Контрактника из Башкирии похоронили в яме для бомжей

Контрактника из Башкирии похоронили в яме для бомжей

Контрактника из Башкирии похоронили в яме для бомжей

5 апреля 2010, 02:23
Политика
Житель деревни Трунтаишево Альшеевского района Башкирии Талгат Исмагилов пытается разобраться в обстоятельствах гибели сына. В 2007-м семья проводила 18-летнего Илвира в армию, а через год парня всей деревней отправляли в последний путь. А до этого тело младшего сержанта екатеринбургской воинской части № 69771 захоронили как неизвестного на кладбище для бомжей. Уже полтора года отец пытается добиться, чтобы убийцу сына нашли и осудили. Иначе мужчина клянется разыскать и наказать душегуба самостоятельно. Однако в воинской части заявляют, что в этой смерти нет ничего загадочного, более того, погибший сам виноват в случившемся.

Дело про тело

 

Талгат Исмагилов перевез тело сына в родную деревню и перезахоронил на местном кладбище.

- Очень тяжело потерять сына. Но еще обиднее, что военные обвиняют мертвого во всех грехах, - смахивает слезы Талгат Масгутович. - Мало того, что забрали парня живым, а вернули в гробу, так им еще хватает наглости говорить, что в своей смерти сын виноват сам. Конечно, Илвир защитить себя уже не может, но я сделаю все, чтобы разобраться в этой темной истории и выяснить, что же произошло на самом деле!

Военные заявляют, что солдат ушел в самоволку и отравился паленой водкой. Между тем, экспертиза не обнаружила в крови парня алкоголя. Но выяснилось другое: Илвир был отравлен тяжелейшим ядом - этиленгликолем.

Студент-первокурсник Уфимской государственной академии экономики сервиса Илвир Исмагилов в армию пошел по собственной воле. Свое решение родителям объяснил так: «Я лучше сейчас отслужу со своими сверстниками, а потом получу образование». Родители возражать не стали.

- Мы в нем души не чаяли, уважали его самостоятельность, - говорит мама погибшего солдата Залия Анваровна. – Супруг служил в Афгане и всегда говорил, что мужчина должен пройти через армию. Да и в деревне у нас до сих пор считается позором, если парень от службы «косит». Илвир у нас не единственный ребенок: есть еще старшая сестра Ляйсан и младший братишка Ильнар. Мы думали, что Илвир будет для него примером, а вот теперь не знаем: стоит ли второму сыну служить?

Илвир пропал в июле 2008-го. Его родные сразу забили тревогу: до этого солдат звонил домой ежедневно. Да еще отцу приснился дурной сон, будто его сын лежит в могиле и мерзнет. Мужчина позвонил в военную часть.

- Мне ответили, что сын находится на учениях в Чебаркуле Челябинской области, а связи там нет.

В Екатеринбурге у Исмагиловых живут родственники, и взволнованный отец попросил их разузнать о судьбе сына. Но и им сказали, что связаться с Илвиром нет никакой возможности. Через три недели в Екатеринбург выехала сестра Илвира Ляйсан. Исмагиловым удалось дозвониться до полигона в Чебаркуле, но там сообщили, что Илвира у них нет.

Все, что было потом, Талгат Исмагилов вспоминает как страшный сон. Родители принялись искать сына через экстренные службы Екатеринбурга и в скорой помощи сообщили, что пациента с такой фамилией доставляли из медвытрезвителя в отделение токсикологии психиатрической больницы, где юноша скончался.

Талгат Исмагилов принялся восстанавливать цепь трагических событий и буквально по минутам выяснил, где был и что делал сержант Илвир Исмагилов с 21 июля, когда выехал с территории части, и до тех пор, пока его тело, отравленное ядом, не попало в морг. Правда, версия отца расходится с точкой зрения следователей военной прокуратуры.

 

Версия военных

 

Итак, по официальной версии, 21 июля 2008 года солдат Исмагилов получил зарплату за два месяца и покинул территорию воинской части, проще говоря, ушел в самоволку. Что он там делал и где был, никто не знает, но ровно через сутки в час ночи парня обнаружил наряд милиции. Исмагилов был в гражданской форме, без солдатского жетона, с признаками алкогольного опьянения: нарушением координации движений, бессвязной речью и запахом спиртного. Парень, которого доставили в вытрезвитель, сумел назвать свое имя, фамилию, место рождения и сообщить номер воинской части. Более того, Исмагилов позвонил сослуживцу Сергею Коваленко, которого предупредил, что попал в вытрезвитель. Коваленко, в свою очередь, донес эту информацию до заместителя начальника штаба 1 батальона воинской части № 69771 капитана Нуриахметова, а тот сообщил майору Евдокимову - непосредственному командиру солдата. Сотрудники медвытрезвителя также поставили в известность военную комендатуру гарнизона. По уставу, Евдокимов должен был доложить о проступке сержанта командиру части полковнику Мельникову, но не посчитал нужным это сделать. За что понес дисциплинарное наказание: был уволен из рядов вооруженных сил.

Отец погибшего солдата предполагает, что уволенный из армии майор точно знал, что случилось с его сыном, но тянул время, чтобы Илвир уже не смог ничего рассказать.   

В шесть утра, когда Исмагилову стало совсем плохо и работники медвытрезвителя вызвали «скорую». Исмагилова доставили в областной центр острых отравлений Свердловской психиатрической больницы. Там медики поставили диагноз «острое отравление этиленгликолем тяжелой степени». Алкоголя в крови медики не обнаружили. Военные же убеждают, что спиртные пары из организма сержанта «выветрились в результате реанимационных действий».

Но диагноз был поставлен до реанимации, кроме того, алкоголь нейтрализует действие этиленгликоля. И если бы парень действительно выпил водки, то, возможно, был бы жив.

Вот что пишет об этом яде медицинская энциклопедия: «этиленгликоль - бесцветная сиропообразная сладковатая жидкость без запаха. Смертельная доза для человека - от 50 до 150 миллилитров (в зависимости от состояния организма). Смертность при отравлении этиленгликолем – более 60 процентов. Действует двухфазно: сначала проявляется наркотический эффект (состояние опьянения), некроз кровеносных сосудов и сосудов головного мозга и отек легких. Вторая фаза – нарушение свертываемости крови и разрушение почек. Этиленгликоль обладает низкой температурой замерзания и применяется в производстве антифризов».

А еще благодаря отсутствию запаха и цвета и сладковатому вкусу, этиленгликоль совершенно незаметно можно добавить в сок или лимонад…

В больнице солдат пробыл три дня и скончался 25 июля. 7 августа парня захоронили как неизвестного, не опознав личности, поставив на могилке лишь порядковый номер.

Как это получилось, следователи военной прокуратуры ответить не могут, хотя случай из ряда вон выходящий. По всем документам (вытрезвителя, «скорой помощи», больницы) парень проходил как солдат в/ч 69771 Илвир Исмагилов. Более того, когда родственники настояли на эксгумации, на ноге умершего обнаружилась бирка с именем и фамилией.

Но, как говорится, нет тела – нет и дела…

В последнем письме к Талгату Исмагилову военный прокурор Сергей Воронов сообщил, что отравление и смерть солдата произошли вне территории воинской части, а значит, командиры должностного проступка не совершали. И отказал в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления в действиях военных.  

 

Версия отца

 

Талгат Исмагилов уверен, что убийство его сына было запланировано. Например, Илвиру, в день пропажи из части вернули водительские права – и этот факт подтвержден следствием. Илвир попадал в аварию на армейском «УАЗике» и был наказан за совершение ДТП лишением прав. Солдат рассказывал, что выехал за пределы части на машине, потому что офицеры послали его за водкой. А следствие наказало сержанта за «недисциплинированность». Интересно, что срок лишения прав истекал намного позже, но документы в злополучный день оказались в руках Илвира. Как так получилось? Солдат не имел никакой возможности забрать бумаги из ГАИ, а вот командование части – запросто.  

- Зачем моему сыну отдали права в день его смерти? – задается вопросом отец. - Я подозреваю, что один из офицеров запланировал вывезти с территории базы, скажем, оружие. Вот ему и понадобился солдат, от которого потом избавились, как от ненужного свидетеля.

Талгат Исмагилов восстановил все звонки с сотового телефона сына и выяснил, что 21 июля Илвиру шесть раз звонил капитан Михаил Бузмаков. И именно Бузмаков просил офицера комендантской роты капитана Носкова вернуть Исмагилову права. Между тем, военной прокуратуре Бузмаков объяснил, что звонил солдату с требованием «вернуться в часть».

Отец считает, что офицеры неспроста скрывали пропажу солдата. А иначе зачем родственникам на протяжении трех недель врали, что сержант находится на учениях и связи с ним нет? Почему на поиски беглеца, если он ушел в самоволку, не отправили комендантскую роту и не сообщили родителям? Почему военные не забрали парня из медвытрезвителя, когда милиционеры доложили об этом в часть? Каким образом из вытрезвителя пропала кассета с записью с видеокамер (по словам отца, отсутствуют записи именно 21 и 22 июня)?

Вопрос у Талгата Масгутовича много, а ответов нет.

25 июля был подписан приказ об отправке воинской части на учения в Чебаркуль. К документу прикреплялся список военнослужащих, в числе которых значился и Исмагилов. И это несмотря на то, что Илвир уже был мертв, и в командовании части об этом знали.

По мнению отца, военные намеренно пытались приписать его сына к Чебаркульскому полигону: в этом случае шансы найти мертвого солдата равнялись бы нулю.

После того, как скандальная история о смерти солдата была предана огласке, военные попытались обвинить в произошедшем самого Илвира Исмагилова. А теперь и его родителей подозревают в том, что они гонятся за страховыми выплатами.

Руслан РАХИМОВ.


Между тем

В правозащитном фонде «Право матери» (помогает родственникам погибших военнослужащих) говорят, что за частью 69771, из которой исчез младший сержант Илвир Исмагилов, давно закрепилась дурная слава. Ее даже называют «мертвой зоной».

Так, в декабре 2003 года сослуживцами был зверски замучен «срочник» из Челябинской области Ярослав Лазарев. Уже позже «Право матери» классифицировало это подразделение, как «часть повышенной смертности». В 2004 году фонд провел аналитическую работу и в его рейтинге самых «гибельных» частей российской армии в/ч № 69771 заняла шестое место.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter