Подрывная сила. Башкирия стала полигоном для террористов

Подрывная сила. Башкирия стала полигоном для террористов

3 июня, 01:00
Политика
В ближайшее время Верховный суд РБ огласит приговор 38-летнему Рустему Зайнагутдинову, обвиняемому в подготовке террористических актов на территории Башкирии. Напомним, Зайнагутдинов действовал в одной связке с прошедшим террористическую подготовку в лагере Аль-Каиды Павлом Дороховым, получившим имя Абдуль Муджиб. Дорохов участвовал в военных действиях на афгано-пакистанской границе против американских сил и зарекомендовал себя жестким и бескомпромиссным бойцом. В лагере боевиков о Павле Дорохове, известном как Абу Бакр, до сих пор ходят легенды – мужчина оказался талантливым организатором боевых операций и убийцей. А спустя некоторое время Дорохов прибыл в Салават, где, завербовав Рустема Зайнагутдинова, стал готовиться к «священной войне» и терактам на территории России. Боевики планировали напасть на патрульный пост милиции, водозабор, склад жидкого аммиака на «Салаватенефтеоргсинтезе» и местное подразделение УФСБ. Но 20 августа 2008 года планы заговорщиков сорвали башкирские правоохранители.

Заговор против мира

 

Рустем Зайнагутдинов на скамье подсудимых находится в одиночестве. Он ответит перед законом сразу по трем статьям Уголовного кодекса – за приготовление к теракту, за вербовку, и вооружение и вовлечение в приготовление к этому злодеянию других людей, за незаконный оборот оружия, совершенный организованной группой. Российское уголовное законодательство предусматривает за эти преступления в совокупности до 25 лет лишения свободы. Подельник Зайнагутдинова – Павел Дорохов, а по сути, руководитель террористической ячейки, живым правоохранителям не сдался.  Мужчина, оказывая вооруженное сопротивление спецслужбам, получил несовместимые с жизнью ранения. Как только в окно частного дома № 69 на Бельской улице в поселке Малый Аллагуват постучали, Дорохов сразу принялся стрелять в бойцов СОБРа, ранив одного из них.

В жилище, которое снимал Дорохов, в квартире арестованного Зайнагутдинова на Уфимской улице в Салавате и оборудованных ими схронах в Мелеузовском районе следователи изъяли арсенал взрывных устройств и огнестрельного оружия: тротил массой 825 граммов со взрывателями, две боевые гранаты, автомат АК-47, два обреза ружья, самодельный боевой пистолет с глушителем. И если бы не четкая работа сотрудников УФСБ по РБ и башкирской милиции, доморощенные экстремисты не остановились бы ни перед чем.

Как так получилось, что в самом сердце России действовала вооруженная террористическая группировка?

Мы не раз слышали разговоры о кознях мировой закулисы, которая якобы и учиняет все несчастья на земле. Однако рассказы о заговорщиках, создавших тайное мировое правительство, так и остаются анекдотами, а вот система, винтиками которой стали Павел Дорохов и Рустем Зайнагутдинов, существует в реальности и готова в любой момент взорвать мир. Судите сами.   

Павел Дорохов создал в Салавате хорошо законспирированную ячейку террористической организации Уйгуро-булгарский джамаат, которая входит в состав международных террористических  организаций Талибан и Аль-Каида. Все эти группы боевиков, прикрываясь религиозной риторикой, мечтают подчинить себе мир, создав новое государство «Великий исламский халифат», которое, по их мнению, раскинется на территориях Центрально-азиатского региона и российского Поволжья. Такие бандформирования открыто проповедуют джихад – вооруженную борьбу с неверными. Причем «неверными» признаются все люди, проживающие в любой стране, открыто не вступившей в войну с правительством и войсками США и их союзниками. Так, территориями джихада, где «неверные» подлежат уничтожению, стали средняя и южная Азия, Америка, Филиппинские острова и Индонезия, север и центр Африки, Россия и ее государства-союзники.  

Кстати, среди бойцов, проходящих в том числе и идеологическую подготовку в террористических лагерях, немало выходцев из РФ и СНГ. Например, в лагере близ городка Дегон, где воевал Дорохов, отдавали свои жизни за чужие идеи дагестанцы, русские, кабардинцы, но основной состав состоял из татар и башкир. Татария и Башкирия  - на особом счету у мировых террористов – здесь, по их мнению, как раз те места, где легко вырастить себе смену, так как здесь живет «хороший биоматериал».

 

Топор войны

 

Уйгуро-булгарский джаммаат и создавался в 2003 году для того, чтобы вовлечь в террористическую деятельность россиян. Агрессивные боевики сейчас активно влияют на умы бывших жителей Советского Союза – в интернете присутствует русскоязычный сайт Уйгуро-булгарского джамаата, где поднимают на борьбу с «неверными» не только «братьев и сестер», но и детей: «Джихад должен совершаться ребенком, даже если родители против, женой, даже если муж не согласен». 

Основал это страшное подразделение бывший житель Альметьевска, получивший имя Абу-Муса и сейчас объявленный в розыск за тяжкие преступления. С Павлом Дороховым Абу-Муса занимался лично. Неудивительно, что русский парень насквозь пропитался идеями «священной войны» и желанием убивать. 

Отстаивая с автоматом в руках интересы непризнанного сепаратистского государства Вазиристан, которое располагается на границе Афганистана и Пакистана, Павел Дорохов получил боевые навыки и вернулся на родину, по словам близких, совершено другим человеком. Если раньше мужчина носил бороду и посещал мечеть, то теперь он сбрил растительность и удалился от семьи, разведясь с женой, не разделяющей его взглядов. Он переселился в частный дом в пригороде Салавата – поселке Малый Аллагуват, стал замкнутым и нелюдимым и большую часть времени проводил или в лесах, где, как выяснилось позже, делал схроны с оружием, или запирался в своей комнате, тщательно конспектируя книги. Это потом, при обыске в его жилище следователи обнаружат пособия по военному и минному делу, партизанской войне, тактике боевых действий малых подразделений, войсковой разведке, технике спецназа, боевого выживания и основ маскировки.

Сподвижники Дорохова утверждают, что, побывав на войне, Павел изменился и внутренне – в Салавате он проявил себя жестким лидером, не способным идти на компромиссы и не считающимся с чужим мнением, легко манипулирующим людьми и требовавшим беспрекословного подчинения. 

Как говорят, в лагере боевиков Дорохов стал особо приближенным к местным эмирам, войдя в узкий круг руководящей верхушки. Павел участвовал во многих партизанских операциях, не раз убивал людей, прославился особыми боевыми навыками и жестокостью. Дорохов, судя по всему, получил отличную боевую подготовку в экстремистской организации, раз эмиссары террористов посчитали возможным выслать его в качестве диверсанта в Башкирию. Уйгуро-булгарский джамаат, который иначе как бандитским формированием не назовешь, одной из своих целей ставит подготовку опытных бойцов для отправки ведения джихада на территории России – Поволжья, Урала и Сибири.

Эмиры не ошиблись – Дорохов сумел создать ячейку с отлично выстроенной иерархией и организацией, жесткой конспирацией, внутренней дисциплиной и прочными связями между членами террористической группы, а сам выступал идеологом и вдохновителем боевого учения. Но, казалось бы, что мог сделать со своей небольшой командой Павел Дорохов против всей правоохранительной системы республики?

Для того чтобы понять, как лидеры боевиков видят мировое господство, следует пройти по тому пути, которым вышли на тропу борьбу с «неверными» Павел Дорохов и его подручный Рустем Зайнагутдинов.

 

Всех не перестреляешь

 

«Наши территории находятся в положении оккупации, агрессии и завоевания врагами. И война с оккупантами сегодня является обязательной для каждого», - настаивают лидеры мирового терроризма.

Экстремистские гуру заявляют, что вся земля должна принадлежать только им. По их мнению, представителей иных государств следует уничтожать. В теории, которую разработали приверженцы терроризма, «неверных» на планете быть не должно. Поэтому всех, не входящих в их ряды, следует считать врагами, а земли, на которых живут обычные люди, – «оккупированными». Ближайшие цели – дестабилизация внутриполитической ситуации на «захваченных» территориях терактами и диверсиями.

На портале Уйгуро-булгарского джамаата чуть ли не ежедневно публикуются новости о «потерях противника»: террористы сухим языком докладывают, сколько убили «оккупантов» (то есть обычных мирных жителей), подорвали «марионеток» (военнослужащих сил НАТО) и уничтожили врагов – солдат правительственных армий.

«Терроризм является одним из важных обязанностей. Более того, нет ничего более важного, чем терроризирование врага», - пишет в своей книге  «Боевая программа», которой зачитывался Дорохов, идеолог мирового переустройства шейх Абу Мусъаба ас-Сури.  

Интересно, что борцов за построение всемирного халифата не смущает, что их называют террористами. Напротив, они видят в этом особый смысл.   

«Устрашение и террор врагов – это обязанность, а убийство их главарей – пророческая миссия!» - уверяет в своей «Боевой программе» шейх Абу Мусъаба ас-Сури.

Более того, теоретик джихада настаивает, что существует два вида терроризма – «запретный» и «восхваляемый». Под запретом находится устрашение самих боевиков, а вот террор остальных людишек – должен стать делом жизни для каждого.

С недавнего времени террористические организации серьезно пересмотрели методы борьбы с неугодными им правительствами. Сделать это их заставила мировая реакция на взрыв американских небоскребов. Во всех странах заработали программы, обрывающие финансовые нити, тянущиеся к боевикам, а спецслужбы получили карт-бланш на нейтрализацию террористов. 

И тогда идеологи борьбы с «неверными» решили, что незачем бросать открытый вызов правительствам, способным на корню пресекать отлично выстроенные террористические фронты. Теперь главным для боевиков стала партизанская война, ведущаяся исподволь на территории противника. А для того, чтобы такая борьба была успешной, «требуются люди, живущие на этих землях, которые ничем не отличаются от себе подобных и ведут обычную жизнь». По мнению разработчиков войны с «неверными», «таких террористов сложнее рассекретить, а урон, который могут нанести врагам местные жители, может стать колоссальным».

Причем, по мнению террористических кардиналов, «стоит перенести подготовку терактов в каждый дом, в каждое село, в каждый район».

Агитаторы мирового переустройства считают, что каждый теракт станет сигналом для других не уверенных и не нашедших себя в жизни молодых людей, которые с удовольствием возьмутся за организацию устрашающих операций.

«Основным стержнем военных действий против русских, должен оставаться метод в рамках «легких партизанских войн» и «сельско-городского террора» в полностью засекреченном виде, особенно на уровне одиночных операций и операций мелких групп, - учит «Боевая программа». – Отряд, состоящий из двух-трех человек, знающий основы безопасности, подготовленный в военном плане и имеющий высокую культуру террора, может выполнять огромные задачи».

Группы, как ячейка Дорохова, обязаны вести «джихад одиночного устрашения», задача которого «в истощении врага и в доведении его до состояния развала и отступления».

 

Боевые киборги

 

Как обычные российские парни уверуют в то, что их судьба сживать со свету «потомков свиней и обезьян» (так называют идеологи религиозного терроризма «неверных»)? Неужели на юные души так действуют графоманские стишки, опубликованные на сайте Уйгуро-булгарского джамаата: «Оставьте собственную душу/Она вам не принадлежит/Не будьте у неверных игрушкой/Любите смерть сильней чем жизнь»?

Но в запасе у идеологов террористической борьбы есть пропагандистские методы пострашнее.

По словам соседей, Дорохов жил замкнуто и большую часть времени проводил за учебниками. Экстремистские учителя обеспечили диверсанта массой необходимых познаний: теракты следовало совершать там, где они «принесут наибольший экономический вред врагам, больше всего причинят им боль, и где они понесут самые тяжелые потери».

Дорохова еще в лагере научили, по каким целям нужно ударять в первую очередь – по скоплениям гражданских людей на стадионах, концертных залах и местах отдыха, фестивалям и многоэтажкам, по представительствам правоохранительных органов, силам безопасности, телевидению и многим другим.

Нападение на местный водозабор, который тоже планировали салаватские боевики, – личное изобретение Дорохова. От взрыва склада жидкого аммиака на одном из крупнейших заводов Салавата, он благоразумно отказался, понимая, что силенок у отряда из двух человек не хватит на столь масштабную «акцию устрашения». А вот нападение на милиционеров должно было состояться со дня на день. Причем главным для боевиков было вовсе не лишение жизни правоохранителей, хотя они отлично понимали, что убийство стражей порядка станет резонансным преступлением. Захват поста милиции бандиты запланировали для того, чтобы разжиться табельным оружием. Также они намеревались добывать деньги, нападая на инкассаторские машины и предпринимателей.

Дело в том, что разработчики партизанской войны считают, что поиск денег и оружия на проведение терактов входит в «священную миссию» «главного» в ячейке. Это и понятно – денежные переводы легко отследить. Предводители террористического учения объясняют своим последователям: так как священная война обязанность любого террориста, то и средства на выполнение повинности он должен находить сам, но зато сполна пользоваться добытыми на войне трофеями.

У Павла Дорохова не было денег не то что на экипировку боевого отряда, но и на еду. Статус главы ячейки не приносил Дорохову материальных дивидендов – дом в аренду ему достался бесплатно, а с хозяйкой съемщик расплачивался вскапыванием огорода.

Такое потребительское отношение к завербованным россиянам вполне объяснимо. Главари террористов отлично понимают, что захвата мирового господства при своей жизни они не застанут, однако для того, чтобы иметь влияние на мировой арене следует как можно чаще напоминать о себе. Роль пугала для цивилизованного мира и выполняют такие дороховы.

Для ведения подрывной работы на территории врага теоретиками экстремизма разработаны стройные схемы. Например, предпочтение при обучении молодых боевиков отдается вовсе не полевым лагерям, а… домашним посиделкам.

«Да, в домашних условиях нелегко научить навыкам стрельбы из легкого оружия, но зато эти ячейки труднее обнаружить, - пишет шейх Абу Мусъаба ас-Сури. – Достаточно того, что ученики учатся собирать и разбирать пистолеты». 

По мнению боевого идеолога, отсутствие практических навыков – не беда:

«Бывало, что первый выстрел такие ученики делали сразу на боевой операции и весьма успешно справлялись».

Павел Дорохов и Рустем Зайнагутдинов оказались прилежными учениками.  

 

Великое переселение

 

Дорохов в свое время не щадил жизни, нападая на подразделения регулярной армии и полиции Пакистана,  Афганистана, военнослужащих антитеррористической коалиции сил НАТО. Но в лагере боевиков он оказался вовсе не в погоне за новыми впечатлениями.

Дело в том, что сторонники Уйгуро-булгарского джамаата исповедуют экстремистскую идеологию «Ат-Такфир Валь Хиджра» («Переселение для борьбы с неверными»), которая запрещает проживать на стороне «противника».

«Хиджра – является начальным звеном к джихаду, - объясняют будущим переселенцам. – Мы должны обучиться азам вооруженной борьбы, чтобы впоследствии, вернувшись к себе на родину, начать или возобновить там джихад».

Кстати, нахождение в «логове врага» идеологи «хиджры» разрешают только с диверсионно-подрывными и разведывательными целями. Потому и адептов этого учения, жаждущих приносить пользу, нетрудно уговорить сняться из родных мест.

Рустем Зайнагутдинов, постоянно проживая в Салавате, стал проповедником хиджры. Хотя, по сути, он занимался вербовкой пушечного мяса и отправкой наших ребят в заграничные лагеря боевиков.

Члены тайного боевого общества под руководством Зайнагутдинова часто собирались на конспиративные встречи, где обсуждали необходимость изменения политического строя в России, перекройки государственных границ других стран насильственными методами и важность переселения на «землю обетованную» - в места, где «братья» ведут ожесточенные бои с «неверными», «оккупантами» и «марионетками».

Некоторые решались отправиться в рискованное путешествие семьями – Рустем Зайнагутдинов провожал горе-паломников до турецкого города Трабзон, снабжал документами и деньгами, а оттуда выбравшие лучшую долю уходили с арабами-проводниками  через Иран и продвигались только им известными тропами к границе Афганистана через несколько государств. Дорога очень сложная, и немногие доходили до места живыми.

- Во время перехода границы нам на головы надевали шапки, закрывавшие глаза, чтобы мы не запомнили путь, - вспоминает один из выживших после экстремального путешествия. 

В лагере боевиков вновь прибывшие в течение шести месяцев проходят начальную идеологическую и военную подготовку. В террористической «учебке» россиян ждут курсы физических дисциплин, лекции по боевой идеологии, изучение основ минно-взрывного дела, рукопашного боя, обучение владением автоматом, пистолетом и гранатометом и тактикой ведения боевых действий в горах.

Их, научив лишь первым навыкам обращения с оружием, гонят в горы, где непривычные к партизанской войне имеют мало шансов выжить.

- Отряды состоят из российских, узбекских или таджикских парней, а начальниками там служат арабы. Местные жители не воюют, - откровенничает один из прошедших боевую подготовку.

Да и зачем? Со всего света едут отдавать жизнь за бредовые идеи граждане других государств.

Преподаватель Стерлитамакского педуниверситета Эдуард Хасанов вместе со скарбом, детьми и женой тоже отправился в трудный путь, но погиб бесславно. От бывшего преподавателя не осталось даже кусочка тела – он вместе с отрядом таких же обреченных попал под американскую бомбежку. Судьбу вдовы Хасанова устроили «братья по оружию», выдав ее замуж за араба третьей женой. 

Родители Эдуарда Хасанова, по-прежнему живущие в Стерлитамаке, уверены, что сын с семьей поселился в Крыму. О смерти мужчины и о том, живы ли невестка и внуки, они, конечно же, ничего не знают.

Весной прошлого года, поддавшись идеям хиджры, увез двоих детей и супругу житель Салавата Ильдар Тагиров. О судьбе этой семьи и вовсе ничего не известно. 

Какими же методами россиянам промывают мозги, заставляя их гибнуть за призрачную идею всемирного владычества?

Эмиссары, вербующие сторонников, отлично представляют психологический портрет будущих бойцов, которых потом бросят на борьбу с «неверными». Это религиозно необразованные молодые люди, которым нетрудно задурить головы, не удачливые в жизни, но имеющие амбиции. Многим из них не хватает драйва и сильных эмоций, а программа борьбы с «неверными» подразумевает всплеск сильных переживаний.

Например, младший брат Зайнагутдинова Рауф стал наркоманом, несколько раз отсидев за кражи, да и сам Рустем не отличался благонравным поведением – в молодости дважды попадал под уголовное преследование за драки и хулиганство. Парень зарабатывал на жизнь, торгуя бытовой химией и цементом на местном рынке, и, оказавшись вовлеченным в террористическую организацию, почувствовал себя весьма значимой персоной.

«Народные отряды должны состоять из одиночек и из мелких групп с ограниченными финансовыми возможностями – а это преобладающее большинство обычных людей. Они могут выполнять простые операции на низком военном уровне, но многочисленность этих операций должна перейти во всеобщее явление», - уверены идеологи партизанских террористических войн.

Иностранные эмиссары разработали 44 вида ведения джихада, которые доступны любому обывателю. Например, не обязательно воевать самому, но можно вкладывать деньги в войну против «неверных», организовывать фонды для их поддержки, жертвовать имуществом, заботиться о семьях воюющих, помогать экипировать бойцов и собирать медикаменты, призывать других к джихаду, распространять нужное учение. И даже… вести интернет-джихад: «организовывать дискуссии на форумах, рассылать и размещать нужную литературу и создавать веб-сайты о войне с неверными».

Так что сторонником идеологов убийств может стать любой подросток.

 

По коням!

 

Всем нам, привыкшим к спокойной мирной жизни, появление в патриархальной провинции террористов кажется дикой выдумкой. Но если вспомнить, что за год до рождения экстремистских планов Павла Дорохова четверка боевиков расстреляла в Стерлитамакском районе районе 41-летнего участкового местного ОВД Гаяза Сагидуллина, 29-летнего прапорщика милиции Алмаза Шамсутдинова и добровольных помощников правоохранителей 57-летнего Мухамета Ишмухаметова из деревни Южной и 30-летнего Расима Ибрагимова из села Бегиняш, то становится понятно, что угроза террора в республике существует в реальности.

Разработав систему забрасывания в «тыл врага» одиночек, мировые террористы считают важным появление на «вражеских» территориях таких личностей, как Дорохов.

«Есть люди, внутренне уже с рождения готовые быть успешными террористами, в совершенстве владеющие своим делом. Учителя и ответственные братья должны раскрывать эти таланты и шлифовать их мастерство, чтобы они стали образцами в этом благословенном виде священной войны», - пишет Абу Мусъаба ас-Сури.

Причем вербовка ярких последователей происходит в условиях жесткой секретности. Эмиссаров, выискивающих падких на романтику парней на «вражеской территории», называют «строителями». Строители находят несколько человек с выраженными лидерскими задатками и принимаются готовить каждого из них к «великому пути». Причем все ученики не знакомы друг с другом и имеют выход только на одного гуру. Когда строитель исчезает, эти люди начинают формировать собственные отряды. Так, на одной территории может оказаться несколько не зависимых друг от друга и никак не связанных между собой боевых ячеек.  

- Когда то тут, то там происходят попытки дестабилизировать общественное устройство, создается впечатление, что на территории врага действует разветвленная сеть хорошо организованной террористической организации, -  самодовольно сообщает о полезности такого метода шейх Абу Мусъаба ас-Сури.  

Идеолог партизанской войны скромно умалчивает, что на самом-то деле речь идет об отдельных психах, намеревающихся взорвать мир, но логика в его теории есть.

Когда правоохранители в сентябре 2007 года столкнулись с кровавыми следами четверки боевиков, они ломали голову: кто рискнул на столь дерзкое преступление? Каким образом бандиты оказались вооружены автоматами Калашникова? Откуда у них умение заметать следы по правилам военного искусства и навыки выживания в природных условиях?

Вооруженными бандитами оказались две молодые семейные пары сбежавшие в леса Башкирии, после того, как их обвинили в экстремистской деятельности на территории Татарстана. Данила Габдулхакова и его двоюродного брата Венера Хазетдинова объявили в международный розыск, а 25-летние парни три года скрывались, гуляя по Пермской, Челябинской и Оренбургской областям и таская за собой жен. Мало того, что они были экипированы по последнему слову военного дела, имели три автомата, две винтовки, патроны и спутниковое навигационное оборудование, бандиты передвигались по республике на лошадях, практически не скрываясь и не считая нужным таиться от местного населения. В рюкзаках боевики тащили кучу экстремистской литературы, объясняющей, как действовать «братьям» на вражеской территории. 

Боевой четверке было чем гордиться – они не нарушили ни одного пункта террористического учения, описанного в походных учебниках, – безжалостно лишили жизни «неверных», забрали в качестве трофеев оружие милиционеров и надеялись совершить хиджру, направляясь к своим «братьям».

На судебном следствии, которое длится до сих пор, подсудимые рассказывают, что рассчитывали попасть в Ирак, чтобы там, наконец, оказаться в рядах единомышленников и «воевать с американцами». 

– Неверные подлежат уничтожению, - твердили после задержания Данил Габдулхаков и Венер Хазетдинов.

Впрочем, по мнению этих молодых людей, давно превратившихся в убийц, все граждане России, имеющие наглость проживать на территориях, облюбованных сторонниками построения великого халифата, заслуживают смерти.

И невозможно предугадать, где отравленные боевой идеологией выстрелят в следующий раз.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter