадровой летописи в башкирском «Белом доме» помогло выявить следующие цифры. С 20 июля 2010 года в Башкирии сменился один премьер-министр, 16 вице-премьеров и 25 министров и глав различных ведомств. Причем в их числе минимум чиновников покинули свои должности в связи с уходом на заслуженный отдых либо переводом в Москву или иного рода служебным повышением, остальные ушли в другие сферы.

Так, премьер-министр Азамат Илимбетов расстался с должностью через 14 месяцев после назначения. Из 16 вице-премьеров только шестеро ушли на повышение: Айрат Гаскаров стал помощником министра финансов РФ, Шамиль Вахитов - замминистра сельского хозяйства РФ, Лилия Гумерова - сенатором в Совете Федерации, Зугура Рахматуллина и Анвар Махмутов подались в депутаты Госдумы РФ, а Владимир Балабанов перешел в Администрацию главы Башкирии. После непродолжительного вице-премьерства ушли в бизнес Юрий Пустовгаров, Фидус Ямалтдинов, Марат Мулюков, Дмитрий Шаронов, Эрнст Исаев, Ильдар Тимергалин, Рауф Нагуманов. Общественной деятельностью занялся Евгений Маврин, которого отлучили от правительства в наказание за слабые показатели Башкирии в федеральном инвестиционном рейтинге. Неопределенна пока судьба Ильяса Мунирова, чья работа в ранге вице-премьера сопровождалась громкими скандалами в сферах строительства и ЖКХ. Переход Артура Шайнурова из вице-премьерской по уровню должности в гендиректора "Башкиравтодора" является, скорее, стратегическим назначением, поскольку его предшественник на данной должности имеет все шансы стать вовлеченным в дорожный скандал.

Около 30 министров и руководителей госведомств Башкирии за семь лет также по разным причинам расстались со своими должностями. И опять же среди них минимум тех, кто покинул свое кресло без разного рода эксцессов. Разве что глава Госкомжилстройнадзора РБ Ильдар Замалетдинов ушел на пенсию, экс-глава минздрава РБ Георгий Шебаев уехал работать в Плёс, да экс-министр финансов Рузалия Хисматуллина стала депутатом Госсобрания Башкирии.

Увольнения всех остальных так или иначе были связаны с претензиями, возникшими к их деятельности. Помимо вышеназванных глав ведомств, в министерских креслах Башкирии за минувшие семь лет отметились: Роберт Вагапов (минпром), Евгений Маврин, Владимир Балабанов, Александр Марьин и Александр Васильев (минэкономразвития), Аскар Абдразаков (министр культуры), Николай Коваленко (минсельхоз), Рамиль Искужин и Юлай Ильясов (минземимущества), Ринат Тимербаев (минтруда), Зиннат Аллаяров и Альфис Гаязов (минобразования), Идель Шаяхметов и Азат Кутлиахметов (минприроды), Ражап Набиуллин (минлесхоз), Айдар Халилов и Руслан Кинзикеев (госкомпредпринимательства и туризма), Илдар Ахметшин (госкомторговли), Александр Никерин (минспорта), Камиль Мансуров (госкомстрой), Фадис Салимгареев (госкомтариф). Артем Колесников (агентство по туризму) и Ильдар Ямалов (агентство по информтехнологиям) попали под расформирование.

Поскольку многие вице-премьеры совмещали свое кресло с местом министра курируемой отрасли, то, по сути, количество сменившихся министров перевалило за 30. К примеру, только в одном минэкономразвития за семь лет сменились, как минимум, четыре руководителя.

Мнения авторитетных экспертов о возможных последствиях такой кадровой чехарды читайте в исследовании "Медиакорсети".

Общую оценку ситуации с кадровыми перестановками в российских регионах дала эксперт федерального Института социальной политики Наталья Зубаревич.

- Башкирия – к сожалению, не единственный регион, в котором сложилась такая ситуация с кадровыми назначениями. То же самое происходит и у Алексея Гордеева в Воронежской области. Такое неизбежно, когда новый губернатор приходит в регион один, без своей команды, тогда он действует методом проб и ошибок. С одной стороны, Хамитову было сложно, потому что он пришел на место, на котором была слеплена жесткая система управления его предшественником. Понадобилось провести определенную расчистку, избавиться от кадров, которые его не устраивали. В итоге в Башкирии этот процесс затянулся и протекает довольно сложно. Влияет ли такая кадровая политика на положение дел в регионе? Конечно, влияет, - поделилась своим мнением Наталья Зубаревич.

Уфимский политолог Дмитрий Михайличенко оценил кадровые перестановки в команде Рустэма Хамитова более благосклонно.

- Действительно, Рустэм Хамитов долго создавал свою команду (возлагавшиеся надежды на так называемых «младореформаторов» себя не оправдали), и это сопровождалось чередой отставок. Однако примерно к 2013-2014 годам, с приходом в правительство Рустэма Марданова, на мой взгляд, управленческая команда стабилизировалась. Если сравнить кадровую политику Рустэма Хамитова первых трех-четырех лет с кадровой политикой Муртазы Рахимова, то мы увидим, что, например, к 1994 году последний сменил трех премьеров, а Рустэм Марданов, на сегодняшний момент, – это второй по счету премьер при Рустэме Хамитове. В общем, я бы не стал говорить, что у нас в республике ротация происходит по киргизскому сценарию, где за постсоветский период сменилось почти 30 составов правительства. Ротация и отставки на уровне глав и членов правительства проходят, но это вызвано несколькими факторами и, прежде всего, антикоррупционным трендом (эту тему активно поддерживает ОНФ) и заменой неэффективных управленцев. Надо понимать, что социально-экономическое положение в стране не улучшается. А это значит, что ошибки, некомпетентность или волюнтаризм чиновников становятся видны сразу же. Я далек от идеализации кадровой политики Рустэма Хамитова. К сожалению, эффективной и прозрачной системы рекрутинга перспективных кадров так и не было создано. Ни БАГСУ, ни Школа российской политики, по сути, эту функцию не выполнили, - отметил Дмитрий Михайличенко.

Другой политолог – Аббас Галлямов – имеет собственный опыт работы в управленческой команде как Муртазы Рахимова, будучи заместителем полпреда главы Башкирии при президенте России, так и у Рустэма Хамитова в ранге заместителя руководителя администрации главы республики. Его мнение о кадровой политике в Башкирии, что называется, подкреплено практикой.

- У проблемы две составляющих. Первая - низкое качество управленческих кадров, характерное для республики в целом. Архаичные административные механизмы, традиционно использовавшиеся в Башкирии, на протяжении десятилетий вымывали отсюда большинство прогрессивно-мыслящих руководителей современного типа. Вторая часть проблемы - сложная психология самого Хамитова. Он хронически неспособен на принятие решений и поэтому, с одной стороны, хочет, чтобы их за него принимали подчиненные, но с другой стороны, боится конкуренции с их стороны. Сильному человеку, способному на решительные действия, трудно удержаться рядом с ним, потому что на фоне бездействующего главы он рано или поздно будет обвинён в чрезмерных амбициях. Никаких амбиций у него может и не быть, однако доказать это главе он не сможет - тот слишком подозрителен. Слабым исполнителям удержаться рядом с Хамитовым тоже трудно. Глава республики умён и хорошо замечает, когда кто-то другой недорабатывает. Вот и получается, что сильных он увольняет за амбиции, а слабых - за слабость. В итоге найти оптимальных исполнителей он не может, поэтому и меняет их как перчатки, - считает Аббас Галлямов.

С ним оказался солидарен общественный деятель Азамат Галин, также имеющий возможность анализировать ситуацию, будучи жителем Башкирии:

- На мой взгляд, основная проблема кадровой чехарды времен Рустэма Хамитова заключается в том, что он не смог создать систему отбора кадров. В самом начале его действия были оправданы, поскольку на тот момент и в самом обществе имелся запрос на обновление управленческой команды. Но с другой стороны, по прошествии семи лет с момента его назначения на пост главы республики ротации не прекратились. Получается, что ему так и не удалось сформировать свою команду, а также отработать свою систему отбора кадров. При этом вместо того, чтобы создать систему отбора кадров для заполнения освободившихся вакансий, он начал назначать людей по своим субъективным оценкам. Я предполагаю, что ситуация развивалась следующим образом: сначала он назначал тех людей, которых знал лично. Потом, когда закончились люди, которых он знал лично, он стал руководствоваться другим критерием и выбирать людей, которые больше критиковали Рахимова. И тот факт, что зачастую многие решения принимались Рустэмом Хамитовым в русле борьбы с Рахимовым, является его главной ошибкой. К сожалению, ему повсюду мерещились призраки людей Рахимова. По этой же причине он начал привлекать кадры из оппозиции Рахимову, которые тоже вскоре закончились. Потом этот «кадровый пылесос» начал заглатывать кадры, которые уволил в свое время Рахимов, невзирая на обстоятельства увольнения. Из этой категории – премьер-министр Азамат Илимбетов, глава Архангельского района Гимран Габитов, уволенный за разбазаривание муниципальной собственности, и т.д.

При этом, подчеркиваю, что приоритетом всегда были не профессиональные качества того или иного человека, а личная лояльность к Рустэму Хамитову и несогласие с политикой Муртазы Рахимова. Эти ошибки и привели нас к тому, что мы живем в республике, в которой живем. А то, что мы могли бы получить при других обстоятельствах, но не получили, можно назвать республикой, которую мы потеряли, только потому, что глава республики не смог отстроить профессиональную систему отбора кадров и сломал систему, работавшую при Рахимове. Какой она была – плохой или хорошей при Рахимове, рассудит время. При Хамитове зато нет никакой системы. Мы точно знаем, что, будучи сам человеком с производства, Рахимов привлекал хозяйственников, хорошо знавших сферу, которой должны были управлять, и они, в свою очередь, строили свою кадровую вертикаль. Конечно, можно сказать, что система отбора кадров при Рахимове имела немало изъянов, включая коррумпированность. Но, на мой взгляд, задача нового главы региона была не ломать её, а изменить, усовершенствовать. И уж точно не назначать людей на ключевые посты, ставя во главу угла их отношение к Муртазе Рахимову.

Публицист Шамиль Валеев детально изложил свое видение психологии кадровых назначений Рустэма Хамитова:

- При Хамитове использовались все возможные кадровые тактики - с улицы народ набирался, к лоббистам прислушивались, земляков, свойственников и родственников трудоустраивали, кастинги проводили, группами переманивали, «старых соратников» привечали, по обьявлениям набирали, смотрящих подсаживали, «отличных парней» по звонку из Москвы трудоустраивали, бабаевских кадров «перевербовывали», клерков взращивали. Элиты быстро вычислили «период очарования» - примерно полтора года, когда Хамитов безгранично доверяет, спихнув на наивного новичка часть своих полномочий, потом начинает прислушиваться к «докладам» и другой «оперативной информации», потом отравляется ею, потом перестает принимать и разговаривать, в надежде, что человек сам всё «поймет и уйдет», потом долго вычисляет, не опасен ли будет этот человек в отставке, потом без объяснений увольняет.

В таких условиях к нему в команду теперь идут или наивные люди, или те, которым совсем идти некуда, или те, кто надеется быстро успеть монетизировать свою позицию. Человеку, который беспокоится о репутации, идти сейчас туда незачем. Зато сейчас прекрасное время - раздолье для среднего управленческого персонала, которых Хамитов просто не знает и не видит, не догадывается о его существовании, отгородившись. Их постоянно набирают под новые и новые квазиведомства без функционала и «поляны», которые никто не понимает, по законам Сирила Н.Паркинсона.

Другая особенность - с самого начала он показал: если что, не прикроет. На высоких должностях часто приходится балансировать на грани закона, в силу природы самой власти, выполняя спецпоручения Первого, протаптывая новые дорожки. В этих условиях надо быть уверенным, что тебя не сдаст твой же начальник. А Хамитов начал сдавать с первой недели. Случай с Абдразаковым показал, что сдачи - это индивидуальный стиль мышления и результат слабых аппаратных возможностей для влияния на клацающих зубами силовиков и суды. Так что, получив антипода Муртазы Рахимова, который на себя брал все грехи подчиненных, элиты быстро смекнули, что не нужно торопиться бежать делать всё, что скажет начальник, который не прикроет. И спокойненько занялись обустройством своего благополучия, ловко имитируя деятельность. Надо быть очень отчаянным человеком, другом семьи или авантюристом, чтобы принять от Хамитова кадровое предложение в таких условиях. А от нынешних чиновников «Белого дома» ощущение такое, что они живут «от ипотеки до зарплаты», день продержаться и ночь простоять, наблюдая за закатом и стуханием режима, стараясь не замараться ни в чем. Пожалуй, это оправданная тактика, но она приводит к общей стагнации — жалко Башкортостан.

Странно только, что демонстративно разрушая клановую систему Рахимова, он не избежал соблазна создать свою, т.н.«балтачевскую» - это же делает его максимально уязвимым, зависимым от первого же уголовного дела.

В таких условиях неудивительно, что у Рустэма Закиевича сформировался личный «фан-клуб» из влиятельных харизматичных и растущих отставников, некогда им мобилизованных, которые желают ему всяческого худа и делают все возможное, чтобы ему напакостить. Думаю, их количество скоро перейдет в качество: за единство элит с губернатора нынешнего времени - первейший спрос. А тут это единство разве что на отрицании персоны самого губернатора Башкирии, - отметил Шамиль Валеев.

Показательны мнения экспертов, не имеющих непосредственного отношения к Башкирии и анализирующих положение дел на основании своих критериев. Их мнение во многом совпало с мнением экспертов, хорошо изучивших ситуацию изнутри. Один из них - политолог Станислав Шкель из Перми.

- Данное явление в кадровой политике Рустэма Хамитова замечено довольно давно экспертами, и на него не раз обращали внимание. Я думаю, что частые отставки в администрации главы региона и правительстве связаны с несколькими причинами. Приход нового руководителя, не связанного с предыдущим никакими обязательствами, автоматически ведет к масштабной ротации. Это и случилось, когда постепенно, не сразу, но в течение 1,5 лет в правительстве произошла полная смена всех министров, которые занимали свой пост со времен Муртазы Рахимова. Далее, однако, пошел процесс повторных ротаций, и они связаны уже с иными причинами. Принципы подбора кадров Рустэма Хамитова были достаточно расплывчатыми. Старые методы и наработки прежнего кадрового отдела администрации главы региона были отвергнуты, а новые не сформировались. Единственным критерием, который достаточно зримо наблюдался, - это отсутствие у новых назначенцев связей с прежним руководством республики. Еще лучше было, если претендент имел реноме оппозиционера к режиму Рахимова. Этот принцип лояльности часто входил в противоречие с принципом компетентности. Не удивительно поэтому, что скоро обнаружилось, что новые кадры зачастую просто не справляются со своей работой и их пришлось снова менять. Еще одна причина связана с влиянием разных групп интересов внутри администрации главы региона и правительства. Их противоречивые интересы часто выражаются в рекомендациях главе региона по назначению определенных лиц или дискредитации других назначенцев. Иногда это удается сделать, что опять же выражается в очередных отставках и новых назначениях, - высказал свою точку зрения Станислав Шкель.

С ним, в принципе, солидарен и политконсультант Сергей Маркелов (г.Москва):

- С первого взгляда, может показаться, что вроде бы ничего страшного в частой смене руководителей госструктур нет. Но с другой стороны, в кадровой политике управления Башкирией очевиден невроз. Такая текучка управленческих кадров - это все-таки признак какого-то неблагополучия в целом в руководстве территории. Это совершенно очевидно. Все-таки власть в отличие от бизнеса – это структура консервативная. А значит, мы имеем право предъявлять власти вопрос стабильности управления. Все-таки вице-премьеры и министры – это люди, входящие в вертикаль влияния на республику. И я думаю, что такая управленческая чехарда – это, условно говоря, признак управленческого непорядка на территории, и, прежде всего, это касается первого лица.

- Из-за этой чехарды республика точно упустила определенные возможности, - считает эскперт. - Главный результат такой перетасовки кадров , когда это касается верхних звеньев управленческой цепи, приближенных к главе региона, - это, прежде всего, упущенные экономические возможности. Это очевидно на примере соседей. Башкирию традиционно сравнивают с Татарстаном. В республике хочется больше стабильности. Перестановки кадров, каждый раз новая метла по-новому метет, новая система правил, к которым нужно адаптироваться. В итоге формируются очень большие инерционные процессы. Совершенно точно республика потеряла в скорости, темпах и стратегии развития. Экономику республики лихорадит сегодня. Неважно, какого уровня скандалы происходят сегодня - между «Роснефтью» и АФК «Система» или на более мелком уровне. Все равно это отражается на конкретных людях, жителях республики, которые пребывают в состоянии стресса и думают не столько о выполнении работы, сколько о выживании. В итоге республика движется по принципу шаг вперед, два шага назад. Такие рывки в кадровой политике не делают чести руководству.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter