Александр Галицин: «О силе власти судят по работе прокуроров»

Александр Галицин: «О силе власти судят по работе прокуроров»

12 января, 00:32
Политика
12 января прокуроры страны отмечают профессиональный праздник. В эти дни принято подводить итоги – как работало в минувшем году надзорное ведомство. Расспросить, как прокуроры Башкирии стояли на страже закона в последние 12 месяцев, мы решили у начальника одного из ключевых управлений ведомства - по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью – Александра Галицына. Ведь именно от усилий его подчиненных зависит, будут ли справедливо расследованы уголовные дела, не нарушат ли закон ретивые следователи и милиционеры, не пострадают ли интересы потерпевших и не подвергнутся ли излишним страданиям обвиняемые и подозреваемые.

Александр Иванович работает в прокуратуре уже 24 года и главным постулатом для себя считает латинское высказывание «Закон суров, но он закон». 

- Закон суров, но справедлив, - уверен г-н Галицын.

Александр Галицын видит главную задачу сотрудников прокуратуры в том, чтобы они прежде всего отстаивали дух и букву закона.

— Люди станут уважать наше ведомство, когда поймут, что интересы простого человека для прокуратуры важнее всего.

Александр Галицын возглавил управление башкирской прокуратуры по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью лишь летом 2010-го, но хозяйство ему досталось непростое. Три года уже идет реформирование следственных органов, созданных при прокуратуре РФ, а впереди следователей ожидает еще большая перестройка – выделение следственного комитета в отдельную самостоятельную силовую структуру, не только «головного» ведомства, но всех региональных комитетов. Понятно, что за столь серьезными пертурбациями следователи могут и забыть о проблемах подследственных, подозреваемых или обвиняемых, где-то, спустя рукава, отнестись к своим обязанностям, а где-то презреть нормы закона.

- Уследить за всеми нововведениями не просто, - объясняет Александр Иванович. – Но при этом не должно быть нарушений при сборе доказательств виновности или привлечения к уголовной ответственности, ведь от «процессуальной чистоты» зависит судьба человека. Для нас каждое уголовное дело — значимое, пусть даже речь идет о банальной краже. Ведь в каждом преступлении есть не только обвиняемый, но и потерпевшие, и отстоять их интересы, защитить конституционные права пострадавших — наш долг.

Действительно, люди судят о правоохранительных органах по тому, как раскрываются преступления, изобличаются виновные, а пострадавшим возмещается ущерб.

По словам г-на Галицына, 2010 год оказался «урожайным» на процессуальные нарушения в сфере расследования преступлений и дознания – прокуроры сумели зафиксировать на 10000 больше «проколов» правоохранителей, чем в 2009-м.

- А в целом по республике это число выросло в полтора раза, - сетует Александр Иванович. – Почему? Усилился прокурорский надзор, да и граждане перестали стесняться и обращаются в прокуратуру, если видят нарушения закона следователем или милиционером.

Как утверждает Александр Галицын, благодаря прокурорскому надзору в 2010 году 3694 преступления были поставлены на дополнительный учет.

- Свыше 33000 незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел отменили прокуроры в прошлом году, - объясняет Александр Иванович. – Правоохранителям казалось, что эти дела не требуют расследования.

Укрывательство преступлений органами, обязанными расследовать злодеяния, приобретают, по словам г-на Галицына «изощренные способы», вплоть до фальсификации материалов уголовного дела.  

- Например, хищение денежных средств было оформлено милиционерами как «бытовой скандал с соседями», - говорит Александр Иванович. – И вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Ну куда это годится?

В 2010 году против милиционеров-фальсификаторов возбудили шесть уголовных дел за злоупотребление служебным положением.

- Но эффект от нашей работы есть – в прошлом году на 20% снизилось число дел, возвращенных судом прокурорам. Это значит, что следователи сработали «чисто», и поводов для признания их работы неудовлетворительной у судей не нашлось.

Александр Иванович считает, что направление громких дел в суд – немаловажная заслуга и его подчиненных, обеспечивших своим надзором тщательное расследование непростых преступлений.

Например, сегодня в Верховном суде рассматривается уголовное дело, возбужденное против бывшего милиционера Леонида Даянова, синтезировавшего синтетические наркотики и вместе с женой и сыном-подростком активно распространявшего зелье по всей стране. Еще одно показательное дело – против Станислава Борисова, обвиняемого в покушении на убийство начальника сбытового отдела электролампового завода Татьяны Огородниковой, совершенное 11 лет назад!

- Если бы доказательства не собирались самым тщательным образом, вряд ли эти дела дошли бы до суда, - говорит г-н Галицын.  

Не дают спуска прокуроры и правоохранителям, погрязшим в коррупции – причем число сотрудников правоохранительных органов, пойманных на взятках в прошлом году, выросло на треть.

Не менее важным для соблюдения интересов граждан г-н Галицын считает расследование преступлений, связанных с невыплатой заработной платы – доказать, что руководитель не платил людям деньги умышленно, желая обогатиться сам, - непросто, однако это удается. Так, недавно Стерлитамакский суд приговорил начальницу фирмы «Пассат плюс», которая не выдавала 35 сотрудникам жалованье, но зато исправно платила самой себе повышенную зарплату. Дело против еще одного такого горе-руководителя, возглавлявшего сельхозпредприятие «Караидель» сегодня только расследуется – мужчина выдал сам себе 200 тысяч рублей, а про своих работников забыл. Всего за невыплату зарплаты в Башкирии возбуждено 30 уголовных дел, по восьми уже прозвучали обвинительные приговоры, а 14 рассматриваются в судах республики. 

Александр Галицын ежедневно контролирует расследование 16 уголовных дел, связанных с долевым строительством, а также надзирает за поиском 349 без вести пропавших.

- В 26 случаях, когда человек бесследно исчезал, уже возбуждены уголовные дела по статье уголовного кодекса «Убийство», - констатирует Александр Иванович. – Такие дела особенно сложны в расследовании, ведь часто после исчезновения проходит немало времени и требуется провести огромный объем работы, чтобы напасть на след преступника. При этом результаты таких расследований есть – в прошлом году мы сумели найти не только тело одного из без вести пропавших, но наказать убийцу, направив дело в суд. А по тому, как работают прокуроры, судят о силе государственной власти, — уверен Александр Галицын.

Сергей ЛЕСУНОВ. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter