Рыцарь печального образа. Вячеслав Бикбулатов против мировых разведок

Рыцарь печального образа. Вячеслав Бикбулатов против мировых разведок

8 февраля, 00:21
Политика
От редакции. Имя Вячеслава Бикбулатова рискует стать нарицательным. Напомним, что экс-координатор российского движения "За права человека" выступил с разоблачениями бывших товарищей на пресс-конференции в Госдуме, рассказав о том, что "благовещенский скандал" раздувался за счет денег, отпускаемых правозащитникам заинтересованными зарубежными спонсорами. Коллеги не простили Бикбулатову откровений, отправившись в суды с исками о защите чести и достоинства и написав правоохранителям жалобы с просьбой привлечь бывшего единомышленника за клевету.
Однако обструкция людей, называющих себя борцами за права человека, Вячеслава Бикбулатова не остановила. На днях владимирский правозащитник, создавший собственное общественное движение "За права человека и гражданина", разразился новыми обличениями. Предлагаем их вашему вниманию.Российская контрразведка предала огласке незаконную деятельность сотрудников спецслужб иностранных государств, которые спонсировали правозащитные движения. Одновременно выяснилось, что многие граждане толком не знают об общественных адвокатах, ни о самой Московской Хельсинкской группе, ни об ее истинной работе.Попытаюсь пояснить, что происходит с правозащитным движением в России и Башкирии. Никто не спорит, что любая общественная организация должна иметь бюджет для работы. Откуда брали, как теперь выяснилось, дурно пахнущие деньги московские правозащитники — пусть разбирается государство. Цель этой статьи — показать, на какие цели, и кто тратил деньги иностранных налогоплательщиков, вкладывая камни в руки общественных адвокатов.Идеологи и организаторыИзвестно, что Московскую Хельсинкскую группу через год после международного Хельсинкского совещания, в 1976 году создали диссиденты Лариса Богораз, Сергей Ковалев, Анатолий Щаранский, Михаил Бернштам, Мальва Ланде, Елена Боннэр, Александр Гинзбург, Людмила Алексеева (нынешний руководитель МХГ) и другие. Громко заявив о себе, они очень быстро свернули свою деятельность. МХГ возродилась в несколько ином составе спустя почти двадцать лет, в 1996 году. С этого времени все силы МХГ были брошены на создание себе подобных организаций. В программных документах МХГ главной задачей значилось "всестороннее обслуживание и поддержка российских региональных правозащитных организаций. МХГ стала "ресурсным центром" для сотен неправительственных контор, созданных по принципу матрешки. Все они имеют громкие названия, вроде "Международный стандарт", "Комитет против пыток", "Союз экологов", "Суд совести" и т.п. Все претендуют на якобы острую потребность общества в их работе, постоянно подчеркивая свою сверхзначимость. Подобная конструкция создает эффект массовости и широты правозащитного движения, видимость множественности.У правозащитных организаций отсутствует жесткое межцеховое разделение. Так легче прятать подачки. Все организации могут работать в одном и том же проекте. Решение идеологов о привлечении организации в проект зависит от степеней доверия и посвящения. На деле, региональная правозащитная организация, как, например "Международный стандарт" или "Мемориал" в Башкирии, могут быть представлены всего 3-5 человеками.При этом, все ассоциировано числятся еще в нескольких других правозащитных организациях. В 1997 году МХГ протянула руку помощи бывшему депутату Государственной Думы из печально известной плеяды лаборантов-"демократов" Льву Пономареву и взяла на пансион этого несостоявшегося и конъюнктурного политика. Его "кипучая политическая и общественная деятельность" в 1991-96 годах на посту учредителя и сопредседателя движений "Демократическая Россия" и "Мемориал" позволила заработать сомнительный авторитет на разрушении так называемого тоталитарного режима.Практически с этого периода сложная, последовательная и принципиальная деятельность по устранению нарушений фундаментальных и основополагающих прав россиян была подменена имитацией правозащитной работы. Началось обслуживание сомнительных политических, групповых и коммерческих интересов заказчиков, правозащита стала инструментом шантажа, формой добывания денег."Полевые" правозащитники в регионах, получающие помощь от западных фондов, зачастую не догадывались, что за большинством "проектов" стоят правительства стран, расчищающих пространство для своего бизнеса и политики. Правозащитники пономаревского толка самовольно присвоили себе исключительное право представлять интересы граждан России.Место, где деньги лежатСуществует 168 зарубежных грантодателей, финансирующих 99% общественных организаций России. Крупнейшие грантодатели: фонды Сороса, Макартура, посольства Королевства Нидерландов, МИД Великобритании (сотрудника именного этого фонда Марка Доу уличили в использовании втемную правозащитников), Генри Джексона, комиссии по правам человека ПАСЕ и др. Гранты выделялись под благозвучные проекты общероссийского или регионального масштабов. Заявка на получение гранта обязательно должна получить одобрение МХГ. Заявления на работу с молодежью, борьбе с наркотиками писать бесполезно. Заявители на такие гранты переводились на более низкий уровень посвящения, и из-за отсутствия финансовой поддержки их организации быстро распадались.По данным открытой печати, пономаревский "Мемориал" только в 2003 году получил 2 млн. долларов. С целью запутывания следов, средства поступали на счета третьих лиц, перегонялись по цепочке с одного счета на другой. Всего же в 2003 году западными государствами было потрачено на правозащитные организации в России 148 млн. долларов. Казалось, при такой мощной ресурсной поддержке результаты должны быть значимыми. Однако средства, полученные от Запада, тратились МХГ на деятельность, несовместимую с правозащитной. Затевалось преследование Русской православной церкви. Организовывались выступления против войны в Чечне. Как будто кто-то её хочет! А однажды пономаревцы развернули информационную войну против президента… Казахстана. Здесь все просто. За выполнение указаний заказчики хорошо платили.Собачья работаДенежные вливания Запада дали возможность "правозащитникам" наладить почти непрерывный процесс правозащитного шантажа россиян, строчить доносы на Россию. Их никогда не интересовали права простых людей. В одном из программных документов Пономарев официально заявил, что результативная правозащитная деятельность "возможна только при сломе существующей политической системы в России". Не брезговали "пономаревцы" обслуживанием сомнительных коммерческих и групповых интересов, прикрывая их заботой о человеке. Власти это видели и объясняли "шантажистам от правозащиты" недопустимость "игры без правил".Шпионский скандал — не первый. Еще 7 мая 2004 года Министерство юстиции РФ официально предупредило о недопустимости использования сомнительных средств на беспочвенную дискредитацию органов государственной власти Российской Федерации. Минюст растиражировал в СМИ информацию о том, что госорганы располагают данными о финансировании одного из проектов движения "За права человека", которым руководит Пономарев, господином Березовским. Было установлено, что лично Лев Александрович ежемесячно получает от "английского сидельца" от 5 до 15 тысяч долларов США. "Движение занимается противоправными делами", — добавил представитель Минюста.Когда в Москве начали наводить порядок с городскими голубями и бродячими собаками, громче всех о дискриминации прав животных заявило очередное общественное движение Льва Пономарева "За права человека". Права людей, покусанных собаками, Пономарева нисколько не интересовали, важно было раздуть конфликт с правительством Москвы. Адвокат движения Маркелов (защищает потерпевших на "благовещенском" процессе, ред.), за темпераментную защиту собак и голубей в московских судах получил от острых на язык журналистов кличку "Птичку жалко!". Деньги — основа правозащитного шума вокруг бездомных псов. Один премиальный фонд конкурса на лучшую публикацию о правах животных составил 20 тыс. долларов.В апреле 2003-го Пономарев подал в суд на Россию за нарушение избирательных прав граждан в Чечне. Оказывается, некоторые из них не имеют возможности спуститься с гор и принять участие в референдуме по Конституции. Вроде все логично, если бы речь шла не о боевиках. При этом армия Пономарева не вспоминала о защите русских в Прибалтике, никогда не выступала за наказание рабовладельцев в Чечне, не думала заниматься образовательными проектами или проблемами детства.Наблюдая за откровенно бестолковыми действиями Пономарева, создается впечатление, что он все имитирует и постоянно блефует.Если вы думаете, что этот господин безрассудно храбр и готов страдать за идеи, то вы ошибаетесь. Я видел его животный страх, когда речь заходила о его собственном благополучии. Например, он продолжает до ужаса бояться мести со стороны родственников расстрелянных осенью 1993 года защитников Верховного Совета.Крестовый поход на БашкириюКлишировано был организован "правозащитный" поход на Башкортостан. В одном флаконе оказались интересы и деньги западных политиков, финансовых групп, тянущихся к эффективным отраслям башкирской экономики, и "пятой колонны" из местных оборотней, желающих получить свой кусок пирога. Впоследствии эта опасная смесь потрясла Башкирию и, оставив смрад и грязь в душах людей, посадила на скамью подсудимых 10 благовещенских милиционеров. Официально общероссийский долгосрочный правозащитный проект носил название "Общественный контроль деятельности милиции, судов и прокуратуры". Вначале на его реализацию у Запада было затребовано 2 млн. долларов. Насколько мне известно, этот проект работал только в Курской области, возможно в Магадане, по ГУИНУ Челябинской области, но в основном в Башкортостане. С началом реализации общероссийский проект становился закрытым и на региональном уровне получал новые названия. В Башкортостане по контролю милиции "Дом-2". По прокуратуре — "Пробка". По судам — "Представитель"."Продуктивно" использовались ранее добытые негативные материалы на некоторых чиновников. Опираясь на компромат, их принуждали идти на тесные связи с пономаревцами. Все эти грязные игры полностью компрометировали правозащитников и их пособников в госструктурах.Информационное сопровождение похода обслуживала пресса, пользующаяся приемами желтых изданий. Защитник бродячих собак и кошек Станислав Маркелов юридическому сообществу известен тем, что вхождение в любой процесс начинает с громких заявлений о "вопиющих" нарушениях, допущенных органами предварительного следствия, и ангажированности судей. В ходе судебных слушаний обязательно сообщает СМИ о "незаконном и наглом характере мероприятий ФСБ", проводимых в отношении него, и давлении на свидетелей со стороны защиты. Как правило, проигрывая суды, требует рассмотрения фальсификаций, якобы допущенных судьями, в высшей квалификационной коллегии. На просьбы остепениться и быть объективным реагирует однообразно — строчит во все мыслимые и немыслимые инстанции заявления о привлечении оппонента к уголовной ответственности за "заведомо ложный характер обвинений". Одновременно обвиняет недоумевающих людей в работе на российские спецслужбы. Такое уже было и наверняка будет в "благовещенском" деле. Так было в делах правозащитников против судьи Мосгорсуда Чудовой, по иску к московской мэрии о "птичках", в суде над владельцем радиостанции "Титан Компани", над краснодарской "бомбисткой" Щипцовой, в деле обвиняемого в шпионаже Сутягина, в рассмотрении иска правозащитников к офицеру-омоновцу с позывным "кадет"… Известно, что чеченцы остро чувствуют фальшь. Поэтому мало кто удивился, когда отец потерпевшей Виса Кунгаев прямо на судебном заседании, после очередного голословного заявления Маркелова в адрес суда, в категорической форме отказался от его услуг. Выяснилось, что за 5 месяцев участия в процессе, делая многочисленные ходатайства и заявления суду, адвокат даже не знал фабулы уголовного дела.Перевертышей к ответуВ "благовещенской" фазе кампании против силовых структур кроме лиц, указанных выше, почувствовав запах оранжевой революции, решил поучаствовать мастер политического блефа Березовский. На эти деньги без особых проблем была "завербована" в "правозащитницы" жительница Благовещенска Вероника Шахова. Надрывно-истеричная, без критичного подхода к реалиям жизни дама, как говорят, постоянно нуждается в деньгах. Первая же проверка "на жадность" показала, что Шаховой можно поручать решение организационных вопросов. Как "бойца-правозащитника" ее незамедлительно поставили на денежное довольствие. Ежемесячно она стала получать 80 евро, ей была выплачена через нью-йоркскую телекомпанию CSB премия в 10 000 долларов, она направлялась на отдых, делались подачки другого рода. Лишь бы всеми правдами и неправдами поддерживала основных заявителей по благовещенскому делу.Безрассудно примкнули к "правозащитному походу", руководствуясь своекорыстными интересами, несколько высокопоставленных отступников из госструктур РБ.С целью обеления они сами на себя время от времени заказывали слабое правозащитное давление. Это позволяло им официально дистанцироваться от правозащитников.Сегодня они, рвя на груди пуговицы замаранных мундиров, уверяют, что "добросовестно заблуждались". Якобы, тесно сотрудничая с "правозащитниками", преследовали только благие цели, боролись с коррупцией в своих рядах. Заверяют, что не ведали и не догадывались о противоправных действиях тех, кто стоит за общественными адвокатами, и понятия не имели о заказном характере правозащитных акций.Все отступники забывают о мере того вреда, который они нанесли государству и обществу, передавая под покровом темноты ведомственные служебные документы. Именно они преследовали людей, натравливали друг на друга, одно ведомство на другое. Разбираться с перевертышами, их неблаговидными делами, вытащить на свет — обязанность государственных органов. Ведь именно с таких людей начинают вербовку иностранные разведки.Я остаюсь убежденным сторонником того, что только солидарные и самостоятельные (независимые от конъюнктурных влияний и иностранных денег) действия общественных институтов и государственной власти могут результативно решать спорадически возникающие проблемы с конституционными правами некоторых граждан России. Тесное сотрудничество мелких групп башкирских чиновников с "правозащитниками", не имеющее разумного понимания решение суда по одному из обвиняемых в благовещенском "стартовом" деле выдвинули острую необходимость повторного общественного расследования всего комплекса благовещенских событий. Безусловно, его должны провести не заинтересованные борцы за права человека, а, например, общественная палата, депутаты Курултая. Они, опираясь на законы, должны объективно установить все явные и тайные влияния как на ход предварительного следствия, так и на судебное расследование. Подобный прорыв "грязных правозащитников" в Башкортостан никогда не должен повториться.Вячеслав БИКБУЛАТОВ. Владимир-Уфа.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter