Милиционера, задержавшего пьяного прокурора, могут осудить на 10 лет

Милиционера, задержавшего пьяного прокурора, могут осудить на 10 лет

8 сентября 2009, 23:54
Политика
Пострадал за ревностную службу 26-летний Артур Хужиахметов - молодой человек в ближайшее время окажется на скамье подсудимых. Парень, которому уже предъявили обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия, теперь должен неусыпно находиться под контролем – с него взята подписка о невыезде. Честный мент скорее всего будет осужден именно за то, что должным образом выполнил свой профессиональный долг. Парень задержал разъезжавшего в пьяном виде прокурора, и вместо того чтобы, усердно приседая, извиниться перед сотрудником надзорного ведомства за свое своеволие, доставил его в РУВД.

У кого больше прав

 

- Мы с коллегой Игорем Рудневым несли службу в третью смену около военкомата на улице Худайбердина, 117, - рассказывает Артур. - Руднев, у которого в руках был радар, зафиксировал серьезное нарушение скоростного режима автомобилем «Рено-Логан». Напарник попытался остановить нарушителя жезлом и свистком, но тот пронесся мимо, не обратив никакого внимания на пост ДПС. Мы связались по рации с другим патрульным автомобилем и, предупредив об опасности, включив спецсигналы, стали преследовать иномарку.

Надо сказать, что лихач проигнорировал милиционеров в шестом часу утра, однако нашлись свидетели, наблюдавшие за захватывающим зрелищем. Иномарка, виляя и визжа шинами на поворотах, уходя от милицейского преследования, на двух перекрестках вылетала на встречную полосу и дважды проигнорировала красный сигнал светофора. Сотрудники ГАИ были вынуждены перекрыть несколько улиц, чтобы водитель «Рено» не мог повредить себе и окружающим.

Лихач остановился только тогда, когда ошибся на повороте к собственному дому и пытался дать задний ход, чтобы вернуться. «Сумасшедший» автомобиль с двух сторон заблокировали сотрудники ГАИ, и гонщик выключил зажигание.

- Из машины вывалился водитель, от которого разило спиртным, - рассказывает Артур. - Да и одежда его была крайне неопрятна. Не желая подчиняться сотрудникам милиции, драйвер принялся материться, посылать нас на три буквы, хвататься за форменную одежду и пытался ударить меня по лицу. Для того, чтобы успокоить буяна, мы надели на него наручники и доставили в отделение ГИБДД. Уже через полчаса, как только подъехал мой напарник с ключами от наручников, руки водителя освободили.

Кстати, то, что доставленный мужчина был не просто подшофе, а пьян в стельку, видели многие сотрудники стерлитамакской ГАИ, а потом и местного УВД.

Если вы думаете, что нетрезвого мужчину, который устроил на улицах Стерлитамака соревнования с «гаишниками», тут же задержали на 15 суток, а в будущем его ждало лишение водительских прав - глубоко ошибаетесь.

Несмотря на то, что у драйвера не оказалось технического паспорта и страховки на машину, то есть по сути иномарка могла оказаться угнанной, уже через полчаса перед наглым нарушителем расшаркивался один из начальников местного УВД в ранге полковника, заискивающе интересуясь, не причинили ли ему вреда сотрудники ДПС.

А дело в том, что задержанный оказался сотрудником республиканской прокуратуры Рустемом Мустафиным.

Российское законодательство дарует неограниченные полномочия людям, призванным надзирать за соблюдением законности. Прокуроров не имеют права досматривать милиционеры, их машины нельзя останавливать, а тем более отправлять сотрудника надзорного ведомства на медэкспертизу. И так как Артур Хужиахметов посмел обращаться с прокурором, как с обычным пьяным водителем – он должен ответить по закону – так рассуждают следователи. Если суд признает милиционера виновным по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ, то парню грозит до 10 лет лишения свободы.   

Кстати, коллеги, да и начальство лейтенанта тоже уверены, что лейтенант Хужиахметов, трудящийся в стерлитамакской ГАИ пятый год, действовал исключительно в рамках закона «О милиции», а потому уголовное дело, возбужденное против него - не более, чем навет.

Любопытно, что следствие, которое обвиняет г-на Хужиахметова в уголовном преступлении, не отрицает ни странного состояния водителя, ни превышения им скоростного режима. В материалах расследования значится и то, что гонщика преследовали несколько машин ГАИ и блокировали неуправляемого драйвера. В этой ситуации милиционеры закона не нарушали, а напротив, охраняли покой мирных граждан.  

Но следователи уверены, что как только нетрезвый мужчина предъявил удостоверение прокурорского работника, он должен был немедленно с почестями отправлен домой, а так как этого не произошло, «были нарушены конституционные права гражданина на свободу и личную неприкосновенность».

- И вы надеетесь, что рядовой инспектор ДПС после этого случая станет думать о том, что закон один для всех? – удивится читатель. – И узрев высунутую из окна серьезного автомобиля какую-то ксиву, плюнет на нее и со словами: «А мне все равно, кто вы» — составит протокол? Нет, теперь понятно, что равенства перед законом на дороге нам никогда не видать.

 

Неравные меры

 

Кстати, реформаторы, награждая неприкасаемостью работников надзорного ведомства,

подразумевали, что прокурорские люди будут иметь честную и неподкупную репутацию, а столь широкие полномочия им потребуются для того, чтобы охранять интересы государства.

А потому человек, занимавший столь высокий пост в республиканском надзорном ведомстве, никак не мог оказаться за рулем в пьяном и расхристанном виде. Понятно, что на самом деле он стал жертвой обстоятельств, и милиционер-оборотень незаконно задерживал и насильничал над прокурорским работником, роняя несчастного на асфальт и прыгая у него на голове, мучая, как значится в заявлении законника, в течение полутора часов и оставив на лице несчастного, как уже говорится в обвинительном заключении «ушибы, синяки и ссадины».

- Может, ты действительно не сдержался и ударил водителя? - спрашиваем у лейтенанта.

- Да вы что! - говорит молодой человек. - Я действовал так, как предписано законом - применил физическую силу при доставлении агрессивного мужчины в патрульный автомобиль и спецсредства - наручники.

- Вспомни, может быть, он с самого начала представлялся работником прокуратуры?

- Нет, меня это тоже удивило, - признается милиционер. - Да и сотрудники прокуратуры обычно не ведут себя так. Часто прокурорские, даже если не останавливаются на взмах жезла, и мы их догоняем, показывают удостоверение и едут дальше.

Учитывая, как спокойно рассказывает сотрудник ГАИ о высшей касте правоохранителей, наделенных особыми правами, становится понятно, что подобных случаев в его практике немало.

Сегодня лейтенант Хужиахметов оказался на острие интересов двух ведомств – башкирского МВД и республиканской прокуратуры. А надзорное ведомство намерено любой ценой отстоять честь мундира. В прокуратуре своих не сдают, и прецедент привлечения к уголовной ответственности человека, указавшему сотруднику надзорного ведомства на не слишком приличный вид, уже имеется.

Два года назад охранник частного агентства «Кобра» попытался вывести из одного из уфимских баров мужчину, на его взгляд, нарушающего общественный порядок. Посетителем оказался, как на грех, работник прокуратуры. И уже спустя несколько дней слишком ретивый частный охранник оказался под стражей, а прокуратура Уфы предъявила ему обвинение в незаконном лишении свободы и превышении должностных полномочий. Охранника осудили на 2,5 года условно, а сотрудника надзорного ведомства, все-таки, получается, проштрафившегося, по-тихому «ушли» с высокой должности.

Рустема Мустафина тоже сейчас не найти в республиканской прокуратуре – его «сослали» помощником начальника надзорного ведомства Янаульского района.

Но г-н Мустафин может чувствовать себя в полной безопасности: статья 42 Федерального закона “О прокуратуре” гласит, что проверять сообщение о правонарушении, совершенном сотрудником прокуратуры, а уж тем более производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.

Иными словами, как утверждает прокуратура, если прокурорский чиновник нарушил закон, всякий инспектор обязан доложить об этом вышестоящему прокурору, но никаких мер в отношении нарушителя не принимать — нос не дорос… И каждая предпринятая гаишником мера, выходящая за рамки статьи 42 Закона «О прокуратуре», становится поводом для возбуждения в отношении него уголовного дела по статье о превышении полномочий.

Однако в последнее время суды встают на сторону здравого смысла. Так, в Новосибирске Заельцовский районный суд осудил по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») и отстранил от должности сотрудника ГИБДД Александра Бугурнова, остановившего иномарку с пьяным прокурором Железнодорожного района за рулем. Однако кассационная инстанция отменила этот приговор и признала милиционера невиновным и постановила выплатить гаишнику моральный ущерб - 100 тысяч рублей.

Интересно, что Фемида в новом составе судей действительно объективно подошла к рассмотрению инцидента и пришла к мнению, что в тот момент, когда сотрудник надзорного ведомства пойман при совершении административного правонарушения - в частности на неподчинении сотрудникам ГАИ, на него не может распространяться статус неприкосновенности.  Подобное дело недавно рассмотрели в Ставрополе, здесь судьи указали, что сама прокуратура на свой лад, ошибочно трактует Закон «О прокуратуре», а потому протокол на прокурора должен составляться на общих основаниях.

Дело за Фемидой Стерлитамака.

Сергей ЛЕСУНОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter