Взгляд психиатра. Стоит ли американцам за нами приглядывать?

Взгляд психиатра. Стоит ли американцам за нами приглядывать?

Взгляд психиатра. Стоит ли американцам за нами приглядывать?

7 декабря 2009, 03:07
Политика
Юрий Анохин - врач-психиатр республиканского центра по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. До того, как Юрий Александрович начал оказывать психологическую поддержку посетителям центра, он долгое время трудился главным психиатром Уфы. Заслуженный врач России шутит, что за время работы с неординарными больными, он сам стал чуть-чуть неадекватным. Но нам г-н Анохин известен как острый аналитик, тонко подмечающий настроения общества. Плюс ко всему Юрий Анохин отлично владеет пером. Мы попросили его поделиться своими выкладками, поскольку наблюдения врача могут быть интересны многим.

Удивительно, насколько выразителен и сложен русский язык. Сколько в нем оттенков и значений одного и того же слова. Наверное, все остальные языки на Земле все-таки попроще, особенно английский. Но это мнение – непрофессионала.

Вот, например, выражение «приглядывать за кем-то». В зависимости от контекста я насчитал аж четыре варианта употребления этого выражения. Профессиональное – приглядывать за больным и беспомощным человеком, чтобы он мог осуществлять свои жизненные потребности. Приглядывать за психически ненормальным человеком – чтобы он не совершил поступка, опасного для себя или окружающих. Приглядывать за ребенком – ведь некоторые детские шалости могут иметь далеко идущие последствия. И из быта «аристократов» - приглядывать за нанятой горничной и кухонной прислугой – чтобы не стырили ненароком фамильное столовое серебро.

Выражение это меня заинтересовало, так как в ходе предвыборной агитации в США его употребляла несостоявшаяся кандидатка  в вице-президенты США многодетная губернаторша Аляски Сара Пэйлин. Так она ответила на вопрос журналиста об отношении к России: «За Россией нужно постоянно приглядывать». Может, конечно, это причуды перевода, но стоило задуматься, и я озадачился. Какой из вариантов имела в виду Сара Пэйлин?

Страна у нас, конечно, своеобразная, но вроде бы дееспособная, населенная отнюдь не слабоумными людьми, да и на чужое добро Россия никогда не претендовала. Может быть, детский вариант? Но Сару не спросишь, да и не до того ей теперь – выборы проиграны.

Но интересно еще вот что – через наш кабинет в центре проходит масса иностранцев из множества государств. Для получения разрешения на временное проживание и работу у нас в паспортно-визовую и миграционную службу РБ нужно предъявить сертификат об отсутствии ВИЧ-инфекции. Это оговорено законодательством, сертификат стандартный на всей территории России и срок действия его – 3 месяца. Если иностранец не успел оформить документы или снова выезжал за границу – процедуру обследования на сертификат нужно будет повторять. Поэтому, у нас уже есть масса иностранцев, с которыми мы встречаемся как со старыми добрыми знакомыми. Среди них – темпераментные итальянцы, священники из Западной Европы, африканцы, сербы – словом, кого только нет. Я не говорю о приезжих из стран СНГ. Бывали у нас и американцы. Очень разные американцы и в тоже время очень одинаковые. Почему-то только после них у меня остается чувство раздражения. Хотя я, вроде бы, по воспитанию интернационалист. Меня это заинтересовало как психиатра, и я попробовал разобраться в причинах возникновения этого чувства.

Первыми американцами были четверо здоровенных мужиков в затрапезных свитерах и грязных джинсах, все с цветными  татуировками, длинноволосые, с хвостами, перехваченными резинками. На руках у нескольких какие-то браслеты из кожи и бисера. Ну – типичные хиппи, какими их рисовали в свое время. Очень жизнерадостные, шумные. Со слов переводчика – высококвалифицированные мастера по отделке помещений. Ну, к внешнему виду мы привыкли ко всякому, этим нас не удивишь. Но вот что мне не понравилось – это манера при непрерывных «окэй» хлопать врача по плечу. Как-то непринято это у нас, да и не настолько близко мы знакомы. К тому же, я почему-то не думаю, что со своими докторами в штатах они также себя ведут.

Следующая встреча – приехали к нам проповедники, то ли мормоны, то ли из новой церкви Христа. И опять остается оттенок раздражения. Здоровенные парнюги, румянец во всю щеку, явно перекормленные. Возраст – 19 лет. И он на ломанном русском что-то мне втолковывает икону или картинку какую-то презентует. Как белый человек – коренному индейцу. Причем, делает он это совершенно искренне. Он уверен, что в свои 19, мне, психиатру с 30-летним стажем, может что-то разъяснить о жизни. Хотя у меня уже есть несколько знакомых священников из Австрии, Германии, даже монашки, с которыми мы каждый раз с взаимным интересом беседуем на самые разные темы. И я считаю их интересными людьми. Но ни у кого из них я не встречал такого сочетания самоуверенности с глупостью.

Еще одна встреча – американец совершенно внешне не выделяющийся, даже не очень перекормленный. Черт меня дернул только из вежливости поинтересоваться, чем он у нас занимается. Эффект был колоссальный. Американец мгновенно подобрался, напрягся и на приличном русском осведомился (именно осведомился): «Я обязан отвечать на Ваш вопрос?» Я даже напугался и поторопился его успокоить, заверив, что он отвечать не обязан. «Тогда я не буду отвечать», - заявил пациент.  Больше вопросов ему задавать не стал. Кто его знает – может, он не любит психиатров, может – принял меня за переодетого сотрудника госбезопасности.

Со следующим американцем я рискнул побеседовать где-то через месяц. Причем, учел прошлый опыт, сначала, объяснив ему, чем вызван мой вопрос: «Сколько Штатов в США?» Меня это интересовало как нумизмата. В США каждый Штат чеканит свою юбилейную монету в 25 центов, которая котируется в среде коллекционеров. Американец точно сказать не мог – то ли 50, то ли 51. Попробовали вместе разобраться – Аляска, Гавайи, а дальше? Парень думал не долго и воткнул туда штат Ирак. Увидев мое изумление, спокойно разъяснил, что, мол, мы же там? Там. А значит, нам это нужно. И это, в общем-то, теперь наша территория. И опять сказано очень уверенно и абсолютно с наплевательским отношением к тому, как сказанное будет восприниматься собеседником. Я хотел было ему напомнить про «штат Вьетнам», из которого их выперли, но вовремя остановился. Вспомнил, где встречался с такой же логикой. На уроках истории – были же до 1945 года люди с похожими мышлениями. «Территория Рейха там, где ступила нога германского солдата» - так утверждал доктор Геббельс. К последующим встречам я подходил только с психиатрических позиций. Для психиатра – очень интересный материал. Прежде, чем рисковать делать какие-то обобщения, я даже обсудил собранный материал с коллегами.

Получился очень своеобразный портрет среднего американца:

Очень высокий уровень патриотизма. Абсолютно у всех. Только один (преподаватель английского языка) на вопрос, где ему лучше жилось – у нас или в Штатах, рискнул ответить: «В США сейчас очень сложно жить и на данный момент мне лучше в России». Но его можно не считать – конченый человек. Женился на русской, куда ему теперь деваться. Такому патриотизму я даже позавидовал – нам бы этому поучиться. А то мы большие мастера «развенчать идеалы отечества».

Очень выраженная уверенность в себе, то, что у нас, обычно считается уже самоуверенностью. На чем эта черта базируется – не могу предположить, но есть очень интересные версии. Пока маловато случаев.

Абсолютное пренебрежение к мнению окружающих. Рискну заметить, не будучи дипломатом. Все наши дипломатические изыски – обвинения США в двойных стандартах – пустая трата времени. Эти ребята таких вещей не поймут. Даже осмысливать претензии не будут. Потому, что нет никаких двойных и тройных стандартов – есть только один – американский, и все. Может быть, у индейцев тоже было свое мнение. Ну, и где они теперь? Нужно просто делать то, что считается лучшим вариантом для своей страны, и все. А объяснять мотивы потом.

На днях я поговорил с немецким священником на эту тему.  Он внимательно выслушал и подвел черту – «вот за это все их нигде не любят».

А воспитанию патриотизма нам все-таки следует у них поучиться.

Юрий АНОХИН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter