Елена Масюк: «На башкирском ТВ начались большие перемены»

Елена Масюк: «На башкирском ТВ начались большие перемены»

8 декабря 2010, 04:42
Политика
Важным событием для уфимских тележурналистов стал приезд в столицу Башкирии обладательницы пяти наград «ТЭФИ» Елены Масюк. Известного репортера уже не в первый раз приглашают на канал БСТ, где Елена делится опытом с уфимскими телевизионщиками. Она работала в программе «Взгляд», на телеканале НТВ, прославилась репортажами из районов боевых действий - Афганистана, Косово, Таджикистана, Чечни. Всего Елена сняла более тридцати фильмов-репортажей. В 97-м году она три месяца провела в чеченском плену. Поучиться у г-жи Масюк профессиональному мастерству почтет за честь любой тележурналист.

«Рустэм Хамитов – человек демократичный»

 

- Башкирским телевизионщикам я помогаю выстроить систему работы, а корреспондентам найти новые повороты в разработке тем, - рассказывает Елена. - Со времени моего первого приезда прошло полтора месяца, и сейчас я вижу, что произошли изменения. Молодым репортерам нужно осознать ремесло: я объясняла и на примерах демонстрировала, как это делается. Телевизионная журналистика – это практика, поэтому в теорию углубляться незачем. Ребята очень стараются: есть и понимание, и желание работать. И схватывают они все налету. Вижу, что на БСТ уже сейчас начались большие перемены. Главное, чтобы у нового руководства хватило сил довести начатое до конца и воплотить в жизнь все запланированное.

- Возглавив Башкирию, Рустэм Хамитов назвал информационное поле республики «стерильным». Значит, ситуация начала меняться?

- Самое главное, чтобы эта стерильность не вернулась. Ведь редкий начальник выдержит ежедневно смотреть по телевизору критику своей работы. Всем известны ситуации, когда начальники разного уровня, в том числе и губернаторы, терпят до поры до времени, а потом говорят  журналисту: «Ну, зачем это все сразу показывать? Приди ко мне, и мы все исправим». Вот такого не должно быть. Журналистика должна оставаться четвертой властью и параллельно работать с исполнительной и законодательной ветвями.

- Какое мнение вы составили о президенте республики после беседы с ним?

- Мне очень понравилось с ним общаться. Хотя чиновников я не люблю: они почти всегда скучны, закомплексованы, неинтересны, стерильны и всегда прячут истинное лицо под маской. А Рустэм Закиевич мне показался человеком открытым, демократичным и действительно желающим изменить республику. Есть известное выражение: «Начальника делает свита». Я надеюсь, что в данном случае поговорка не сработает.

- Согласовывать вопросы перед интервью приходилось?

- Ну что вы, нет, конечно! Никогда этого не делала и не собираюсь. Те интервью, которые выходят на нашем телевидении, это очень скучные работы. Журналисты боятся задавать острые и нужные вопросы, вот и остаются банальные. Действительно, есть пресс-службы чиновников, которые требуют вопросы, но это элементарное неуважение, в первую очередь, к своей работе. Чиновник живет на наши с вами налоги, поэтому обязан быть готовым ответить на любой вопрос, входящий в его компетенцию.

Просто чиновники всегда хотят слышать о себе только хорошее и не терпят критики. Понятно, от чего власть бесится. Телевидение полностью подцензурно, и люди думающие ушли во всемирную сеть, где и высказываются. А тем, кто живет «хлебом и колбасой», вполне достаточно первой и второй кнопки на пульте телевизора. К сожалению, в селах и отдаленных районах России интернета нет вовсе. И телевидение для местных жителей - единственный источник информации.

- Пять лет назад вы ушли с канала «Россия» в никуда. Сейчас делаете проекты для ТВ?

- Веду на канале Stream Russian Life собственную программу «Личность», куда приглашаю интересных мне людей. Правда, транслируется канал за границей.

 

«В России нет гражданского общества»

 

- Каким СМИ доверяете вы?

- Я смотрю новости на Рен-ТВ и итоговую программу Марианны Максимовской. Хотя  в последнее время значительно меньше в ней стало материалов острых и реально освещающих происходящее. К примеру, в Москве состоялся разрешенный митинг на Пушкинской площади против премьер-министра Путина. В субботу выходит ее программа. В другие времена с этого события и началась бы передача. Во-первых, риск минимальный, ведь митинг был разрешенный. А во-вторых, это на самом деле событие, ведь ничего подобного никогда не было. Но в ее программе, как и на других федеральных каналах, не было сказано ни слова. Как отсутствие профессионализма это расценивать точно нельзя.

- Это была цензура сверху или самоцензура?

- Наверное, цензура сверху. Хотя второй вариант тоже вполне вероятен. Когда журналисту каждый день капают на голову, он, в  конце концов, может подумать: «Зачем мне все это нужно? Все равно этот кусок вырежут». Так и появляется самоцензура.

- У всех на устах тема избиения журналиста Олега Кашина…

- Журналисты перестали быть людьми, которые влияют на власть, на происходящее в стране. На них, как и на общество, плюют. Поэтому и нет никакой защиты.

- А почему об этой проблеме так активно заговорили только сейчас, ведь до этого ситуация была не лучше?

- Я думаю, это некое послабление в обществе, которое дал Медведев. Стоит вспомнить хотя бы историю трехлетней давности с директором «Интерньюс» Мананой Асламазян. Она готовила молодых тележурналистов, ее же фактически выгнали из страны. Агрессия к журналистам была и три, и два года назад, но сейчас, едва пахнуло ветром перемен, едва дали открыть рот, все и заговорили. На этот раз даже два центральных канала говорят о Кашине.

- Как оцениваете ситуацию в стране?

- В России нет гражданского общества, мы фактически никого не выбираем: ни мэров, ни губернаторов. Вот и выходит, что контроля над властью нет, и она творит все, что хочет. К примеру, Лужков с Батуриной не проигрывали ни одного судебного процесса, пока Юрий Михайлович был мэром. А сейчас стал проигрывать процессы. Это говорит о том, что судебная и исполнительная власти никак не разделены. Еще пример. В любой цивилизованной стране ситуация с лесными пожарами обернулась бы увольнением ряда министров. Этим летом смертность в Москве увеличилась в два раза. Почему Шойгу до сих пор в своем кресле? В такой стране люди не могут почувствовать себя внутренне свободными. Вот Кашин чувствовал себя свободным, потому и получил.

- Такая неутешительная ситуация с положением журналиста в стране не пугает ваших студентов?

- В Гуманитарном институте телевидения и радио, где преподаю, стараюсь приучить ребят делать свою работу честно. Со студентами третьего курса мы недавно сделали ток-шоу о ситуации вокруг Ходорковского и Лебедева. Сделали настоящее ток-шоу с реальными гостями: адвокатами и политологами. Просто многие учат молодых журналистов на ненужных примерах, а я заставляю своих студентов думать и иметь свое мнение. А потом пусть сами выбирают.

Юлия ЛЕЖЕНЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter