Андрей Коновал решил свернуть протестную деятельность в Башкирии?

Андрей Коновал решил свернуть протестную деятельность в Башкирии?

5 ноября 2014, 00:21
Политика
Эффектно решил закончить уфимскую эпопею по защите прав сотрудников станции скорой помощи удмуртский политтехнолог и основатель ижевского профсоюза «Действие» Андрей Коновал. Организатор протестных выступлений медиков, последние три месяца сотрясавший митингами и голодовками столицу Башкирии, вероятно, решил, что его профсоюзная деятельность в Уфе исчерпала себя.

30 октября Андрей Коновал заявил, что вечером предыдущего дня на него напали неизвестные, потребовав, чтобы он убрался из города. Интересно, что такой пиар-ход с якобы нападением неизвестных, технолог уже применял в Тольятти, когда сворачивал там протестные акции.

В Уфе рассказы о нападении на организатора забастовок медработников разнятся. Сам Коновал поведал на своей странице в интернете, что злоумышленники выманили его из дома, попинав по колесам автомобиля марки «БМВ», на которой он приехал из Ижевска. А потом напали в подъезде, раскроив ему лицо резиновой дубинкой и сломав пяточную кость. Хотя эксперты уверяют, что такой перелом возможен только при ударе пяткой по твердой поверхности или прыжке с высоты, но в потом и вовсе выяснилось, что все кости у страдальца целые.

Андрей Коновал признался в своем блоге, что бандиты, по его мнению, нанятые главврачом скорой помощи, шипели: «Убирайся из Уфы». Несчастный утверждает, что неоднократно терял сознание, поэтому избиение помнит смутно и не может описать личности разбойников.

В Уфе Андрей Коновал останавливался в квартире медсестры уфимской скорой и активистки организованного им профсоюза «Действия» Марины Явгильдиной, проживающей на Архитектурной улице в доме № 5. И соседи по дому г-жи Явгильдиной утверждают, что нападения не было. Напротив, Коновал сам повздорил с местными жителями из-за автомобильной парковки. Обитатели дома просили убрать машину с удмуртскими номерами, а гость республики не желал переставлять дорогостоящее авто с облюбованного места.

Как бы там ни было, когда г-н Коновал вернулся с исцарапанным лицом в квартиру, он решил вызвать скорую помощь. Но номер 03 набрал не сам, а… попросил это сделать заведующую Оржоникидзевской подстанции уфимской «неотложки» Светлану Юсупову. Светлана Арнольдовна позвонила коллегам, но не представилась, а назвалась знакомой мужчины по имени Андрей, ставшего жертвой нападения. Почему, интересно, женщина, да еще руководитель подстанции, не сообщила врачам имя пострадавшего, которое ей было отлично известно?

Диспетчер «03» принял вызов в экстренной форме и передал на исполнение по территориальному принципу на Орджоникидзевскую подстанцию – подчиненным все той же Юсуповой. А на вызов приехала активистка профсоюза «Действия», а значит и сподвижница пострадавшего, фельдшер Анастасия Емцева.

Больной пожаловался соратнице на головную боль, головокружение, тошноту, рвоту, и кратковременную потерю сознания, и г-жа Емцева определила состояние товарища по борьбе как «средней степени тяжести». Фельдшер зафиксировала у пострадавшего гематомы и ссадины, болезненность в области левой стопы и пяточной кости и выставила диагноз: «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей, перелом стопы под вопросом». Забегая вперед, надо сказать, что в 21-й больнице врачи не обнаружили у жертвы нападения ни перелома пятки, ни черепно-мозговой травмы и предложили пострадавшему сходить к районному невропатологу.

Но, возможно, боевая подруга Коновала так разволновалась, обнаружив царапины на лице лидера организации, что начала делать одну ошибку за другой. Так, в анамнезе коллега удмуртского профсоюзного лидера забыла описать характер травм и способы их нанесения, хотя обязана была эта сделать. Всем медикам отлично известно, что подобное описание является крайне важным для определения тяжести состояния больного и объема полученных повреждений. Но фельдшер даже не стала записывать, на каких конкретно частях тела пострадавшего она обнаружила гематомы.

Кроме того, прибывшая на явно «криминальную» травму бригада медиков не оповестила о происшествии полицию, хотя этого требуют все нормы и правила.

Фельдшер поставила под вопросом диагноз перелома пяточной кости, но при этом, опять же в нарушение всех врачебных норм, пациент отправился в больницу пешком, а не на носилках. А ногу, которая могла быть сломана, никто из приехавших медиков не догадался зафиксировать. А ведь подобное отношение к больному является грубейшим дефектом оказания скорой медицинской помощи. Несмотря на то, что у пострадавшего имелся паспорт, фельдшер Емцева не записала в карту вызова место регистрации больного, что необходимо для его идентификации в базе данных ФОМС и оплаты вызова по системе ОМС.

Все эти события по фиксированию полученных при якобы нападении травм Андрея Коновала выглядят, как хорошо подготовленная войсковая операция. Начиная от того, что скорую вызывала сама начальница подстанции, бригада которой должна была отправиться на вызов, а принимала звонок еще одна сторонница Коновала. И заканчивая местом, где страдал больной – квартира находится на территории Оржоникидзевской скорой. Кстати, именно на Орджоникидзевской подстанции трудятся все активисты удмуртского профсоюза. И многие врачи бегут из-под начала Светланы Юсуповой, как они заявляют, из-за «невыносимой психологической обстановки». 

Впрочем, после того, как ситуацию на ССМП прокомментировал знаменитый врач и президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, заявив, что причиной ухудшения положения работников скорой вызвано неумелой государственной политикой, лишившей стратегическую службу бюджетного финансирования и оставившей врачей наедине со страховыми компаниями, деятельность г-на Коновала в Уфе перестала иметь смысл. Сегодня ему нужно перебираться в Москву и требовать преференций для всех медиков страны, а не только для отдельной станции скорой медицинской помощи.

- По моему мнению, когда несколько лет назад Минздравсоцразвития придумывало переход на одноканальное финансирование и погружение скорой в систему общего медицинского страхования, оно не совсем проработало подзаконные акты, которые помогли бы перейти без всяких издержек, – объяснил Леонид Рошаль. - Теперь все статьи, которые раньше финансировал ФОМС и региональные бюджеты, смешали вместе и назвали одноканальным финансированием. Но есть такой математический закон: от перемены мест слагаемых их сумма не меняется. У них слагаемые остались те же, а вот сумма почему-то изменилась — уменьшилась. Нигде не получилось полноценного одноканального финансирования, и для поддержания службы необходимы дотации из бюджета.

Интересно, что с самого начала всем действующим лицам было известно, что проблемы врачей скорой появились вовсе из-за козней руководства станции, а связаны с реформированием медицинской отрасли. В свое время главврач станции скорой помощи даже пытался судиться с фондом медицинского страхования, не доплачивающего медикам за вызовы. Но удмуртские протестанты почему-то направили свой гнев на руководство станции, а не против жадных страховщиков, что навело аналитиков на мысль о заказном характере «бунта».

Леонид Рошаль заверил слушателей радиостанции «Серебряный дождь», что сегодня на уфимской станции скорой помощи «все нормально» и усомнился в правдивости версии нападения на Андрея Коновала.

- Я знаю, что вокруг этого много политики, а я вне политики, - сказал знаменитый врач. - И иногда такие ситуации используются в своих целях. Кто сказал, что угрожали, что бьют, что говорят «не приезжайте». Он сам это выдумал или это действительно так было? У меня лично остается вопрос, - сказал Леонид Рошаль.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter