Протесты в Башкирии: как акция штаба Навального переросла в митинг «Республики»

Протесты в Башкирии: как акция штаба Навального переросла в митинг «Республики»
Протесты в Башкирии: как акция штаба Навального переросла в митинг «Республики»
2 февраля, 11:56ПолитикаТимур АлмаевФото: Mkset.ru
После январских митингов в поддержку Навального, которые прошли без самих активистов его штаба, общество получило новых лидеров протеста. Мkset попросил объяснить политологов, что происходит с протестным движением в Башкирии

В минувшее воскресенье в столице Башкирии и в Стерлитамаке второй раз за последний месяц прошли протестные акции. Изначально запланированные как митинги в поддержку Алексея Навального, они переросли в шествия людей, объединенных недовольством положения вещей в республике и в стране.

— Мы наблюдали трансформацию протестной динамики. Прежде федеральные массовые акции проходили преимущественно в Москве и Петербурге, а в регионах только по локальным событиям (Волоколамск, Шиес, Хабаровск, Куштау), теперь протест сместился на места, приобретя многополярность, — рассказывает политолог Арсен Шаяхметов.

Федеральная повестка, по словам Шаяхметова, переплелась с региональными очагами недовольства, расширяя протестное поле. В регионах де-факто люди выходили «за себя» (выступая за решение собственных проблем), и «того парня» (защита Навального и общая антикоррупционная и антикризисная повестка).

— Региональный протест стал интегрироваться в федеральную повестку, а федеральные проблемы — ассоциироваться с губернаторами как представителями Москвы, — говорит он.

Ожидаемо самым многочисленным шествие оказалось в Уфе. Оценить точное количество собравшихся сложно, а официальные данные в МВД Башкирии называть по-прежнему отказываются. Тем не менее можно предположить, что количество собравшихся 23 и 31 января было примерно одинаковым.

Оба раза мероприятия фактически были «обезглавлены». Накануне каждого из них или во время их проведения были задержаны активисты штаба Навального и другие общественники, толком не дав выступить перед собравшимися. Так, координатору уфимского штаба Лилии Чанышевой, задержанной перед началом первого митинга 23 января, все же удалось побывать на втором. Однако попытка выступить перед собравшимися 31 января на площади Салавата Юлаева не имела успеха — практически сразу Чанышева была задержана сотрудниками полиции.

Более ярко события развивались в день первого шествия. В ту субботу «безглавым» мероприятие было недолго. Когда стало понятно, что всех представителей уфимского штаба Навального задержали, собравшиеся стихийно двинулись «гулять по городу», а добравшись до памятника Салавату Юлаева, внезапно обрели нового лидера протеста.

— Акцию, организованную штабом Навального, после задержания его координатора возглавил лидер нового движения «Республика» Урал Байбулатов, запомнившийся тем, что появился в финальной стадии противостояния на Куштау и впоследствии «слил» тот протест. Во время субботнего шествия он (по аналогии с августом) в какой-то момент возглавил протест, пользуясь задержанием Лилии Чанышевой, — констатировал политолог Шаяхметов.

Арсен Шайхметов напоминает, что Байбулатов не был задержан, выступая из отдела полиции, куда он явился добровольно с тезисом о переносе намеченных на 30 января новых акций штаба Навального. Его задержали последним — 27 января. Тогда Байбулатов на своей странице в Facebook написал, что его заманили на встречу с другим ранее задержанным общественником Русланом Нуртдиновым, на которую Байбулатов поехал с детьми. Впоследствии Байбулатова задержали в девятом отделе полиции. В СМИ были данные о том, что после задержания его детей в машине оставили одних дожидаться приезда матери, однако данные об этом противоречивы.

Эту ситуацию можно рассматривать с двух ракурсов, считает Арсен Шайхметов. Он называет очевидным, что Байбулатов стремится перехватить повестку и активную часть недовольных, возглавив протест, лидером которого он не является. Кроме того, по мнению политолога, Байбулатов пытается инициировать раскол движения, размыть ситуацию, снова «слив» протест.

— Так или иначе, в его действиях читается алгоритм: он не генерирует позитивную повестку, неожиданно появляясь на пике противостояния и «сливая» протест. Борьба за лидерство в аморфном разновекторном протестном поле сегодня не выгодна никому. Действия Байбулатова выглядят как попытка маргинализации и деконсолидации гражданских активистов, — говорит политолог.

В целом, с тезисом развернувшейся «борьбы 23 января за сердца аудитории» соглашаются все опрошенные Mkset политологи, пусть и в менее категоричных формулировках.

— Перехват повестки у сторонников Алексея Навального налицо, однако я бы не стал сейчас делать преждевременные выводы. Это текущий этап. Возможны и другие акценты. Сформированный протестный ландшафт в республике достаточно пластичен и способен меняться, — говорит политолог Дмитрий Михайличенко.

Показательным было и информационное пространство вокруг происходящего в дни протестов. Так, после того, как шествие достигло Дома правительства Башкирии, а Урал Байбулатов и Руслан Нуртдинов завершили свое выступление перед собравшимися, телеграм-канал уфимского штаба Навального объявил об окончании мероприятия. Однако с этим не согласились «соседние» телеграм-каналы, также освещающие протестную повестку в Башкирии. Так, телеграм-каналы «Куштау on-line» и «Башнационал» резко раскритиковали действия местного штаба, обвинив его попутно в «сливе» протеста.

— Либеральный и националистический протест — это принципиально разные вещи, поэтому не стоит удивляться, что за сердца недовольных будет вестись борьба. До какого-то момента в принципе это возможно. Все зависит от готовности лидеров не выдвигать неприемлемые для другой стороны лозунги, — объясняет политолог Аббас Галлямов.

С ним соглашается и политолог Николай Евдокимов. Он считает, что любой масштабный протест включает в себя разные сегменты от умеренных реформаторов до радикально настроенных групп.

— Протест в республике не носит консолидированного характера, а представляет собой причудливый союз нескольких групп, каждая из которых предлагает свою политико-идеологическую повестку, но готова объединиться с противниками власти, исходя из собственного представления о ближайших тактических целях. По протесту в Башкирии мы видим, что пока это работает, но мировоззренческие противоречия между различными сегментами протестующих рано или поздно дадут о себе знать, а скорее всего, уже дают, — объясняет политолог Николая Евдокимов.

При этом опрошенные эксперты и собеседники в региональном правительстве отрицают возможную причастность каких-либо протестующих к действующей в республике власти.

— Я в такие вещи не верю. «Управляемый протест» в стратегическом плане — это ерунда. Каким бы «управляемым» он ни был, чтобы выглядеть реалистично, он должен реально качать протестную повестку. Это что же, за счёт ресурсов системы качать саму систему? Это как стрелять себе в ногу. Спойлеры имеют смысл только на коротких отрезках — для решения задач конкретных предвыборных кампаний, для отъема конкретных голосов. Но ни «Республика», ни штабы Навального в выборах не участвуют. Если их допустят, то тогда появятся основания для того, чтобы рассуждать о том, что они специально созданные властями спойлеры. А пока оснований я не вижу, — говорит политолог Аббас Галлямов.

В заключение собеседники Mkset говорят о необходимости власти начать вести диалог в стремлении услышать самые разные категории граждан.

Заявления с призывом к чиновникам вести диалог за последнее время неоднократно делал и сам глава региона. Накануне первого митинга Радий Хабиров и вовсе признался в том, что он и его команда «где-то не дорабатывают», раз люди выходят на улицы. Изменит ли что-то волеизъявление народа через выход на протест или призывы Хабирова к установлению диалога, покажет время.

— По протестным акциям в Уфе мы можем сказать, что степень радикализации уже достаточно высока, и пытаться снизить её исключительно силовыми методами невозможно, — подытоживает Евдокимов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter