Адвокаты Игоря Изместьева считают, что при защите клиента все средства хороши

Адвокаты Игоря Изместьева считают, что при защите клиента все средства хороши

1 июля, 03:05
Политика
Шокирующие заявления на днях сделал Александр Веремеенко на пару с Юрием Бушевым, организовав пресс-конференцию. Бизнесмены заявили, что экс-сенатор от Башкирии Игорь Изместьев, обвиняемый в терактах и заказных убийствах, не имеет никакого отношения к инкриминируемым ему злодеяниям. По мнению предпринимателей, дело против Изместьева сфабриковано, а сам он оказался стрелочником, на которого списали все громкие башкирские убийства последних лет – бывшего зама гендиректора ОАО «Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод» Салавата Гайнанова и главного бухгалтера ЗАО «Башнефтехимторг» Валерия Сперанского.

Спикеры заявили, что к этим преступлениям на самом деле причастны люди, «лояльные к семье Рахимовых». Понятно для чего понадобились скандальные заявления – на днях начались в Мосгорсуде слушания дела Изместьева. Подсудимый – человек не бедный, имеет восемь адвокатов и для защитников важно посеять сомнения у присяжных в виновности их клиента. Непонятно, как столь разные люди – Юрий Бушев и Александр Веремеенко оказались одержимы одной идеей – опровергнуть официальную версию следствия.       

Юрий Бушев – признан потерпевшим в уголовном деле, где обвиняемым выступает Игорь Изместьев. По версии следователей, именно Изместьев отдал приказ киллерам из кингисеппской группировки расстрелять в Москве гражданскую жену Бушева 40-летнюю Галину Перепелкину в 2001 году. Александр Веремеенко не менее любопытный персонаж – старший брат скандально известного банкира Сергея Веремеенко, который будучи совладельцем «Межпромбанка» в 2003 году пытался участвовать в выборах на пост башкирского президента, но, получив окрик из Кремля отказался от участия во втором туре, оставив в недоумении единомышленников.

Несколько лет назад невозможно было представить, что Веремеенко и высококлассный аудитор Юрий Бушев окажутся в одной лодке. В свое время один из братьев не только лишил Бушева бизнеса, но и упрятал бизнесмена в тюрьму.

Десять лет назад Юрий Бушев являлся заместителем директора и соучредителем ЗАО «Башнефть-МПК», занимавшейся поставками крупных партий нефтепродуктов в Западную Европу и приносившей около 300 миллионов прибыли в год. В 1998 году фирма создавалась при участии «Межпромбанка», но, похоже, в какой-то момент, банкиры решили прибрать к рукам все предприятие целиком.

1 декабря 1999 года в УБОП по РБ при Уральском РУБОП поступило заявление от управляющего ООО «Межпромбанк» о финансовых нарушениях и превышении полномочий ее директором Владимиром Семеновым. В частности, в «Межпромбанке» уверяли, что г-н Семенов, «путем обмана и злоупотреблением доверия составил фиктивный договор собрания акционеров и присвоил 100 тысяч рублей, которые истратил на личные нужды». 

Владимир Семенов, как только узнал, что на него в РУБОПе лежит «заява», тут же дал деру, но вовсе не потому, что считал себя виновным в растрате 100 тысяч рублей, а потому что, скорее всего, подозревал о всесильности заявителя. За неимением директора фирмы рубоповцы через полгода схватили его заместителя – Бушева, арестовав несчастного в питерском аэропорту Пулково, откуда тот намеревался вылететь в Дублин. Но вместо Ирландии Юрий Бушев оказался на тюремных шконках в уфимском СИЗО, где провел около года.

Кстати, в тот момент, когда Бушев находился в заключении, киллеры, нанятые Изместьевым, расстреляли его жену – Галину Перепелкину, оббивавшую пороги Генпрокуратуры с просьбой освободить мужа. Нотариус считала, что обвинение против ее супруга – надуманно и прикладывала документы о фальсификации доказательств заявителем. Позже выяснилось – дама была права.  

Интересно, что Семенову удалось договориться с преследователями – бывшего гендиректора отпустили под залог в 100 тысяч долларов. Но г-н Семенов был всего лишь наемным служащим и не интересовал тех, кто развязал войну против нефтяной компании. Зато к Бушеву, все это время пока он парился на нарах, по словам следователей, шли парламентеры с требованиями отдать свою долю в прибыльной фирме в обмен на свободу.

Кстати, пока расследовалось это уголовное дело, все счета компании арестовали, бухгалтерские документы изъяли, а новым директором «Башнефть-МПК» стал некий Виктор Хламов, который, конечно же, чисто случайно оказался сотрудником «Межпромбанка». Тут же у нефтяной компании открылся счет в заинтересованном кредитом учреждении и средства, заработанные Семеновым и Бушевым, потекли к банкирам. 

Типичный рейдерский захват с использованием правоохранительных рычагов – потом такие схемы войдут в специальную литературу.    

Но, уголовное дело против Бушева, которое составляло более семи томов, рассыпалось на стадии передачи в суд после вмешательства прокуратуры – возможно, в надзорном ведомстве дошли руки до жалоб Галины Перепелкиной. Сидельца внезапно освободили за отсутствием в его действиях состава преступления.

Выяснилось, что сотрудники «Межпромбанка» подделали платежные поручения о перечислении уставной доли в прибыльную контору и, по сути, на средства фирмы никак прав не имели. И заявление банкиров в правоохранительные органы преследовало определенную цель -  «закошмарить» несговорчивого собственника. Любопытно, что как только выяснилась правда о некрасивых действиях управляющего банка, он «принялся уклоняться от показаний по делу, ссылаясь на загруженность».

Центробанк России подтвердил, что «Межпромбанк» никаких денег в качестве учредительного взноса в «Башнефть-МПК» не перечислял. Проведенные следствием две физико-химические экспертизы платежных поручений датированных 5 марта 1999 года о якобы внесении банкирами учредительного взноса, доказали – рубоповцам представили фальшивки, изготовленные на компьютере. 

Следователи, расследовавшие  уголовное дело № 9010093 пришли к неожиданным выводам: «Заключение экспертов в сопокупности с другими доказательствами достоверно и объективно свидетельствуют о поддельности представленных Сергеем Веремеенко документов, послуживших основанием для отстранения Семенова В.М. от занимаемой должности ЗАО «Башнефть-МПК», назначения на эту должность Хламова Д.А. и последующего хищения средств, принадлежащих ЗАО «Башнефть-МПК».

Исчезновение денег со счетов нефтяной компании, пока собственник парился на нарах, подтвердила проведенная ревизия. Существование поддельной печати, которой заверялось перечисление денежных средств из чужой фирмы в «Межпромбанк», установлено экспертизой. Не трудно догадаться, что уголовное преследование неугодного совладельца было определенным «заказом».  

Позже самопровозглашенного директора Хламова от должности отстранил суд, а управляющему «Межпромбанка» Фемида запретила выступать в роли члена совета директоров и совершать от имени «Башнефть-МПК» какие-либо финансовые операции.

По факту подделки документов и хищения чужой собственности в ЦАО Москвы возбудили еще одно уголовное дело, за расследование которого взялось МВД РФ, но впоследствии оно вернулось в Уфу, и было добросовестно похоронено. Следователи не посчитали нужным давать правовую оценку неправомерным действиям управляющего в тот момент одного из крупнейших банков страны – сила денег всегда была велика.   

Тем более, ни Семенову, ни Бушеву не пришло в голову отстаивать в судебном порядке свои честь и достоинство, скорее всего оклеветанные и обобранные мужчины решили не связываться с влиятельным противником. А бороться с банком за возвращение уведенных денег, вероятно, посчитали просто невозможным.  Правда, в Уфе они свои дела больше не вели. 

Но спустя восемь лет после трагических для него событий Юрий Бушев озвучивает журналистам совсем другую версию произошедшего. По его словам, на него пытались надавить люди из «рахимовских заводов», чтобы «переоформить состав учредителей «Башнефть-МПК», введя в него лояльных башкирским властям лиц».

Насколько правдивы заявления бывших недругов – определит суд, но эта публичная коллизия лишний раз доказывает – в политике не бывает друзей, а бывают только общие интересы.  

Антонина ЧЕСНОКОВА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter