Почему советские космические разработки сегодня никому не нужны?

Почему советские космические разработки сегодня никому не нужны?

Почему советские космические разработки сегодня никому не нужны?

12 апреля 2011, 03:00
Политика
12 апреля 1961 года в нашей стране произошло настоящее чудо. Чудо, в котором не было никакой мистики. За прорывом в космос стояла целенаправленная, тщательно выверенная политика государства и колоссальная работа тружеников – ученых, инженеров, рабочих и учителей. «Космические» успехи шли по нарастающей. Первый выход человека в открытый космос, первая женщина космонавт, первый длительный полет, создание орбитальных космических станций «Салют» и «Мир». Первый корабль многоразового использования «Буран». Советская космонавтика была в зените славы и на пике мощи.

Но вот не стало великой страны, и все то, над чем ученые конструкторы и инженеры, трудились не одно десятилетие, оказалось ненужным. Резко сократилось финансирование ракетно-космической отрасли, и многие новейшие и дорогие разработки задешево проданы на Запад.

 

«Караваны ракет помчат нас вперед от звезды до звезды»

 

В Миякинском районе Башкирии в деревне Менеузтамак живет человек, которому выпала честь лично принимать участие в советском «космическом прорыве», внести свой вклад в развитие отечественного космического производства и стать свидетелем событий, которые впоследствии привели к развалу ракетно-космического комплекса страны.

Полковник в отставке Зуфар Габдуллин мечтал стать космонавтом еще в детстве.

- Когда в космос полетели первый спутник и знаменитые собаки Белка и Стрелка, почти все мальчишки моего возраста мечтали первыми оказаться в космосе, - рассказывает Зуфар Фазулович. - А после полета Гагарина я решил во что бы то ни стало стать космонавтом.

В 1965 году Зуфар Габдуллин окончил с золотой медалью балашовское высшее военное авиационное училище. Службу начал в испытательной авиаэскадрилье. Дослужился до командира экипажа транспортного воздушного корабля. Занимался испытаниями авиационных боеприпасов и вооружения для самолетов. Позднее командовал отдельной испытательной авиационной эскадрильей особого назначения.

- Такая работа мне очень нравилась, - вспоминает Зуфар Фазулович. - Особенно запомнились испытания ракеты ближнего боя «Р–66». Она выдерживала 14-кратную перегрузку. А, как известно, в то время, все истребители потенциального противника переносили только девятикратные перегрузки. То есть, эта ракета могла сбить любой вражеский самолет. А сейчас эти образцы установлены на американских истребителях «F - 16». Печально...   

Зуфар Фазулович поступил на заочное отделение военно-воздушной академии имени Гагарина. После окончания попал в третий набор центра подготовки космонавтов.

- Тщательный отбор, сложные и изнурительные испытания, а на сон всего 3-4 часа, - вспоминает полковник. - Постоянное физическое и нервное напряжение и регулярный «отсев» конкурсантов. Я попал в число 59 человек, которых отобрали из двух тысяч, изначально поступивших, остальные не выдержали всех испытаний. Далее предстояло попасть в число 13 отобранных, но остаться нас должно было всего пять.  

На очередном медицинском осмотре, которые проводились в «Центре» с регулярной частотой почти перед каждым испытанием, у Зуфара нашли какие-то незначительные отклонения в здоровье. Но при высоких требованиях к физическому состоянию космонавта, таких неполадок организма было достаточно, чтобы отчислить конкурсанта из отряда. Тогда молодому человеку показалось, что все рухнуло, и жизнь остановилась. Но амбициозный летчик нашел в себе силы связать всю свою жизнь с космосом.

- Подумав, я понял, что не обязательно выходить в открытое космическое пространство, чтобы быть причастным к великим делам Родины, - с улыбкой рассказывает Зуфар Габдулин. - Оказалось, что и на Земле есть много «космических» дел.

Вплоть до 80-го года Зуфар продолжал испытывать различные типы военных самолетов и вертолетов. Через руки Габдуллина прошли штурвалы многих известных образцов, таких как Ил-28, Як-28, Ан-12, Ан-26, Су-24, Ми-8.

Талантливого летчика-испытателя назначили начальником Карагандинского передового поискового командного пункта, где он отвечал за обеспечение запусков и посадок космических кораблей.

- Пожалуй, это самый интересный и серьезный период в моей жизни, - рассказывает Зуфар Фазулович. - Здесь я почувствовал и осознал, что эта работа не менее нужная, чем полеты в космос, а в ряде случаев и наиболее важная.

 

«Но ни одна планета не ждет нас так, как эта,

планета дорогая по имени Земля»

 

В то время руководство СССР поставило перед поисковиками сложную задачу – жесткие временные нормативы по обнаружению и поиску приземлившихся космических кораблей. В среднем это время должно было составлять не более получаса.

- Конечно, это была достаточно сложная задача, учитывая бескрайние просторы нашей страны, разнообразие ландшафта и природных условий, - вспоминает Зуфар Фазулович. - Но мы справлялись, несмотря на очень частые запуски и посадки летательных аппаратов. А сегодня, как известно такой системы нет. Да и не нужна она, так как в космос летают в наше время крайне редко.

Через пять лет службы Зуфара Габдуллина назначили начальником дежурной смены центрального оперативного пункта управления единой государственной авиационной поисково-спасательной службы СССР. Он занимал в этой системе различные ответственные должности до 1991 года, прежде чем уйти в отставку.

- Возраст мне позволял служить еще пять лет, но я принял осознанное решение и написал рапорт, - рассказывает г-н Габдуллин. – Страна разваливалась, а в генеральном штабе началась непонятная «чехарда» и не было никакого желания в этом участвовать. 

Зуфар Фазулович болезненно воспринимает утрату позиций страны в ракетно-космическом комплексе. По его мнению, многое, что было наработано в этой сфере за советский период, утрачено.

- Относительно недавно была затоплена орбитальная станция «МИР», - говорит г-н Габдуллин. - Телеканалы нам твердили, что это необходимо, так как пришло время и оборудование изношено. Но это неправда. Все компетентные специалисты говорили тогда в один голос, что ресурс работы станции рассчитан еще на 25 лет. А если регулярно делать капитальный ремонт, то она могла просуществовать вечно.  Я думаю, это было сделано в чьих-то интересах.

Помнится, зрителям объясняли, что нашим космонавтам вполне хватает места на международной космической станции. Но, по мнению полковника это далеко не так.

- Наша доля в «МКС» составляет всего 20%, - объясняет Зуфар Фазулович. - На этой станции всего шесть модулей. Но в три из них нашим космонавтам хода нет, что там делается, одному Богу известно, но догадаться можно. В то время как российскими сегментами американцы пользуются в полном объеме. 

Особую досаду у Зуфара Габдуллина вызывает и прекращение работ по программе «Буран». Еще во времена своей летно-испытательной работы полковник принимал участие в разработке этого проекта.

- Я точно знаю, что «Буран» в значительной мере превосходил американскую программу «Шатл», особенно по аэродинамическим характеристикам, - рассказывает г-н Габдуллин. - Но сейчас один корабль стоит в Москве в парке им. Горького, из него сделали «забегаловку». А другой аппарат продали в Германию, ну только вот немцы никогда не будут выпивать на корабле, и уж точно станут использовать его по назначению.  Позор – эта техника могла бы летать и летать.

В последние годы в России много говорят о системе «Глонасс». Но почему-то стыдливо умалчивается, что основы спутниковой связи были разработаны в Советском Союзе. А ведь еще тогда советские ученые «видели» всю поверхность земного шара.

- Во время конфликта в Афганистане мы ежедневно просматривали весь театр военных действий, - вспоминает Зуфар Фазулович. - Да что говорить, уже в 1991 году наша страна готова была запустить 14 спутников по этой системе. Только с прекращением финансирования задумкам не суждено было сбыться.   

Ветеран космической отрасли уверен, что наша страна должна вернуть утраченные передовые космические позиции.

- Все для этого есть – и талантливые люди, и не растраченный еще до конца научно-технический потенциал, - говорит ветеран. – А иначе судьба России стать сырьевым придатком развитых стран.

Евгений КОСТИЦЫН.  

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter