Почему в столице Башкирии вновь заговорили о диоксиновой угрозе?

Почему в столице Башкирии вновь заговорили о диоксиновой угрозе?

Почему в столице Башкирии вновь заговорили о диоксиновой угрозе?

10 ноября 2010, 01:01
Политика
В минувшую субботу в столице Башкирии у Гостиного двора состоялось событие, подобного которым не было много лет – экологический пикет. Интересно, что митингующие провели несанкционированное действо, но молодежные и экологические объединения никто не разгонял. Уфимские пикетчики, всего около 50 человек, требовали сохранения Байкала, химкинского леса и защиты от якобы скопившихся на территории бывшего уфимского завода «Химпром» диоксиновых ядов. По предварительной договоренности все участники акции изготовили плакаты не из покупной бумаги, а использовали вторичное сырье.

Член Башкирской экологической дружины Анатолий Игнатьев пришел на пикет, чтобы выразить солидарность своим иркутским соратникам. Здесь за тысячи километров от озера Байкал, он добивается закрытия  целлюлозно-бумажного комбината.

- Нельзя чтобы каждый регион занимался только своими проблемами, - говорит Анатолий. - Мы все граждане одной страны, мы все граждане мира.

А вот студента Руслана Ахмадеева больше волновала проблема химкинского леса, который московские власти намереваются вырубить, чтобы открыть платную трассу Москва-Петербург.

- И не важно, что Москва далеко, - говорит Руслан. - Я не хочу, чтобы столица моего государства лишилась последних зеленых легких.

Так сложилось в нашей стране, что практически в каждом регионе есть тот или иной «химкинский лес». В Башкирии, пожалуй, это производства, угрожающие здоровью населения. 

По словам руководителя объединения «Зеленый Мир» Евгения Ульриха, жители Уфы еще с советских времен «ходят по диоксинам, ими дышат, пьют отравленную диоксинами воду и едят отравленную пищу».

- Непонятно, почему власти не бьют тревогу – возмущается Евгений.

Он утверждает, что на экологическом форуме, прошедшем в Уфе в октябре, ученые рассказали о проверке территории завода «Химпром». Специалисты взяли пробы почвы из 10 скважин на территории завода. Выяснилось, что диоксин по-прежнему присутствует в больших количествах на поверхности почвы — до 10 тысяч нанограмм на один килограмм. А вот нормативов по диоксинам в России нет. В то время как, в США допускается всего 100 нанограмм этого яда на один килограмм.

 - Анализы почв показали, что, несмотря на закрытие «Химпрома», проблема диоксиновой угрозы в Уфе до конца не решена, - говорит г-н Ульрих. - А ведь грунтовые воды в районе завода залегают на расстоянии 1-3 метров от поверхности, следовательно, существует угроза попадания в них яда.

Известно, что диоксины — название ряда токсичных химических соединений. Самый «убойный» из них в 67 тысяч раз ядовитее цианистого калия, которым в свое время пытались убить Распутина, и в 500 раз — стрихнина, известного, как крысиный яд. Также диоксин токсичнее боевого отравляющего вещества зарин в 26 раз.

- Но самое страшное, что эти соединения исключительно устойчивы, и попав в живой организм, практически не выводятся обратно, то есть накапливаются, - продолжает Евгений. - Получается, что мы носим в себе мину замедленного действия, заряд которой постоянно увеличивается.

А между тем под воздействием ядовитых веществ находится, по мнению ученых, сотни тысяч человек - жителей Уфы, Благовещенска, поселка Красный Яр и других населенных пунктов, расположенных по течению реки Белой ниже столицы Башкирии.

В конце 80-х и в начале 90-х годов виновниками экологических проблем считались союзные министерства, не выделявшие достаточно средств на реконструкцию производств. Сколько политиков сделало себе имя на этой теме! Сейчас нет союзного центра. Предприятия принадлежат, как принято говорить «большому бизнесу». Но и новые собственники тоже не торопятся решать экологические проблемы. У них свои доводы – производство станет не рентабельным, люди останутся без работы, а бюджет без налогов.

Несанкционированный пикет, появившийся у Гостиного двора в выходные, говорит о многом. Например, о том, что в Башкирии возрождается экологическое движение, наделавшее много шума в начале 90-х годов прошлого века (именно благодаря этим перестроечным митингам республика осталась без собственной атомной станции и испытывает существенный энергодефицит). И о том, что если люди выходят на улицы – значит, это кому-то нужно. Возможно, действительно Уфе грозит диоксиновая угроза, а может акция с участием молодежи – лишь способ привлечь внимание к новым политическим деятелям.  

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter