Фемиду заказывали? На справедливое правосудие россияне могут рассчитывать только перед лицом Бога

Фемиду заказывали? На справедливое правосудие россияне могут рассчитывать только перед лицом Бога

Фемиду заказывали? На справедливое правосудие россияне могут рассчитывать только перед лицом Бога

10 марта 2010, 02:32
Политика
Эта новость в конце августа 2008 года стала сенсацией. Председатель Арбитражного суда РБ Фаниль Сафин направил в Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) РФ представление о досрочном прекращении полномочий судьи Розы Гилязутдиновой за «незаконное использование статуса судьи для личного обогащения».

От судьи не уйдешь

 

Оказывается, Роза Хусаиновна в 2002 году имея в собственности две однокомнатные квартиры, сумела получить в администрации Уфы еще одно двухкомнатное жилище в центре города в недавно возведенном Инвестиционно-строительном комитетом доме на улице Цюрупы.

Между тем, согласно тогдашней редакции закона «О статусе судей», служители Фемиды имели право на расширение жилплощади с помощью исполнительной власти, но только при условии, если за ними не числится другого жилья, или оно не соответствует социальным нормам, или они проживают в коммунальной квартире.

К моменту когда г-жа Гилязутдинова написала заявление в администрацию столицы Башкирии с просьбой предоставить ей двухкомнатную квартиру «желательно в Кировском, Ленинском или Советском районах Уфы», Роза Хусаиновна уже владела однокомнатной квартирой в Сипайлово на улице Гагарина, 26/2 и «однушкой» в 38 «квадратов» на улице Менделеева, 116. И, конечно же, никак не могла состоять на учете как гражданка, нуждающаяся в улучшении жилищных условий.

Не менее любопытно, что квартиру на улице Гагарина площадью свыше 40 кв.м. судья умудрилась получить в 2003-м году по «льготной» цене в жилищном кооперативе «Своими руками», правда, история умалчивает, какие полномочия она для этого использовала.

Казалось бы, одинокая дама, не имеющая семьи, никак не может претендовать на еще одно жилище, однако г-жа Гилязутдинова наличие принадлежащих ей свыше 70 квадратных метров от чиновников утаила. С мэрией столицы республики судья заключила договор мены, в котором указывалось, что после получения двухкомнатной квартиры женщина обязуется отдать в пользование администрации однокомнатное жилище в Зеленой Роще и доплатить образовавшуюся разницу в площадях. В договоре строго оговаривалось, что вернуть государству средства дама обязана в течение года. 

Отдельным договором Инвестиционно-строительный комитет Уфы установил, что вносить деньги за лишние «квадраты» Роза Хусаиновна станет по льготной, а вовсе не по рыночной цене.

Въехав в новый дом в 2003 году, г-жа Гилязутдинова вдруг запамятовала, что стала должницей муниципалитета, и спокойно принялась обживать элитное жилье. Более того, судья еще и нажилась на этой сделке, в 2004-м году расставшись с квартирой в Сипайлово, продав ее, как указано в договоре, за 800 тысяч рублей, почти в пять раз дороже, чем эта площадь досталась предприимчивой служительнице Фемиды. 

Направляя в ВККС РФ представление, глава башкирского Арбитражного суда утверждал, что, затевая квартирную карусель, Роза Гилязутдинова не только нарушила закон и общепринятые нормы морали, но и воспользовалась статусом судьи для личного обогащения, «поскольку получение дополнительной жилой площади с возможностью оплаты по цене ниже себестоимости на общих основаниях невозможно».

Между тем, подобные ситуации как раз предусматривает Кодекс судейской этики, отмечая, что «судья должен воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей». Более того, законодатели специально оговорили, что «незаконное использование судьей своего статуса в целях получения каких-либо благ, услуг, коммерческой или иной выгоды для себя, а также своих родственников, друзей, знакомых, в том числе и заключение договоров на иных условиях, чем это предусмотрено, вызывает сомнения в объективности и справедливости судьи».

Интересно, что по странному совпадению в момент решения о предоставлении ей лишней квартиры служительница Роза Гилязутдинова рассматривала иск «Всероссийского общества глухих», требующего признать незаконным распоряжение администрации Уфы, отбирающей у инвалидов земельный участок, находящийся в их бессрочном пользовании. Г-жа Гилязутдинова, опять же по удивительному совпадению, совершает судебную ошибку, не удовлетворяя требования «Общества глухих». Спустя год это решение г-жи Гилязутдиновой кассационная инстанция признала незаконным, вернув дело на новое рассмотрение и специально оговорив, что г-жа Гилязутдинова сделала выводы, «не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам».

В итоге уже другая служительница Фемиды отстояла право инвалидов на землю. Судебная ошибка дорого стоила обществу глухих: они потеряли стоявший на этом участке дом культуры, который за время тяжбы успели снести.

И нетрудно сделать вывод, что принятие незаконного акта может свидетельствовать о заинтересованности судьи и недостаточной судейской порядочности. Если вы думаете, что коллеги г-жи Гилязутдиновой, узнав о ее проступке, возмутились до глубины души – то ошибаетесь. Несмотря на то, что умение судьи прогибаться перед власть имущими может дорого стоить репутации всего судейского корпуса, Высшая квалификационная коллегия судей предпочла не заметить представления председателя АС РБ. Обращение сначала долго не рассматривалось из-за того, что в коллегии менялся состав, а потом, спустя год и вовсе было отозвано новым председателем башкирского Арбитражного суда Игорем Арсеновым. То есть коллеги, вопреки здравому смыслу, предпочли выбрать цеховую солидарность, вероятно, рассуждая, что каждый из них может оказаться на месте Розы Хусаиновны. И какова тогда цена нашему правосудию?           

Законодатели, даровав судьям неограниченные полномочия и высокие, в разы большие, чем у обычных людей, зарплаты, понадеялись, что служители Фемиды, пользуясь этими привилегиями, станут неподкупными. Но не тут-то было! Слаб человек, и не всякий может сопротивляться искушению. 

 

Встать, а то суд не идет

 

Правда, женщина, через четыре года поняв, что совершила не красящий судью проступок, который может стоить ей карьеры, решила с мэрией столицы Башкирии расплатиться за квартиру, полученную незаконным образом. Но почему-то отсчитала в 2006 году Инвестиционно-строительному комитету Уфы по 9548 рублей за квадратный метр, а вовсе не по 14290, как было указано в первоначальном договоре.

Реальная же стоимость жилья в центре города в этом году составляла не менее 30 тысяч рублей за квадрат, и даже себестоимость квадратного метра поднялась до 16600 рублей.

Более того, к тому моменту уже были внесены и изменения в законодательство, запрещающие кому-либо передавать квартиры по себестоимости, кроме как в муниципальную собственность или участникам социальных программ. Казалось бы, злоупотребление властью налицо.      

Каково же было удивление редакции, когда Высший Арбитражный суд РФ на просьбу журналистов проверить законность приобретения квартиры героиней наших публикаций выслал нам ответ за подписью заместителя начальника контрольно-аналитического управления ВАС РФ Н.А. Голубевой (№ ВАС-КАУ-4365) о том, что… «судьей Гилязутдиновой Р.Х. приобретена двухкомнатная квартира ПО РЫНОЧНОЙ СТОИМОСТИ».

При этом г-жа Голубева, отмахиваясь от назойливых журналистов, утверждает, что в Высшем Арбитражном суде, чтобы установить этот факт, провели доскональную проверку.

Но, вероятно, по недосмотру, к ответу редакции кристально честные судьи, проведшие тщательную проверку фактов, приложили документы на 100 листах, запрошенные в уфимской мэрии. Среди них фигурируют и злополучный договор о приобретении квартиры ПО СЕБЕСТОИМОСТИ.

И справки о наличии в собственности у г-жи Гилязутдиновой на момент заключения договора с администрацией Уфы двух квартир, объяснения МУП «ИСК г. Уфы» о том, сколько в реальности стоил квадратный метр, доставшийся судье фактически на халяву, бухгалтерская отчетность о том, что вместо 14290 рублей служительница Фемиды заплатила 9548 рублей… И даже платежное поручение, которым строители «закрыли» перед администрацией Уфы недополученные 177802 рублей по договору между г-жой Гилязутдиновой и мэрией столицы Башкирии…  

Вам до сих пор не понятно, как получилось, что, имея в своем распоряжении все доказательства нечистоплотности коллеги, вышестоящие судьи сделали вид, что не заметили этих документов?

Зато нам стало ясно, что надеяться на справедливое правосудие в этой стране глупо, если даже высшие органы судебной власти живут по принципу кумовства и могут позволять себе давать отписки СМИ, не вчитываясь в собственные заключения и не просматривая приложенных компрометирующих их же бумаг.

Не менее интересны оказались результаты проверки получения судьей квартиры прокуратурой Уфы.

Как стало известно «МКС», проверку этих сведений поручили помощнику начальника городского надзорного ведомства Айгуль Шагиевой, известной среди правоохранителей своей честностью и принципиальностью. Знающие люди говорят об умении г-жи Шагиевой «вгрызаться в тему», досконально проверять каждый факт. Рассказывают, что Айгуль Шагиева не побоялась вступить в противостояние с федеральной службой судебных приставов, когда выяснилось, что исполнители судебных решений, возведя жилой дом, не до конца оформили право на землю. Каково же было удивление коллег, когда Шагиева, проверяя законность выдачи мэрией Уфы квартиры для судьи, вдруг сделала выводы о безгрешности г-жи Гилязутдиновой. Беспристрастная ранее помощница прокурора провела настолько поверхностную проверку, что возникли разговоры о том, что на девушку надавили.

Впрочем, как утверждает осведомленный источник, ничего удивительного во внезапной невнимательности Айгуль Шагиевой нет. Помощница городского прокурора приходится племянницей судье Арбитражного суда РФ Магие Вальшиной, которая, по слухам, ходит в подругах Розы Гилязутдиновой. Одного тетиного звонка оказалось достаточно, чтобы дама расстаралась, предпочтя, как и проверяющие из ВАС РФ, не заметить очевидных фактов. Впрочем, семья Шагиевых весьма влиятельная в Башкирии, и вряд ли кто стал бы спорить с представителями этой фамилии.     

Журналист – человек, который по определению знает больше обычных граждан. Но иногда всерьез задумываешься о том, что правы были ветхозаветные мудрецы: «Многие знания несут многие печали».

По крайней мере, любые иллюзии о возможном справедливом судебном или правоохранительном разбирательстве рассеялись. Похоже, граждане России могут рассчитывать только на Божий суд.  

 

Просим считать эту публикацию официальным обращением в прокуратуру Башкирии.

 

Между тем, судья АС РБ Роза Гилязутдинова уже становилась объектом пристального внимания башкирских СМИ. В частности, г-жа Гилязутдинова посягнула на свободу слова, требуя от республиканской газеты «Час пик» 10 миллионов рублей за то, что журналисты посмели рассказать правду о ее дисциплинарных проступках. Впрочем, все по порядку. 

 

ПРЯЧЬТЕСЬ! СУД ИДЕТ!

Или краткое изложение сериала «Все могут люди в мантиях»

 

 

31 октября 2007 года Совет судей РБ принял обращение в Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) РФ о досрочном прекращении полномочий судьи, заместителя Арбитражного суда РБ Розы Гилязутдиновой «в связи с ненадлежащим исполнением последней своих должностных обязанностей, нарушением требований закона «О статусе судей в РФ» и Кодекса судейской этики».

 

21 ноября 2007 года газета «Час пик» посвятила этому событию статью «Уроки вежливости», полностью основывая публикацию на обращении башкирского Совета судей.

 

28 февраля 2008 года Роза Гилязутдинова подали иск в суд о защите чести и достоинства, опубликовании опровержения и взыскании морального вреда в размере 10 млн рублей с газеты «Час пик».

 

6 июня 2008 года журналисты заявили в Октябрьском суде Уфы ходатайство о проведении комиссионной лингвистической экспертизы, так как для разрешения по существу некоторых спорных моментов требовались специальные познания. Но суд в проведении экспертизы отказал, даже не обосновав нежелание обращаться к экспертам. Тем не менее редакция провела комиссионную лингвистическую экспертизу, которая установила, что критическая статья о зампредседателя Арбитражного суда РБ «не содержит каких-либо инвективных, потенциально оскорбительных для Р. Х. Гилязутдиновой оценочных суждений, выраженных с использованием языковых средств (слов и словосочетаний, фраз), могущих унизить ее честь, достоинство и деловую репутацию». Однако районный суд предпочел не заметить заключения высококвалифицированных специалистов. Любопытно, что каждый из принимавших участие в процессе судей экспертизу внимательно читал и даже использовал понравившиеся научные фразы профессоров филологии в своих решениях, но на выводы экспертов ни разу не сослался.

 

4 июля 2008 года отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ начал проверку по требованию Розы Гилязутдиновой возбудить уголовное дело против журналистов по ч. 2 ст. 129 Уголовного кодекса РФ «Клевета» и по ч. 2 ст. 130 Уголовного кодекса РФ «Оскорбление».

 

8 июля 2008 года в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием состава преступления, так как, по мнению следователей отдела по особо важным делам СУ СК при прокуратуре РФ по РБ, факты, изложенные в спорной статье, подтвердились.

 

23 июля 2008 года суд первой инстанции частично удовлетворяет ходатайство журналистов об истребовании доказательств по делу: тех документов, после ознакомления с которыми Совет судей потребовал от ВККС лишить г-жу Гилязутдинову полномочий. Роза Гилязутдинова спешит пожаловаться знакомым коллегам, требуя запретить районному суду «собирать на нее компромат».

На следующий день дело по звонку истребуется Верховным судом РБ. За ним лично приезжает судья ВС РБ Гузель Усманова.

 

30 июля 2008 года, в рекордные сроки, Верховный суд Республики Башкортостан своим определением выносит дело, не рассмотренное по существу судом первой инстанции, в порядке надзора на заседание Президиума. По словам юристов, это единственный прецедент в российских судах, когда озвученное устно протокольное определение суда в спешном порядке попадает на рассмотрение в Президиум ВС РБ. Эта высшая инстанция не всякие окончательные решения районных судов рассматривает, отказывая адвокатам в вынесении дела на заседание.   

 

20 августа 2008 года по жалобе Розы Гилязутдиновой Президиум Верховного суда РБ запретил журналистам истребовать доказательства по делу, компрометирующие истицу,

тем самым фактически дав разрешение на цензуру в СМИ в отношении судей. И судья-истица Гилязутдинова, и весь Президиум Верховного суда Башкирии в полном составе признают существование компрометирующих материалов, но почему-то не хотят, чтобы эти документы попали в руки прессы.

Коллегия Верховного синедриона под председательством руководителя ВС Башкирии Михаила Тарасенко, запретив репортерам истребовать доказательства, подтверждающие ненадлежащее исполнение судьей своих обязанностей, создала серьезный прецедент. Теперь любая критика судебной власти может повлечь печальные последствия не только для сотрудников СМИ, но и обычных граждан, которых защищать от судебного произвола возьмется пресса. Даже ссылка на грубость судьи во время процесса может обернуться для изданий взысканием многомиллионных сумм морального вреда, ведь доказать свою правоту журналисты не смогут, так как им теперь запрещено затребовать даже протоколы судебных заседаний.     

Как рассказал заслуживающий доверия источник в одном из районных судов Уфы, в этой ситуации «Тарасенко просто подставили», и он, будучи председателем Верховного суда, мог предотвратить появление неправосудного постановления, но не сумел.

По словам информированного источника, председатель Верховного суда Башкирии узнал о жалобе г-жи Гилязутдиновой лишь в момент ее рассмотрения и при вынесении решения голосовал против. Не согласился с жалобой коллеги и Мухамет Иткулов. Зато полностью поддержали судью Гилязутдинову Нина Кондрашова, Махмут Мустаев, Борис Медведев. Так что свободу слова в республике «задушили» тремя голосами против двух.

 

7 октября 2008 года судью суда первой инстанции Розалию Гафурову, удовлетворившую ходатайство об истребовании доказательств, коллеги примерно наказали, заменив на заместителя председателя Октябрьского суда Уфы Гульнур Файзрахманову. Новая судья, усвоив урок, отказывает журналистам даже в вызове свидетелей.

 

9 октября 2008 года Октябрьский суд Уфы принял решение, в котором частично удовлетворил требования Гилязутдиновой, якобы исследовав доказательства, негативно характеризующие профессиональную деятельность Розы Гилязутдиновой. После того как надлежащим образом заверенные бумаги были приобщены к делу, судье понадобилось всего лишь 20 минут, чтобы вынести решение. Вердикт был таков: сумма морального вреда снижена с 10 млн до 10 тыс. рублей. Суд обязал газету опубликовать опровержение практически всей статьи и принести публичные извинения истице на газетных страницах. Решение, по мнению районных судей, компромиссное: они надеются, что снижение суммы морального вреда в тысячу раз успокоит журналистов, и г-жа Гилязутдинова получит опровержение с извинениями, так необходимое ей для очистки биографии от позорного прецедента. Однако судьям, болеющим за цеховую солидарность, невдомек, что для работников прессы свобода слова важнее денег, и в данном случае доказать свою правоту для журналистов – дело принципа.

 

2 декабря 2008 года Кассационная коллегия ВС РБ дала по рукам и собственному профессиональному сообществу. Совет судей, состоящий из 12 уважаемых служителей Фемиды,  намеревался доказать, что профессиональная деятельность г-жи Гилязутдиновой нарушает Кодекс судейской этики. Коллегия по гражданским делам Верховного суда Башкирии признала незаконным направление запросов Советом судей РБ в различные структуры для проверки материалов, компрометирующих высокопоставленную истицу. Интересно, что Роза Гилязутдинова не оспаривала достоверность сведений, полученных Советом судей, но потребовала признать запросы, сделанные коллегами, «незаконными». По мнению высокопоставленной служительницы Фемиды, она защищена от ненужных запросов статусом неприкосновенности судьи. С г-жой Гилязутдиновой согласилась коллегия по гражданским делам Верховного суда РБ, вероятно, опасаясь, что в следующий раз профессиональное сообщество может пристально исследовать их биографии, и запретила Совету судей РБ затребовать документы на своих коллег. То есть башкирская судейская корпорация сначала поспешила заткнуть рты журналистам, а потом «всыпала» членам собственного профессионального сообщества. Руководитель башкирского Совета Судей Мизгат Риянов, после того как г-жа Гилязутдинова вышла победительницей против возглавляемой им общественной организации, скончался, вероятно, не выдержав прессинга высокопоставленной истицы.

 

3 февраля 2009 года суд кассационной инстанции ожидаемо оставляет решение суда первой инстанции в силе, исключив из него обязанность журналистов принести извинения истице. Тройка верховных башкирских судей – Дамир Хайрутдинов, Булат Масагутов, Фанис Нурисламов даже не посчитала нужным выслушать ответчиков, заранее решив, что правда на стороне коллеги по цеху. Заметим, служительница Фемиды не спешила качественно вершить правосудие, доказывая, что она по праву занимает судейское кресло. Нет, свою репутацию она торопилась восстановить и «закрепить» решениями своих коллег, кстати, тоже, на наш взгляд, неправовыми, втянув в кухонную склоку все судейское сообщество республики.

 

ЗАКОНОМЕРНОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

На судебные решения была подана надзорная жалоба в Верховный суд РБ, и башкирские судьи сделали все, чтобы дело не ушло выше, сначала в Президиум, а затем в Верховный суд России.

Жалобу журналистам вернули по надуманным основаниям: судья Верховного суда РБ Ралиф Исламов указал, что не имеет возможности ознакомиться с судебным решением, так как страница 4 не является продолжением страницы 3. При этом оказалось, что работники Октябрьского суда, выдавая решение, перевернули один лист. За время, пока судейские искали предлог для отказа в надзорной жалобе, истекли сроки ее подачи.

Редакция обратилась в Октябрьский районный суд с заявлением о восстановлении срока, ведь его истечение произошло по вине работников суда, неправильно подшивших судебное решение.

14 октября 2009 года Октябрьский районный суд восстановил срок для подачи надзорной жалобы.

Однако 19 ноября 2009 года судебная коллегия по гражданским делам ВС РБ в составе судей Анисы Ялалитдиновой, Алии Габитовой и Танзили Киньягуловой указанное решение необоснованно отменила, производство по делу прекратила. Тем самым журналистов лишили возможности отстаивать свои права в любых судах общей юрисдикции Российской Федерации.

 

САМА СУДИК Я СУДИЛА

 

Редакция газеты «Час пик», подробно освещавшая публичную деятельность зампредседателя Арбитражного суда РБ, в среду, 10 марта 2010 года, опубликовала опровержение, установленное Октябрьским судом Уфы. Напомним, райсуд вынес решение практически полностью опровергнуть критическую статью, посвященную г-же Гилязутдиновой, в том числе и признать «порочащими и не соответствующими действительности» такие фразы: «От осинки не родятся апельсинки» и «дамочка состоит в кровном родстве с Фэзелем и Асляхом Гилязутдиновыми».

Мы размещаем комментарий редакции к опубликованному опровержению.

 

Указать на место расходившейся служительнице Фемиды может только Европейский суд

 

Суд считается высшей властью в нашей стране и решения Фемиды требуется исполнять немедленно. В частности, по требованию судебных приставов мы обязаны опубликовать опровержение, вынесенное по решению Октябрьского суда Уфы, чтобы обелить г-жу Гилязутдинову, активно собирающую во всех ведомствах «доказательства» чистоты своей репутации. Опровержение газеты также подошьется к документам, доказывающим, что если и были в биографии судьи нелицеприятные публикации, то все они – не соответствовали действительности. 

Между тем, как мы уже сообщали, иск нашего издания о нарушении башкирской судебной властью сразу двух основных демократических постулатов - о свободе выражения мнений и о справедливом судебном разбирательстве - приняли в Страсбургском суде. В случае, если, рассмотрев наш иск, европейские судьи решат, что редакция действительно пострадала от произвола судейского корпуса Башкирии, а газета к этому моменту уже опубликует опровержение, то наши права окажутся существенно нарушены.

Однако отдуваться за нарушение Европейской конвенции о правах человека будет уже не лично Роза Гилязутдинова, активно нажимавшая на все корпоративные кнопки для получения желаемого результата своей «непорочности», а вся страна, допустившая презрение демократических норм. В европейском суде по правам человека виновной признают Россию, где судьям дают настолько неограниченные полномочия, что они вопреки Конституции страны вводят цензуру на освещение своей профессиональной деятельности.

Редакция исчерпала все возможности доказать свою правоту в российских судах. Да и если издание не пойдет на публикацию опровержения, то г-жа Гилязутдинова обратится за исполнением этого требования в Арбитражный суд, где до сих пор властвует безраздельно. Как вы думаете, какой исход дела нас ждет?  

- Почему же не подождать с публикацией опровержения до тех пор, пока тяжба между журналистами и судьей не разрешится в Страсбурге? – спросит наш читатель.

Мы живем в России и признаем главенство российских законов, а это значит, что не можем себе позволить не исполнять решения суда. Мы публикуем без изменений текст опровержения, вынесенного по решению Октябрьского суда Уфы, хотя продолжаем утверждать, что каждое слово в нашей публикации – правда. 

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

 

«Решение суда об опровержении очевидных фактов грубо нарушает права журналистов на свободу мнения»

 

- Журналисты считают, что должность судьи – венец карьеры юриста, что судьями должны работать честные и беспристрастные люди, что персоналии, запятнавшие высокое звание судьи, должны быть лишены полномочий. И репортеры имеют право так считать, - уверен почетный адвокат России, член межреспубликанской коллегии адвокатов Москвы Алексей Зеликман. - На взгляд журналистов, истица и суды, так или иначе рассматривавшее дело, ошибочно сделали вывод о том, что в силу требований Закона Российской Федерации «О статусе судей» неприкосновенность судей не позволяет кому-либо, в том числе и газетчикам, критиковать их.

По словам г-на Зеликмана, то, что журналисты расценивают это как введение цензуры в отношении судебной власти, - совершенно справедливо. Ведь Конституция Российской Федерации запрещает цензуру.

- Европейский суд по правам человека в постановлении от 8 июля 1986 года подчеркнул, что «следует проводить четкое различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов можно продемонстрировать, тогда как справедливость оценочных суждений доказать нельзя». Между тем, Октябрьский суд Уфы заставил газету опровергать именно оценочные суждения, то есть наказал журналистов за выполнение должностных обязанностей.

В постановлении Европейского суда от 24 февраля 1997 г. говорится: «Пресса играет важнейшую роль в демократическом обществе. Долг журналистов состоит в том, чтобы сообщать - любым способом, который не противоречит обязанностям и ответственности работников СМИ, - информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес, включая и те, которые относятся к функционированию судебных органов».

Алексей Зеликман уверен, что, заставляя авторов публиковать опровержение очевидных фактов, суд «грубо нарушил право на свободу мнения, возможность средств массовой информации доводить до сведения читателей нарушения, допускаемые лицами, вершащими правосудие».

 

«Неприкосновенность судьи не может быть личной привилегией»

 

- Средства массовой информации обладают особым статусом в формировании общественного мнения о деятельности судов, судей и органов судейского сообщества, - комментирует ситуацию правовой эксперт Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России Мавлюда Холматова. - Постановление Совета судей РФ от 26 декабря 2002 года «О практике работы по разрешению конфликтных ситуаций между судебными органами и средствами массовой информации, связанных с защитой чести и достоинства судей» указывает на то, что «принцип неприкосновенности судей гарантирует защиту от вмешательства СМИ в процесс осуществления правосудия, вовлечения судей в конфликтные ситуации в целях оказания давления и принятия незаконных или необоснованных решений».

По мнению эксперта, принцип неприкосновенности личности судьи действует в интересах правосудия и не может быть личной привилегией судьи.

- В соответствии с Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 7 марта 1996 г. о проверке конституционности п. 3 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" «неприкосновенность личности судьи является не личной привилегией гражданина, а средством защиты публичных интересов, и, прежде всего, интересов правосудия», – считает г-жа Холматова. - В данной ситуации информация о причинах привлечения Розы Гилязутдиновой к ответственности не могла повлиять на ход отправления правосудия и не преследовала цель ущемить интересы правосудия. Однако для формирования общественного мнения по вопросам справедливого судопроизводства и ответственности судей имела большое значение.

 

ТОРЖЕСТВО ЛЕВОСУДИЯ

Каста неприкасаемых умеет защищать себе подобных

 

- Российские судьи однозначно нарушили права журналистов на выражение своего мнения, - говорят европейские эксперты. – В случае, если журналисты рассказывают о деятельности публичной личности, а отправительница правосудия однозначно является человеком публичным, и выражают свою точку зрения на происходящее, не используя бранных слов – это является отражением их профессиональной деятельности. Суд в этом случае обязан учитывать, что журналистам Европейской конвенцией по правам человека даны такие гарантии – доносить свою точку зрения до общества, пусть даже и очень эмоционально. И судить за выражение своего мнения нельзя: высказывание суждений неподсудно.

 

С легким правом!

 

Возможно, башкирские судьи не знакомы не только с европейскими нормами, защищающими свободу слова, но и с 29-й статьей российской Конституции, также гарантирующей своим гражданам свободу выражения мнений и запрещающей цензуру.

То есть, по мнению европейских экспертов, редакция вовсе и не обязана была распинаться перед г-жой Гилязутдиновой и ссылаться на документы, подтверждающие каждое слово в нашей публикации.  

Но как бы там ни было, суду предоставлены все бумаги, из которых, например, следует, что братья г-жи Гилязутдиновой действительно имели неприятности с законом.

Так, согласно справке МВД по РБ, «министерство внутренних дел РБ располагает сведениями компрометирующего характера в отношении Гилязутдинова Фэзеля Хусаиновича, 28 июня 1957 года рождения, уроженца города Уфа Республики Башкортостан, зарегистрированного по адресу: РБ, Уфа, ул. Вологодская, д. 146, кв. 26. Калининским РУВД Уфы 21.08.1994г. был оформлен протокол по статье 15-144 ч.1 УК РСФСР по факту покушения на кражу продукции с территории базы «Башкиррыба» на сумму 25150 рублей. 1.12.1994 г. Калининским районным судом Уфы Гилязутдинов Ф.Х. привлечен к административной ответственности – к штрафу в сумме 80 тысяч рублей в доход государства. Привлекался к административной ответственности 09.07.2005 г. по статье 20.21 КоАП Орджоникидзевским РУВД к штрафу в сумме 500 рублей».

Также Министерство внутренних дел по РБ указывает на недостойное поведение и «Гилязутдинова Асляха Хусаиновича, 1954 года рождения, уроженца деревни Старобаишево Дюртюлинского района Республики Башкортостан, зарегистрированного по адресу: РБ, Уфа, ул. Черниковская, д. 75 дробь 3, кв. 41.

Орджоникидзевским РУВД Уфы 27.10.1992 был зарегистрирован факт совершения хулиганских действий Гилязутдиновым А.Х. по статье 206 части 1 УК РСФСР в отношении гр. Афтаховой Н.Н. 28.12.1992 было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 10 УПК РСФСР – с применением мер общественного воздействия». Это значит, что братья высокопоставленной судьи по советским законам совершили уголовное преступление, но были освобождены на поруки, - такая мера общественного воздействия практиковалась в стране советов. И естественно, отсутствие у них судимости не означает, что родственники г-жи Гилязутдиновой не «попадали в криминальные передряги». Чего стоит кража продукции с территории «Башкиррыбы» или избиение одним из братьев жены!

Как следует из документов, которыми судьи также располагали, отправительница правосудия утаила эти сведения при приеме на работу на должность судьи, иначе в рекомендации на должность служительницы Фемиды ей бы было отказано.

Любопытно, что уголовные дела братьев Фэзеля и Асляха Гилязутдиновых исчезли из архива Калининского суда Уфы, и последняя отметка о движении документов в журнале регистрации почти десятилетней давности значится: «Истребованы Арбитражным судом РБ, обратно не представлены».

Мы не можем утверждать, что эти дела получила в руки именно высокопоставленная сестрица проштрафившихся родственников, но здравый смысл подсказывает, что следует искать «кому выгодно». Радеющая за свое кресло родственница, наверное, не подумала, что «следы» накуролесивших братьев остались в других силовых ведомствах.    

Многие документы, представленные в суд, буквально дословно подтверждают нашу публикацию, но почему-то эти бумаги оказались незамеченными служителями Фемиды. Как следует из протокола заседания президиума АС РБ от 24 июля 2007 года, Роза Гилязутдинова весьма странно общается со своими коллегами.

Только одна цитата из этого документа: «Каждый раз вы мне рот затыкаете, надоели уже!» - любому скажет об уровне интеллекта высокопоставленной истицы.

 

Апельсиново-осиновая нереальность

 

Но особую грусть вызывает даже не то, что судьи заставили газету опровергнуть факты, подтвержденные документами. Гораздо обиднее от осознания непрофессионализма нашего судейского корпуса, откровенно не понимающего, чем отличаются недостоверные сведения от языковых оборотов и констатации событий и действий, и настаивающего, например, на том, что у г-жи Гилязутдиновой нет братьев, ведь слова о «кровном родстве», как написано в решении суда – «не соответствуют действительности».

Между тем, в суд была представлена справка, выданная управлением записи актов гражданского состояния Минюста РБ, где в актах рождения за № 4333 от 02.08.1957 и № 36 от 02.05.1954 у братьев Гилязутдиновых записаны те же родители, что и у выбившейся в люди сестры. То есть одним росчерком пера желающие потрафить высокопоставленной истице судьи лишили ее семейных уз. Впрочем, г-же Гилязутдиновой теперь только на руку «юридическая смерть» родственников, закрепленная Октябрьским судом Уфы: она и раньше, ни в 1993-м при заполнении анкеты, содержащей автобиографические данные, ни в 2005-м при заполнении документов на должность зампредседателя Арбитражного суда РБ, о наличии родных братьев не сообщала. Отсутствуют эти данные и в личном деле судьи. Так что здесь некомпетентные судьи только помогли дамочке забыть о так мешающих развитию ее карьеры родственниках.  

А чего стоит желание башкирских судей опровергнуть поговорку «От осинки не родятся апельсинки»! Если верить судебному решению, где черным по белому написано, что эта пословица не соответствует действительности, значит, вопреки законам природы и по желанию башкирских отправителей правосудия лиственное дерево осина вовсю плодоносит цитрусовыми?

Опровержение физиологического действия, как г-жа Гилязутдинова «брызгала слюной», тоже за гранью здравого смысла. Служители Фемиды так уверены, что у их коллеги нет во рту слюнных желез? Или что слюна не брызжет, а бьет фонтаном? Или правда заключается в том, что рот дамы наполняется не слюной, а некой ядовитой субстанцией, присущей земноводным?

Впрочем, юрист Елена Мухаметлатыпова утверждает, что судья действительно не выбирает выражений. По словам дамы, как только она указала г-же Гилязутдиновой на юридическую ошибку, та начала кричать: «Вон из суда, чтобы духу здесь вашего не было! Пошла вон!»

Интересно, что судьи, вопреки логике, потребовали опровергнуть и прямую речь, сказанную конкретным человеком, где газета выступила лишь бесстрастным ретранслятором чужого рассказа. Кстати, г-жа Мухаметлатыпова готова была воспроизвести эти слова и на судебном процессе, да только ей такой возможности не дали, отказав редакции в вызове свидетелей. 

И непонятно, что в пересказе юриста о споре с грозной судьей не соответствует действительности? Может, судьи имели в виду, что юриста Мухаметлатыповой, в отличие от плодоносящей апельсинами осины, не существует в природе? А может, захотели доказать, что в роковой момент г-жа Гилязутдинова вовсе не изгоняла адвоката из суда, а напротив, добрым голосом и ласковыми словами предложила быть частым гостем храма Фемиды?

Любопытно, что г-жа Гилязутдинова во время судебного процесса отказалась от части своих требований. В частности, высокопоставленная истица исключила из иска несколько абзацев, подробно рассказывающих о том, что г-жа Гилязутдинова «имеет крайне низкую профессиональную подготовку, а потому грубо нарушает нормы арбитражного процессуального законодательства». Надо полагать, что в профессиональной оценке деятельности судьи Гилязутдиновой газета не ошиблась?

Не стала судья опротестовывать и следующий рассказ: «Впрочем, это не единственное дело, где г-жа Гилязутдинова откровенно пренебрегала законодательством. Грубейшие ошибки судопроизводства и нарушения процессуального права, намеренные или случайные, «работали» в пользу сразу нескольких предпринимателей, стремившихся или затянуть дело, или наложить аресты на лакомые кусочки чужой собственности».

Значит, дама в мантии побоялась требовать опровержения очевидных для своих коллег проступков? И то, что она законодательством откровенно пренебрегает – действительности соответствует? Неужели правда, что она совершает намеренные и грубейшие ошибки судопроизводства, потворствуя предпринимателям, пришедшим в Арбитражный суд за решением экономических споров? И утверждение, что зампредседателя АС РБ участвует в затягивании дел и накладывает аресты на лакомые кусочки чужой собственности, получается, тоже соответствует истине?     

Судить судей не позволено никому, кроме своих коллег. Таковы преференции, которыми судейская корпорация активно пользуется, вообразив себя особой кастой, которой позволено все. При этом судьи почему-то забывают, что судейскому корпусу даны неограниченные полномочия, чтобы общество было уверено в неукоснительной защите своих прав. А вовсе не для того, чтобы судьи, творя неправые дела, могли легко прятаться от жителей страны, гарантирующей своим гражданам право на справедливое судебное разбирательство. 

Требуя от журналистов опровержения достоверных сведений, г-жа Гилязутдинова ссылалась на  Федеральный закон «О статусе судей», якобы запрещающий публиковать какие-либо сообщения, касающиеся служителей Фемиды. Даму в мантии поддержали коллеги, также считающие, что законодательство надежно закрывает их от любопытства прессы. Между тем, закон «О статусе судей» ни прямо, ни косвенно не запрещает критиковать судебную власть. В документе есть новелла, защищающая интересы служителей Фемиды, в частности, эта норма запрещает перлюстрировать личную почту работников правосудия, досматривать их машины, багаж, служебные и жилые помещения, прослушивать телефонные переговоры и расписывает особый порядок привлечения судьи к уголовной ответственности. 

Служители же Фемиды трактуют неприкосновенность судей слишком широко, уверяя, что никто не вправе затребовать документы, касающиеся их профессиональной деятельности, и заявляя, что на любые публикации, освещающие работу судей, вопреки Конституции РФ должны быть наложены ограничения, так как их личности неприкосновенны.

Впрочем, отправители правосудия будут вольно трактовать закон до тех пор, пока этот спор не разрешит Конституционный суд России. В ближайшее время редакция намерена направить обращение в КС РФ на соответствие этого противоречия Основному закону страны.  

Судный день

 

Между тем, нам бы хотелось подробнее остановиться на профессиональной деятельности г-жи Гилязутдиновой, которая считает, что она нисколько «не умаляет авторитет судебной власти» - редакция располагает документами, из которых следует обратное.

Например, за заявление, которое отражено в протоколе оперативного совещания АС РБ от 16 марта 2008 года, коллеги должны были сами подать в суд на г-жу Гилязутдинову: она обвиняет двух уважаемых служителей Фемиды в том, что «они берут себе заказные дела».

На вопрос председателя, что понимает Роза Хусаиновна под заказными делами, его заместительша объясняет, что это – «сторублевые» дела. На каком сленге изъясняется г-жа Гилязутдинова – непонятно, но легко можно догадаться, что эта дама умеет считать деньги, которые приносит ее профессиональная деятельность.

Она легко отказывается от дел, которые кажутся высокопоставленной служительнице Фемиды неинтересными. Как следует из документов, одни тяжбы г-жа Гилязутдинова самовольно игнорирует, срывая начало процесса, а другие, напротив, почему-то не передает другим судьям даже после того, как принято решение об ее отводе.

Зампредседателя АС РБ, похоже, хорошо освоила и филигранное искусство затягивания рассмотрения дел. Ведь это мастерство для экономических споров имеет решающее значение: пока бумаги пылятся на полке у судьи, собственники имеют время для маневра. Так, повезло с судьей племенному хозяйству «Башкирское», судившемуся с налоговой инспекцией Уфимского района, требовавшей доначислить налог на добавленную стоимость за несколько лет. Судья Гилязутдинова приостановила дело, посчитав, что для разрешения спора необходима бухгалтерская экспертиза, но определение о ее проведении вынести «забыла». В результате сельское предприятие получило почти годовую передышку, хотя экспертиза так и не была проведена. Более того, в момент приостановления дела судья умудрилась запретить фискалам взыскивать с «Башкирского» недоплаченные деньги в принудительном порядке. Позже оказалось, что заявление о необходимости обеспечительных мер написал человек, не имевший полномочий выступать от имени сельского предприятия.

Не менее странно выступила г-жа Гилязутдинова, разрешая спор налоговой инспекции и фирмы «Арка». Здесь ей также понадобилась бухгалтерская экспертиза для того, чтобы положить дело под сукно больше чем на год. Проведение же экспертизы судья поручила… самой фирме «Арка», хотя научное заключение возможно только судебными экспертами. Между тем, вот странность, закон не требует в случае проведения экспертизы приостановки судебного разбирательства.

У г-жи Гилязутдиновой, как у большого профессионала, есть масса других способов затянуть производства – например, уходя в очередной отпуск в феврале 2008 года, дама сама себе назначила на каждый день отдыха рассмотрение 11 дел, в том числе и те, которые тянулись уже три года. Понятно, что эти процессы не состоялись.     

А вот дело фирмы «Стройинструмент», затеявшей тяжбу с фискалами, г-жа Гилязутдинова приостанавливала по собственной инициативе без всяких причин четыре раза и еще 10 раз откладывала разбирательство, затянув рассмотрение иска на четыре года!

Очень повезло и фирме «Гранит», судившейся с территориальным агентством по недропользованию РБ: процесс откладывался шесть раз, а производство по делу приостанавливалось, затянувшись на два года. Зато когда спустя год к «Граниту» появились претензии у прокуратуры, г-жа Гилязутдинова отказалась принять дело к своему рассмотрению, нарушив нормы процессуального законодательства. 

Неудивительно, что апелляционная инстанция не раз отменяла вынесенные г-жой Гилязутдиновой решения. Например, судья потрафила «Туймазинскому опытному лесхозу», признав недействительными требования налоговиков, а Восемнадцатый апелляционный суд установил, что служительница Фемиды грубо нарушила закон, вынеся решение в пользу неплательщика «не рассмотрев дела по существу, не исследовав доказательств, не проведя судебных прений».

Также одним росчерком пера г-жа Гилязутдинова запретила фискалам из ИМНС Орджоникидзевского района Уфы взыскать недоплаченные налоги с фирмы «Петробаш», хотя мытарям такое право дает Налоговый кодекс РФ. И лишь в апелляционной инстанции районная налоговая инспекция добилась справедливости: незаконное решение судьи было отменено. Также только в апелляции фискалы добились наложения штрафных санкций на «Туймазинский мясокомбинат» - судья Гилязутдинова почему-то проигнорировала заявление налоговой инспекции.  

Между тем, в других регионах подобные факты грубого и неоднократного нарушения норм материального и процессуального права считались достаточными для прекращения полномочий многих судей. 

Кстати, это только свежие случаи недобросовестного отношения судьи Гилязутдиновой к своим обязанностям. А Октябрьский райсуд Уфы имел возможность ознакомиться и с предыдущими «шалостями» высокопоставленной судьи. 

Например, еще в 2008 году президиум АС РБ констатировал, что в производстве г-жи Гилязутдиновой находятся дела № А07-36150/05-А-ГРХ и А07-45943/05-А-ГРХ с 2005(!) года. Такой волокитой не могут похвастаться даже в гражданских судах, и это нарушение – грубейшее, которое только может допустить судья при отправлении правосудия. Экс-зампредседателя комитета по обороне Госдумы Михаил Мусатов в своей жалобе председателю Высшего арбитражного суда РФ Антону Иванову уже по другому делу, которое рассматривала г-жа Гилязутдинова, отмечает: «Производство по делу приостановлено, заявление об обеспечении иска не рассмотрено, само дело находится в сейфе у судьи, что препятствует возможности истцу ознакомиться с материалами и обжаловать незаконные решения».

Есть среди документов и протокол предварительного судебного заседания, из которого следует, что Роза Гилязутдинова не только вынесла вердикт, не удаляясь в совещательную комнату, но и не заслушала стороны, не выслушала представленных ходатайств, не отметила время начала и окончания процесса. А потом огласила решение, которое было отменено апелляционной инстанцией как незаконное и нанесшее материальный вред ответчику.

Пострадала от действий весьма своеобразно понимающей законы судьи госкорпорация «Объединенные финансы». Дама по своей инициативе ограничила предмет иска, хотя истец никаких ходатайств не заявлял. Директор в жалобе на г-жу Гилязутдинову в Высший арбитражный суд РФ сообщает, что «чрезвычайные» действия г-жи Гилязутдиновой «дискредитируют систему арбитражных судов, а подобная волокита рассмотрения споров подрывает принцип законности, лишает нас уверенности в справедливом и объективном рассмотрении дела».     

 

Мантия величия

 

Не спешит высокопоставленная дама соблюдать и этические нормы, предписанные служителям правосудия. Как бы г-жа Гилязутдинова ни мечтала опровергнуть суждение, что от ее скверного характера страдают как сотрудники аппарата храма Фемиды, так и другие судьи, желание Розы Хусаиновны любыми средствами «отмыть» свою биографию лишний раз доказывает, что нрав у нее далеко не ангельский.

Впрочем, существует масса документов, доказывающих, что высокопоставленная судья весьма своеобразно понимает законы.

Так, желая насолить одной из коллег, зампредседателя устроила личный прием, где секретарем посадила… преданную нашей героине федеральную судью. А потом вызвала знакомого предпринимателя и прямо при участнике процесса принялась честить ненавистную ей отправительницу правосудия. Бедный коммерсант так и не понял, что происходит, когда при нем вдруг начали склонять служительницу Фемиды. Роза Гилязутдинова объяснила провинившейся, что недовольный судебным процессом бизнесмен накатал на нее жалобу. Однако позже мужчина пояснил, что никаких кляуз не писал, да и в канцелярии поступивших от него бумаг не регистрировали. Но предприниматель признался, что неоднократно обсуждал с заместительшей председателя АС РБ возможности изменить судебное решение и обжалования действий той или иной судьи.

Не простила г-жа Гилязутдинова и трех судей, посмевших выдвинуть свои кандидатуры на вакантную должность заместителя председателя АС РБ. Роза Хусаиновна засомневалась в статистических отчетах по соблюдению претендентами сроков рассмотрения судебных актов. При этом, устроив незапланированные проверки, высокопоставленная судья сослалась на распоряжение вышестоящих коллег из Высшего арбитражного суда России, но, как выяснилось позже, никаких резолюций из ВАС РФ не приходило. А судьи, подвергшиеся унизительным ревизиям, так и не узнали их результатов.

На «несдержанность и эмоциональность» судьи жалуются и участники процессов. Юристы фирмы «Налоговое право» утверждают, например, что судья Гилязутдинова «беспричинно негативно относится к представителям сторон, позволяя себе оскорбительные и клеветнические высказывания». 

Уставшие от «нервозной и напряженной обстановки», судьи АС РБ в ноябре 2008 года написали коллективное письмо главе государства Дмитрию Медведеву с просьбой «обратить внимание на недопустимые нарушения закона и положений кодекса судейской этики со стороны Гилязутдиновой Р.Х.». Однако эту реляцию администрация российского президента переправила в вышестоящий суд, где предпочли не заметить крика о помощи. 

Недаром же г-жа Гилязутдинова, по словам многих работников башкирского экономического суда, не раз хвасталась перед коллегами: «Можете писать сколько угодно жалоб, мне ничего не будет, наверху меня поддерживают». 

Властная зампредседателя, наверное, уверилась, что ей позволено больше, чем другим. Например, Роза Хусаиновна поправила здоровье в санатории «Красноусольск» за счет федерального бюджета, значительно превысив лимит выделенных на лечение судей средств. По закону дама обязана была вернуть перерасход казне, но что закон женщине в законе!

С приходом нового председателя АС РБ Игоря Арсенова в декабре 2008 года ничего не изменилось. Судьи по-прежнему стонут от оригинального поведения заместительницы, которая не только легко раздает угрозы «уволить» и «уничтожить» потенциально не согласных с ее неограниченной властью, но и воплощает свои замыслы в жизнь. Благодаря длинной руке г-жи Гилязутдиновой уже лишились полномочий несколько судей, не пришедшихся ко двору «королевы» в мантии. Эти отправители правосудия получили от замши такие нелестные характеристики, что их карьера сломана навсегда.  Причем одну из несговорчивых судей затравили, несмотря на беременность. А по словам башкирской правозащитницы Валентины Шутовой, Роза Гилязутдинова умеет и миловать. Например, она отозвала представления о привлечении к дисциплинарной ответственности арбитражной судьи, с которой имела «личную симпатию и дружеские отношения».

- Неограниченная власть заместителя председателя АС РБ породила реплики о безнаказанности служителей Фемиды, что, безусловно, не могло не сказаться на умалении авторитета судебной власти, - утверждает Валентина Шутова.

Стоит ли объяснять, что нездоровая морально-психологическая обстановка, созданная известной дамой в Арбитражном суде РБ, вряд ли положительно влияет на отправление правосудия? А ведь справедливое судебное разбирательство гарантировано всем гражданам нашей страны, независимо от того, какими склоками и кухонными разборками занято судейское сообщество. 

Редакция газеты «Час пик».    

 

Только факты. Действительно ли башкирские служители Фемиды держат высокую марку?

 

Кодекс судейской этики предполагает, что судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при отправлении правосудия. Кроме того, судья должен быть безупречным с точки зрения стороннего наблюдателя, обязан соблюдать этические нормы, не допускать проявлений некорректного поведения в вопросах судейской деятельности. Профессиональный кодекс также предписывает судье «быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства». Действительно ли судьи держат высокую марку? Мы публикуем лишь небольшие выдержки из служебных документов. 

 

***

Согласно служебной записке руководителя аппарата Арбитражного суда РБ Хисамутдинова Х.И. от 24.06.2005 г., со стороны Гилязутдиновой Р.Х. имели место высказывания о намерении сотрудников суда «сглазить ее и лишить жизни». Основанием для подобного рода утверждений послужила россыпь земли от грязной обуви посетителей возле ее служебного кабинета.

 

***

Согласно рапорту судебного пристава СО по ОУПДС ГУ ФССП РБ Рысаева Р.В., поданному на имя начальника своего отдела, 4 октября 2005 года со стороны Гилязутдиновой Р.Х. имели место оскорбления в адрес судебных приставов. В грубой, нетактичной форме, на повышенных тонах Гилязутдинова Р.Х. обвинила последних в превышении должностных полномочий и заявила о своей возможности привлечь прокуратуру для проверки их деятельности.

 

***

11 августа 2006 года в служебном кабинете Гилязутдиновой Р.Х. произошло возгорание, поставившее под угрозу жизнь и здоровье участников арбитражного процесса и безопасность судопроизводства. Как стало известно в ходе проверки, проведенной дознавателем отдела ГНП г. Уфы УГПН ГУ МЧС РФ по РБ, причиной возгорания послужило оплавление степлера, на который судья Гилязутдинова поставила зажженную свечу.

 

***

В ходе проверки жалобы генерального директора ОАО «Башинформсвязь» Гайсина С.М. установлено, что судья Гилязутдинова Р.Х., в нарушение установленных законом гарантий прав участников судебного процесса, допускает предвзятое отношение к участникам процесса, общаясь с представителями одной стороны в грубой форме и исключительно на повышенных тонах и, напротив, проявляя особое внимание к представителям другой стороны. 

 

***

Как следует из докладной записки от 09.07.2007 г. секретаря судебного заседания Кинзиной Т.А., судья Гилязутдинова Р.Х. в ее присутствии в грубой форме прокомментировала профессиональные качества судьи Чернышовой С.Л., заявив, что вынесенный ею судебный акт неверен и все равно будет отменен. (Закон не позволяет судьям публично подвергать сомнению постановления судов и критиковать профессиональные действия своих коллег, - ред.) Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда судебный акт судьи Чернышовой оставлен без изменения, в кассационном порядке не пересматривался.

 

***

Проявляя личную неприязнь и предвзятое отношение, Гилязутдинова Р.Х. заявила о неспособности помощника судьи Валишиной Л.Б. работать в должности помощника судьи. В ходе проверки нашло подтверждение то обстоятельство, что Гилязутдинова Р.Х. в нарушение морально-этических норм неоднократно допускала проявление некорректного поведения по отношению к Валишиной Л.Б., обвиняя ее в аморальном поведении и критикуя ее профессиональные способности. Неоднократно высказывала угрозы увольнением и созданием препятствий при устройстве на другую работу. Гилязутдинова Р.Х. сознательно оскорбляла Валишину Л.Б. для того, чтобы в присутствии сторонних лиц унизить ее честь и достоинство. Не имея объективных предпосылок, Гилязутдинова Р.Х. систематически требовала от Валишиной Л.Б. покинуть рабочее место, тем самым лишая ее условий, необходимых для исполнения должностных обязанностей помощника судьи.

 

***

5 мая 2008 года по каналу факсимильной связи в адрес председателя Арбитражного суда РБ было направлено письмо Высшего Арбитражного суда РФ исх. № УК-12/66 от 29.04.2008 г. за подписью начальника управления кадров и государственной службы Андреевой Н.И. с информацией об отклонении президентом РФ кандидатуры Данилова И.Б. на должность заместителя председателя АС РБ. Заместитель председателя АС РБ Гилязутдинова Р.Х., в нарушение всех инструкций, собственноручно получила факсограмму, не обеспечив надлежащую регистрацию, при том, что председатель суда находился на рабочем месте. Потом самостоятельно довела информацию до сведения Данилова И.Б., при этом сделав это в крайне нетактичной и некорректной форме.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter