По мнению Верховного суда Башкирии, критика в СМИ судей нарушает их неприкосновенность

По мнению Верховного суда Башкирии, критика в СМИ судей нарушает их неприкосновенность

По мнению Верховного суда Башкирии, критика в СМИ судей нарушает их неприкосновенность

11 августа 2008, 23:09
Политика
Похоже, журналисты уже не имеют права публиковать критические статьи о российских судьях, предавать гласности сведения о нарушениях служителями Фемиды законов, о несоблюдении ими этических норм. По крайней мере, такой вывод вытекает из вступившего в законную силу определения судьи Верховного суда Башкирии Гузель Усмановой. Теперь эту позицию предстоит окончательно узаконить или подвергнуть сомнению на заседании Президиума Верховного суда РБ 20 августа.

Судья Верховного суда Башкирии Гузель Усманова установила, что «согласно ч.1 ст.122 Конституции Российской Федерации, ст. 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей Российской Федерации» от 26 июня 1992 года № 3132-1 с последующими изменениями и дополнениями, судьи неприкосновенны», и в связи с этим представители СМИ не вправе публиковать негативную информацию о судьях. По мнению Верховного суда Башкирии, у журналистов нет законного права на «использование судебных постановлений и дел», поскольку это «не предусмотрено вышеприведенными правовыми нормами».

Обосновывая такую позицию, верховная судья опиралась еще и на постановление Пленума Верховного суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 года и даже использовала его в своем определении: «Суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами, в том числе правом на неприкосновенность частной жизни, с другой».

Умышленно или случайно судья Верховного суда Башкирии Гузель Усманова процитировала этот документ весьма вольно, прямая же цитата выглядит так: «Суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации) - с другой».

Можно предположить, что, по мнению Верховного суда Башкирии, свобода, мысли слова и массовой информации, теперь уже не являются гарантированными Конституцией правами и свободами. Однако вмешавшись в частное гражданское дело по иску зампредседателя Арбитражного суда РБ к журналистам, рассматриваемое в районном суде, Верховный синедрион Башкирии тем самым придал спору принципиальное общественное значение.

Ведь если следовать логике Верховного суда Башкирии, получится, что любое критическое выступление российских журналистов в средствах массовой информации в адрес отправителей правосудия будет признано недостоверным, поскольку нарушает принцип неприкосновенности судей.

После Верховного суда Башкирии эту позицию предстоит подтвердить или опровергнуть его Президиуму на открытом для прессы заседании 20 августа.

Предысторию судейско-журналистского конфликта приводит ИА REGNUM.

В ходе очередного судебного заседания Октябрьского райсуда Уфы (Башкирия) по иску о защите чести и достоинства зампредседателя Арбитражного суда Розы Гилязутдиновой к негосударственной газете "Час пик" 8 августа, рассмотрение спора по существу не началось из-за изъятия дела судьей Верховного суда РБ Гузелью Усмановой. Как передает корреспондент ИА REGNUM, судья-истица просит отложить дело, пока президиум Верховного суда РБ не рассмотрит ее надзорную жалобу.

Как отмечают юристы, в России еще не было случаев, когда дело, находящееся в производстве суда и рассмотрение которого уже началось, но еще не закончено, истребовано сразу в Президиум Верховного суда республики. При этом определения о приостановлении или отложении рассмотрения дела не выносилось. Все опрошенные корреспондентом ИА REGNUM юристы, адвокаты и даже судьи заявили, что "такого не может быть".

Как сообщалось ранее, зампредседателя Арбитражного суда РБ Роза Гилязутдинова подала иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к газете "Час пик", настаивая, что республиканское негосударственное издание в статье "Уроки вежливости", опубликованной в ноябре прошлого года, опорочило ее. В качестве компенсации морального вреда судья требует взыскать с газеты и ее редактора солидарно 10 миллионов рублей. В редакции иска не признают, утверждая, что журналисты, готовя публикацию, опирались на обращение совета судей Башкирии в квалификационную коллегию судей России. Совет судей принял решение о досрочном прекращении судейских полномочий Розы Гилязутдиновой, как указывалось в документе, в связи с "ненадлежащем исполнением судьей должностных обязанностей", нарушением Закона "О статусе судей" и Кодекса судейской этики. Как считают в редакции, журналисты, рассказавшие об этом редком прецеденте, когда судью требуют привлечь к дисциплинарной ответственности ее коллеги, исполняли свои обязанности по информированию населения.

На первом заседании по делу 23 июля, судья Октябрьского райсуда Уфы Гафурова удовлетворила ходатайство газеты об истребовании доказательств из Совета судей РБ и башкирского арбитражного суда. По мнению редакции, эти документы полностью подтверждают факты, упоминаемые в спорной публикации. Районный суд согласился, что журналистам будет затруднительно получить эти доказательства самостоятельно, и должен был затребовать все нужные бумаги до 8 августа, когда и планировалось начать рассмотрение иска высокопоставленной истицы по существу. Однако исполнить свое решение районная Фемида не сумела. Дело было немедленно затребовано в Верховный суд РБ. Оказалось, что судья-истица обратилась с надзорной жалобой в вышестоящую надзорную инстанцию (минуя кассационную), уверяя, что, удовлетворив ходатайство редакции, районная Фемида "фактически занимается сбором компромата в отношении истца".

"Любопытно, что судья Верховного суда Гузель Усманова, рассмотревшая надзорную жалобу истицы, ссылается на 387 статью ГПК РФ, которая подразумевает, что дело уже закончено, - говорит юрист фирмы "За ваше право" Ольга Перетятько. - Но это первый случай в истории российского правосудия, когда истребовано дело, рассмотрение которого уже началось. Во время процесса его изымают из судебного производства, а надзорную жалобу на определение районного суда, частично удовлетворившее ходатайство участника процесса рассматривают на Президиуме Верховного суда РБ. Но закон не предусматривает возможности обжалования таких определений. Многие законченные дела годами ждут своей очереди, чтобы их рассмотрела коллегиально высшая судебная инстанция республики. Фантастически быстрое вынесение надзорной жалобы высокопоставленной судьи на рассмотрение Президиума заставляет задуматься о том, что судья могла использовать какие-то недоступные простому человеку властные рычаги".

"Это очень интересный случай в моей практике, - говорит адвокат ответчиков Алексей Зеликман. - В законе действительно указано, что ходатайства не обжалуются в кассационном порядке, но не упоминается про надзорную инстанцию. До недавнего времени все юристы полагали, что надзорные жалобы на протокольные определения суда - нонсенс для отправления правосудия. А теперь посмотрим, что на это скажет президиум Верховного суда РБ. Коллегия состоит из высокопрофессиональных судей и, думается, они должны верно истолковать эту правовую норму".

Какое бы решение не принял президиум Верховного суда РБ 20 августа, рассматривать иск по существу станет по-прежнему районный суд.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter