Аскар Фазлыев: «Лежачих не бьем»

Аскар Фазлыев: «Лежачих не бьем»

4 августа 2010, 01:51
Политика
Аскар Фазлыев – легендарная личность, основатель и менеджер ряда медиа-проектов, таких как «Радио «Ретро», «Радио «Хит ФМ», портал «Башньюс», газет «Регион 02», «Халык ихтияры» и «Халык тэлеге». Г-н Фазлыев руководил информационным направлением избирательных штабов Сергея Веремеенко в 2003 году баллотировавшимся на пост президента Башкирии и кандидатов от башкирской нефтянки, избиравшихся в уфимский горсовет. Однако, интересно, что Аскар Фазлыев считает себя эффективным менеджером, а вовсе не оппозиционером, как о нем думают многие.

- Я себя к оппозиции, во всяком случае, в ее политическом аспекте, не относил, не отношу и, скорее всего, не буду относить, - говорит г-н Фазлыев. - Оппозиция борется за власть, а я лишь боролся за свои права и права, близких по духу людей, а так же за свой бизнес…

- Пришли другие времена, и спешишь откреститься от своих единомышленников?

- Во-первых, изменились ли времена? Во-вторых, прежде чем навешивать ярлыки и ценники на товар, разберемся, собственно в самом товаре. Что такое оппозиция и кто такие оппозиционеры? Если у меня свой бизнес, могу ли я быть оппозиционным по отношению к властям? Вопрос в свете «ЮКОСа», риторический. Я всегда был и остаюсь лояльным к государству, всегда соблюдаю законы и правила игры, могу быть против конкретного чиновника, а не государственной системы вообще или действующего политического режима. Но если при этом, я не всегда думаю так, как чиновники, значит, меня надо срочно зачислить в оппозиционеры? Мне кажется, что оппозиционеры – это не те, кто думает по-другому, а люди, активно противодействующие власти. При этом, что интересно, часто бывает, что они полностью разделяют мнение и существующую систему ценностей этой власти. Более того! Не дай Бог, приди они к власти, все останется на своих местах, только фамилии на должностных постах сменятся. Беда и ограниченность идеологов в окружении Муртазы Рахимова в том, что они считали: «если не с нами – то против нас». При этом совсем упускали из виду, что в жизни часто происходит другое: «с нами - но против нас». Продолжая тему, можно ли назвать оппозиционером Миргазямова? Или уехавших из республики Копсова и Букаева? Просто в какой-то момент их мнение перестало полностью совпадать с мнением или «самого», или башкирских чиновников, приближенных к «самому». А как вам такой «оппозиционер», как Хабиров? И это только фамилии, которые, как говориться, на слуху. А сколько людей, менее известных, которых башкирская власть элементарно давила за инакомыслие, а, зачастую, как в моем случае за то, что они работали вне клановых образований, и люди, просто были вынуждены защищать себя, свои семьи, свой бизнес.

- Говорят, ты здорово пострадал от властей…

- В 2003 году меня – основателя и владельца на тот момент радиостанций «Радио ретро» и «Хит FM» - лишили возможности заниматься бизнесом и любимым делом  только потому, что мое мнение отличалось от мнения чиновников, мало того, мой бизнес сильно мешал медийному бизнесу ряда чиновников. При этом по словам одного из них я был «бесхозным мальчиком», то есть не состоял в никаких неформальных группах влияния, не платил ни кому за «крышу».  Поскольку законной возможности запретить вещание у местных властей не было, с радиостанциями поступили, особо не мудрствуя, но кардинально – спилили радиовещательные мачты. Наверное, я должен был прийти к «Белому дому» и сказать спасибо. Тогда бы меня, может, и оставили в покое. Но я стал бороться за свой бизнес. Подавать судебные иски, обращаться в прокуратуру, привлекать общественное мнение к оценке этого вандализма, поддерживать оппозицию. Но все это в рамках закона, правового поля. Тем не менее, со мной поступили по накатанной схеме: приклеили ярлык оппозиционера, пытались преследовать в уголовной плоскости. В принципе, я даже Альтафа Галеева, который стрелял в окружившую радиостанцию «Титан» милицию из охотничьего ружья, не стал бы называть оппозиционером. Человек защищал свою собственность. Его подвергли жесточайшему прессингу, и он защищался тоже жестко. Обыватели, обнаруживающие, к примеру, в своем почтовом ящике какую-нибудь оппозиционную газету, не знают и не видят того, какое давление испытывают на себе люди, издающие эту периодику. Поэтому они удивлены и, наверное, даже напуганы теми агрессией и негативизмом, которыми напитаны ее страницы. На самом деле – эта агрессия является активным ответом на поджоги типографии, аресты распространителей газет, на состояние постоянной тревоги за себя и свои семьи. Далеко не каждый способен подобное выдержать, оставаясь при этом адекватным человеком.

Очень немногим известно, что за время выборов президента РБ 2003 года сменилось несколько составов редакций газет, поддерживающих кандидата Сергея Веремеенко. Приезжие журналисты просто не выдерживали прессинга и травли, которая была организована. В итоге газеты стали издаваться силами местных журналистов. Днем люди трудились на своих местах в официальных изданиях, а вечером после работы писали для души в оппозиционные СМИ. Сейчас, уже без опасений за судьбу журналистов, я могу приоткрыть этот небольшой секрет издания оппозиционных газет. Несмотря на такое, казалось бы, двурушничество, я не могу осуждать этих журналистов. Они играли по тем правилам, которые для них установили. Точно также я не могу осуждать тех, кто сейчас злорадно потирает руки в ожидании уголовных дел в отношении сторонников бывшего президента. Предвкушают возмездие люди, реально пострадавшие от прессинга, потерявшие работу, попавшие под уголовные дела. Реваншистскую психологию трудно понять тем, кто не пострадал сам. Я думаю, многие из нас восхищались приключениями графа «Монте-Кристо»…

- Будешь удовлетворен, если, скажем, возбудят уголовное дело против тех, по чьему приказу сносились радиовещательные мачты «Радио Ретро»?

- Я живу по принципу: лежачих не бьем! Кстати такое уголовное дело возбуждалось в 2003 году, но… При всех негативных тенденциях в Башкирии  последних двух десятилетий, нельзя не признать заслуг бывшего президента РБ Муртазы Рахимова. После гонений в родной республике, мне довелось работать в десятке регионов России, ответственно заявляю, что люди у нас живут лучше. Если бы не история с башкирской «нефтянкой», я бы  признал его лучим губернатором, даже, несмотря на вандализм с радио «Титан» или бывшими моими радиостанциями.   Если я буду потирать руки и кричать «ату его, ату!», я сам опущусь до уровня тех, кто пытался гнобить меня и мой бизнес, в том числе и через попытки незаконного уголовного преследования. Поэтому Муртазе Губайдулловичу я желаю спокойной старости.

- На твой взгляд, грядет ли передел медийного рынка Башкортостана?

- Как можно говорить о переделе того, чего нет? Кто может сказать, что в республике существует, например, полноценный рынок общественно-политических СМИ? Что в информационном пространстве на равных соседствуют, соперничают различные издания, телерадиокомпании с различными мнениями и точками зрения? Назовите мне хотя бы один общественно-политический местный телеканал, радиостанцию, газету, мнение которых противоречило или хотя бы не совпадало с точкой зрения БСТ или «Республики Башкортостан»? Где конкуренция? Рынок без конкуренции не возможен. Поэтому можно говорить не о переделе, а о том, что нормальный медийный рынок республики к сегодняшнему дню еще не сформирован, не структурирован. Корректнее говорить, что в будущем времени, возможно, будет  сформирован башкирский рынок масс-медиа. Он в любом случае будет сформирован, но будут ли на нем доминировать местные коллективы? При существующей политике на рынке СМИ – однозначно нет.  

- Ну, если только интернет-СМИ…

- Вот то-то и оно! Не зря наши местные телерадиовещательные компании, печатные СМИ изумляют своим поразительным единодушием, как будто выходят они из-под одного лекала. Куда не посмотри, что не послушай, не почитай, везде одно и то же: мудрое руководство, передовое сельское хозяйство, социальная стабильность и т.п. Будут ли люди добровольно читать-смотреть-слушать такие СМИ?

Будут ли они их добровольно покупать? Ведь продукция СМИ – теле-, радиопередачи, номера газет – это тот же товар. И с этой точки зрения наши местные СМИ неконкурентоспособны, не говоря уже о самоокупаемости. Поэтому их подпитывают из бюджета, применяют меры административного характера. Насколько вообще эффективна подобная государственная политика в области масс-медиа. У меня давно сложилось впечатление, что наши СМИ работают ради процесса, а не результата, ради одного зрителя/ читателя. Речи об управлении общественным мнением даже не ведется. Тогда зачем такие траты? Именно из-за непрофессионализма республиканских СМИ в 2003 году альтернативные кандидаты, не контролируя ни одного телеканала, печатаясь за пределами республики, сумели привлечь такое количество сторонников в кратчайшие сроки.  

- Когда окончательно сформируется башкирский медийный рынок?

- Не могу сейчас делать какие-то прогнозы по поводу будущего местных масс-медиа, потому что не знаю, насколько велико будет административное влияние на их формирование. Если исходить из того, что новое руководство республики не будет по каждому поводу вмешиваться в деятельность существующих СМИ, что оно станет «пущать» на этот рынок другие, в том числе и федеральные издания, то, в принципе, ничего нового или неординарного здесь не произойдет. Еще больше аудитории уйдет в интернет. Что еще более усугубит ситуацию на рынке печатных СМИ. Развитие интернет технологий и их доступность начнут наступление и на эфирное телевидение. Уже в ближайшие три года отомрут или «сдуются» те СМИ, которые сейчас сидят на бюджетной «игле», учитывая бюджетный дефицит. Печатные издания, которые принуждают выписывать, телеканалы, которые никто не смотрит кроме их создателей, радио, которое не слушают - умрут естественной смертью, если оставить все, как есть. На их место придут конкурентоспособные СМИ, те СМИ, которые будут покупать добровольно. Но для этого потребуется кардинально повысить качество контента.  Вообще производителям качественного контента, в связи, с переходом, в ближайшее время, на цифровое вещание откроются новые горизонты. Если до сих пор был дефицит частот, то в будущем ситуация кардинально изменится в пользу контента.

-  А если не оставлять все, как есть?

- Как менеджер, реализовавший ряд успешных медиа-проектов, я, конечно, могу предложить решения. Здесь я должен выдержать театральную паузу и сказать: если меня пригласят. Но я этого говорить не буду, во-первых, потому что давно уже полагаюсь только на самого себя и не жду ни от кого приглашений, и, во-вторых, потому что эти решения лежат на поверхности. Если власти заинтересованы сохранить свои СМИ и создать с их помощью реальное, а не мнимое влияние на общественность, то и ГТРК «Башкортостан», и ИА «Башинформ», и «Республику Башкортостан», и «Вечерку» необходимо глубоко реформировать. При этом реформы должны носить управленческий и экономический характер. Кадровым потенциалом наши СМИ не обделены. Талантливых и работоспособных людей у нас достаточно. Если одни и те же журналисты способны выпускать одновременно и официозную, и оппозиционную прессу, это говорит и об их творческом мастерстве, и о работоспособности, и о здравом смысле.

Что же касается конкретных реформ, то изобретать велосипед в отношении той же ГТРК «Башкортостан» не надо. Достаточно отделить вещание – техническую сторону от творчества. Собственно ГТРК пусть так и занимается вещанием, а созданием телепрограмм занимаются творческие коллективы на конкурсной основе. Следует разнести национальные редакции по собственным частотам и не «лепить» дубли, тем более повторять мировые или федеральные новости в русскоязычных новостных включениях. Необходимо четко сегментировать собственную аудиторию и работать под нее, а не под себя. ИА «Башинформ» необходимо повернуться лицом к пользователям интернета, включаться в современные технологии, использовать социальные сети и блоги, как для продвижения информации, так и для ее сбора, привлекать большее число неформальных собкоров. Можно продолжить…

А пока, могу поздравить Гузель Ибрагимову с новым назначением и пожелать ей удачи, несмотря на наши противоречивые взаимоотношения в бытность меня директором КВК «ТВ-6.Уфа». Надо признать, что она как  менеджер городского телеканала сумела создать конкурента ГТРК «Башкортостан» при меньшем бюджете. 

Мухарям БАКИЕВ.
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter