Подследственный комитет. Милиционер обвиняет «важняка» в хулиганстве

Подследственный комитет. Милиционер обвиняет «важняка» в хулиганстве

7 июля 2010, 01:48
Политика
Дикий случай произошел в Уфе на проспекте Салавата Юлаева в шестом часу вечера в минувшую среду. Здесь сошлись в рукопашном бою начальник штаба УВД Уфы 52-летний Рифкат Саяхов и следователь по особо важным делам башкирского следственного комитета 32-летний Денис Ибрагимов. Понятно, что у милиционера и следователя могли быть как профессиональные, так и личные разногласия, но до того, как представители «смежных» силовых ведомств начали выяснять отношения, они даже не были знакомы. Причиной ссоры силовиков стало разбирательство, кто из них имеет больше прав двигаться по крайней левой полосе скоростной магистрали.

Закрутили байки

 

В результате полковник Саяхов сегодня с черепно-мозговой травмой и синяком в пол-лица лежит в 22-й больнице и обещает наказать обидчика, даже если это будет стоить ему увольнением со службы. А отстраненный от  исполнения обязанностей на время служебного расследования Денис Ибрагимов уверяет, что в милиции ему повредили руку и «события развивались несколько иначе», чем трактуют конфликт стражи порядка.

В следственном комитете отказываются комментировать случившееся, уверяя, что как только служебная проверка завершится, они назовут виновника, подразумевая, что им может оказаться вовсе не следователь по особо важным делам. Правда, отмечают, что если вина их сотрудника подтвердится – Ибрагимов обязательно понесет ответственность, предусмотренную законом. И надеются, что в случае, если виновным будет признан сотрудник милиции – то и руководство МВД по РБ «займет такую же принципиальную позицию».  

Пока же, со слов полковника Саяхова, ситуация выглядит не слишком красиво для следователя-«важняка».

Замначальника столичного УВД с водителем ехал на служебной автомашине Kia Cerato по проспекту Салавата на совещание в Кировский РУВД Уфы, когда на пересечении с улицей Октябрьской революции сзади фарами дальнего света начал мигать  BMW X5, требующий уступить ему крайний левый ряд.

Милицейский водитель и не подумал съезжать с полосы, хотя потом объяснял, что плотное движение не позволяло осуществить этот маневр. Но, как бы там ни было, упрямство милицейской машины явно взбесило водителя элитного джипа и он, совершив обгон по правому ряду, вновь оказался на левой полосе и резко остановился перед корейской иномаркой.

Этот приемчик известен многим нерасторопным водителям – так более ловкие и злые автовладельцы пытаются проучить шоферов, не считающихся с их оголенными нервами и готовые ради мщения обидчикам на дороге пожертвовать своим авто. Ведь в случае даже небольшой аварии виновным будет считаться тот, кто не успел нажать на тормоза и въехал в чужую машину. Однако драйвер, служащий в уфимском управлении внутренних дел, сумел остановиться вовремя.

Как только оба автомобиля встали, из внедорожника появился Денис Ибрагимов, а из служебного авто вышел Рафкат Саяхов, кстати,  облаченный в милицейскую форму. По словам полковника, он только спросил: «Что случилось?», как тут же получил удар кулаком в лицо. Разъезжающего на дорогущем джипе не смутило, что он бьет правым хуком стража порядка.

Эти события, выглядят для рядового автомобилиста, в общем-то странно. Первый вопрос, который возникает у каждого шофера – а насколько безопасно на наших дорогах, если физическому воздействию за то, что не уступил левую скоростную полосу крякающему от нетерпения джипу, подвергся даже полковник милиции? Второй вопрос, и тоже касающийся личной безопасности автовладельцев – как распознать, что за рулем черного внедорожника находится представитель силового ведомства, так легко распускающий руки? Ранее, по крайней мере, водители уходили вправо, опасаясь, что в дорогом авто едут бандиты, и в случае «разборок», у кого больше прав на дороге, можно остаться без машины. А теперь, надо полагать, надо бояться и тех, кто с бандитами борется и почему-то тоже стремится упаковаться в дорогой автомобиль, также требуя для себя особых преференций на дороге?

 

Бумага всех стерпит

 

Нам скажут, что происходящее известно только со слов милиционера, но мы пытаемся быть объективными.  

Не трудно догадаться, что полковник, пережив стресс, кроме вежливых слов о том, что случилось, наверное, употреблял и какие-то другие выражения, но в его положении это вполне объяснимо.

Но то, что раскатывающий на дорогущем джипе лупит по лицу человеку в милицейской форме (а ушиб мягких тканей на левой скуле полковника был зафиксирован в 22-й больнице сразу после происшествия) заставляет задуматься об уверенности в особом положении человека, расследующего особо важные дела.

Но далее события развивались еще интереснее. На помощь нокаутированному начальнику городского милицейского штаба подоспел водитель, и вдвоем они заломали Ибрагимова, положив носом на асфальт. При этом Денис Ибрагимов кричал, что является следователем прокуратуры, и трогать его милиционеры не имеют права. 

Надо сказать, что в данном случае следователь по особо важным делам прав. Российское законодательство даровало неограниченные полномочия судьям, следователям и прокурорам, надеясь, что неприкосновенность поможет им еще лучше охранять интересы государства, а сами они будут иметь честную и неподкупную репутацию.

А потому милиционеры, как только выясняют, что имеют дело со «спецсубъектом» или, как их называют в народе «неприкасаемым», обязаны отпустить с миром владельца таких «корочек». Гаишники, узрев нарушителя скоростного режима или даже пьяного за рулем и обнаружив, что имеют дело с представителем мира неприкосновенных, должны лишь предупредить лихача быть осторожней и помахать ему вслед ручкой. В Генпрокуратуре даже настояли на специальном регламенте для автоинспекторов, четко описывающем, для каких людей закон на дороге не писан. Прокурорская инициатива составить отдельный документ для автоинспекторов вполне объяснима – больше всего с кастой неприкасаемых сталкиваются именно гаишники. Однако правила, ни при каких обстоятельствах не трогать имеющих статус неприкосновенности, действуют и для других смертных. В частности, Рафкат Саяхов, если следовать прокурорской логике, обязан был извиниться перед следователем за свое неправильное поведение на дороге и, умывшись кровью уехать восвояси.

Однако начальник штаба поступил иначе, сообщив о произошедшем в дежурную часть управления внутренних дел, и доставил обидчика в ОВД.

Кстати, возможно, если бы Денис Ибрагимов имел возможность сразу предъявить свои документы «спецсубъекта», то милиционер, может быть, и умылся бы. Но, судя по всему, «корочки» находились Ибрагимова находились в «бумере», а автомобиль, как только началась заварушка… с места происшествия скрылся. Надо полагать, что в BMW X5 находился товарищ следователя, не пожелавший вступать в разборку с милиционерами. Как стало известно «ЧП», «бээмвуха» записана на постороннего человека, но Денис Ибрагимов пользуется ею как своей собственной. 

Как бы там ни было, уже в отделе внутренних дел выяснилось, что обидчик полковника Саяхова на самом деле имеет звание младшего советника юстиции и трудится следователем-«важняком». Понятно, что после выяснения личности г-на Ибрагимова, его пришлось отпустить. Полковник Саяхов подозревает, что Денис Ибрагимов, совершивший столь экстравагантный поступок, скорее всего, был пьян, но милиционеры не имеют права направить «спецсубъект» на медэкспертизу – согласно закону проверять сообщение о правонарушении, совершенном сотрудником следственного комитета, а уж тем более производство расследования являются исключительной компетенцией самого следственного комитета. Любые разбирательства милиционерам запрещены, и даже протоколировать незаконные действия сотрудника надзорного ведомства могут только его коллеги. Но их, как назло, на месте происшествия не оказалось, а потому грош цена всем милицейским рассказам. 

И хотя полковник Саяхов написал заявление с просьбой провести дать юридическую оценку действиям человека, нанесшего ему телесные повреждения, но ведь она может закончиться… привлечением к ответственности самого начальника штаба.

 

Трассовая дискриминация

 

И ничего не будет удивительного в том, если Рафката Саяхова обвинят в превышении должностных полномочий. Доставил человека, которого и пальцем тронуть нельзя в РОВД? Доставил. На асфальт ронял гражданина, облеченного неограниченной властью? Даже не отрицает этого. Задавал неприятные вопросы парню, чья неприкосновенность закреплена законом? Задавал. Нарушение закона налицо!

- Бред, - скажете вы. - Налицо синяк под глазом у милиционера, а это точно уголовная статья!

Но думать о том, что Денис Ибрагимов может быть привлечен к уголовной ответственности, не позволяют недавние события.

Напомним, не далее, как летом прошлого года в Стерлитамаке возбуждалось уголовное дело против 26-летнего Артура Хужиахметова, доставившего в ГРОВД пьяного помощника прокурора Янаула Рустема Мустафина, устроившего гонки по ночным улицам, игнорируя красный сигнал светофора и летя по встречной полосе. Для того, чтобы остановить безумную ракету, управляемую г-ном Мустафином, пришлось перегораживать дорогу тремя патрульными машинами. Хужиахметов все-таки задержал разъезжавшего в пьяном виде прокурора, но вместо того чтобы, усердно приседая, извиниться перед сотрудником надзорного ведомства за свое своеволие, доставил его в ГРОВД.

В обвинении лейтенанту Хужиахметову прямо указывалось, что как только нетрезвый мужчина предъявил удостоверение прокурорского работника, он должен был немедленно с почестями отправлен домой, а так как этого не произошло, «были нарушены конституционные права гражданина на свободу и личную неприкосновенность». Из материалов дела следовало, что милиционер-«оборотень» насильничал над прокурорским работником, роняя несчастного на асфальт и прыгая у него на голове, мучая в течение полутора часов и оставив на лице несчастного «ушибы, синяки и ссадины». Хотя на самом деле парень на служебном автомобиле доставил лихача в отделение, сдав на руки дежурным. Но милиционеру все-таки предъявили обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия именно за то, что должным образом выполнил свой профессиональный долг.

Под нажимом общественности дело против честного лейтенанта прекратили, а Рустема Мустафина, у которого в момент сафари по городу не было даже документов на машину, сослали в Янаул помощником местного прокурора, а разговора о том, чтобы лишить его прав даже не возникало.

В прокуратуре своих не сдают, и прецедент привлечения к уголовной ответственности человека, указавшему сотруднику надзорного ведомства на не слишком приличный вид, имеется. Три года назад охранник частного агентства «Кобра» попытался вывести из одного из уфимских баров мужчину, на его взгляд, нарушающего общественный порядок. Посетителем оказался, как на грех, работник прокуратуры. И уже спустя несколько дней слишком ретивый частный охранник оказался под стражей, а прокуратура Уфы предъявила ему обвинение в незаконном лишении свободы и превышении должностных полномочий. Охранника осудили на 2,5 года условно, а сотрудника надзорного ведомства, все-таки, получается, проштрафившегося, по-тихому «ушли» с высокой должности.

Уже сегодня появились слухи, что все произошедшее в минувшую среду на проспекте Салавата, не более, чем милицейская «подстава». Мол, Денис Ибрагимов расследовал дела, связанные с прегрешением милиционеров, в частности, «дело о благовещенской зачистке», вот ему и отомстили.

Родственники следователя рассказывают, что молодому человеку в милиции повредили руку, а в следственном комитете отмечают, что «в ходе проверки будет оценена правомерность действий и сотрудника милиции». 

Любопытно, что в следственном комитете признают, что «конфликт не связан с исполнением его участниками служебных обязанностей». И если следовать букве и духу закона, то статус неприкосновенности на Дениса Ибрагимова, если он не находился при исполнении важных государственных дел, не распространялся. Тогда почему не была проведена медэкспертиза этого участника конфликта?

- Я готов уволиться из органов внутренних дел, но доказать, что следователь нарушил закон, - говорит Рифкат Саяхов.

Милиционеры характеризуют полковника Саяхова как «спокойного, правильного и работящего мужика»,  не способного на подлость и проявление сверхмерных амбиций. Но не менее хорошо характеризуют в отделе по особо важным делам СКП и Дениса Ибрагимова.

Между тем, общественность вполне справедливо считает, что все граждане независимо от статуса должны иметь одинаковые права. Более того, наделение части профессионалов правом неприкосновенности порождает в итоге их безнаказанность. Реформаторы, даровавшие особой категории граждан неприкасаемость, сделали это для того, чтобы пресечь против них злоупотребления, такие, например, как возбуждение «заказных» уголовных дел. Однако таких случаев, когда честного надзирателя за законом недруги захотели засадить за решетку, наверное, один на миллион, а вот демонстрация «спецсубъектами» своих особых прав на дороге – происходит ежедневно.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter